Перейти на главную страницу >>>

 

Святороссы.

Андрей Черноморский.

Что такое «национальность»? …

Наш привычный образ жизни и повседневное однообразие заставляет верить в то, что мир является постоянным и незыблемым. Нам кажется, что настоящее всегда было и будет таким всегда. Хотя рассудок подсказывает, что это не так, что происходят события, навсегда меняющие ход привычных дел, что рано или поздно любая вещь изнашивается, а нас в конце всей суеты ждет смерть. Но мы все равно себя самоуспокоительно обманываем, мол это будет где-то в будущем, да и не с нами может. И что все важное в жизни уже придумано и расставлено умными головами и менять привычный порядок вещей просто незачем. Но такой-ли он истинный, этот порядок? Почему нас так назойливо стараются зациклить на повседневных потребительских установках? «Бери от жизни все!».

Но при рассудительном взгляде можно увидеть вещи, о которых на обывательском уровне думать просто недосуг. Попытаемся приложить этот взгляд к тому пониманию, которое мы привыкли вкладывать в слово «национальность», то есть принадлежности каждого из нас к определенной группе человеческого общества – народу. Стоит обратить внимание, что до 19 века этот термин не употреблялся в том виде, как мы его понимаем, люди осознавали себя подданными такого – то государя, и этого хватало. Заметим и то, что в большинстве современных европейских справочных изданий, понятие «национальности» трактуется как синоним «гражданства», т.е. как условие членства в национальном государстве.

Но нас приучили, что национальность неизменяема – это какие-то внешние телесные признаки, данные нам от рождения, это графа в паспорте, как фамилия и имя, как рука или нога. Но фамилию и имя мы можем менять, а можем ли поменять национальность? Выходит, что по законам можем. Но в жизни, для нас, жителей бывшего Союза это звучит нелепо. Нас обманывают. Отсюда и вытекают всякие бредни о нечистоте русского народа, о смешении его с татарами, финнами, о «чистых» украинцах, о националистах, о немецкой крови Романовых, запутывая нас на биологической почве. И живут у нас русские, переименованные в украинцев, внутри может и не согласных, но слепо принимающих такое наименование, якобы «по факту рождения».

Попробуем немного осмотреться в интересующем нас вопросе и определиться самим, что-же такое – национальность?

История человечества показывает, что народы, как и отдельные люди, тоже рождаются и умирают. У них есть своя молодость, старость. Например, совсем в недалеком прошлом появились немцы, французы, англичане, или американцы. Они ведь не возникли из ниоткуда, но им предшествовали живые люди, себя не считавшие ни немцами, ни американцами. Значит те люди, по какой-то своей причине, забыли свое старое наименование и стали основателями нового человеческого сообщества. А куда делись, скажем, латины, эллины, лангобарды, готы? Вымерли? Нет. Рассыпалось объединение людей под этим названием, сами же индивидуумы вошли в состав организовывающихся итальянцев или греков. То есть, на основании живших ранее людей, при калейдоскопе смешений, появляется новое сообщество, с собственной, свойственной только ему манерой поведения – новый народ. Человеческие существа имеют склонность на всех уровнях своего существования образовывать коллективные формы: в быту, в игре, на работе, по интересам. Например, в организации современного города можно выделить огромное количество таких структур, начиная с самого крупного – что все люди, допустим города Луганска – луганчане. Это их объединяет, и даже будучи в других городах, дает чувство принимать человека из Луганска за «своего». Спускаясь глубже, в самом городе, мы находим объединения людей различных профессий, политических взглядов, которые между собой даже могут и враждовать, оставаясь при этом едиными луганчанами. На этом уровне понятие «свой» еще больше сужено. Самое простое – это объединиение дворовых мальчишек, враждующих с соседскими дворами. Любой из этих уровней человек способен поменять и начать осознавать себя составной частью другого объединения – работы, города, страны, оставляя в памяти нежное чувство к оставляемому сообществу. А можно ли менять более высокие человеческие группы – народы? Следуя логике – да. Но поразмыслим.

Когда нам пытаются преподать за политическую партию бригаду дворников, то здесь происходит очевидная подмена ранжировки понятий. Правила игры одного коллектива приравнивают ко всем другим коллективам, не считаясь со степенью подготовленности к принятию этих правил данными коллективами. Однако, при долгом и грамотном внушении можно все же убедить внушаемых, что дворники – партия, а любой политик – принц голубой крови. Также можно касту врачей или учителей, либо военное сословие казаков заставить думать, что они отдельный народ. Или, что все шахтеры – летчики. Теоретически это выглядит поначалу нелепо, но на практике, оказывается, эта схема хорошо работает. То есть, выращивая «законно» новую формацию, ее замыкают на себе и уже незаконно удерживают от распада, меняя правила игры. С нашим самолюбием тяжело не попасть в такие сети. Но если предупрежден, значит вооружен.

Человечество развивалось с древних времен непременно образуя различные группы. Каждый сын Сима, Иафета и Хама становился родоначальником своего народа и осваивал определенную территорию, строя городские поселения. Близкие по расстоянию города были и близки по манерам поведения, из-за смешения переходящих туда-сюда жителей. По сути, каждый город с окрестностями составлял на то время государство. Эти города, в силу разных причин, то ли добровольного, то ли завоевательного характера вскоре составляли уже более высокоорганизованные общества – империи. Срок жизни каждого города или империи зависел от ряда благоприятных и неблагоприятных факторов, которые в нашей теме нам не важны. Попытаемся увидеть в этой системе жизнеустроения привитое нам понятие национальности. Итак, наше нынешнее представление о ней связывается с пониманием внешних признаков человека, такой-то нос, волосы, глаза, но древние жители определяли себя просто: по названию города, племени, и правителю ими управляющего. При вхождении в империю, это право они не теряли, как и кузнец, переходящий в другой город не переставал быть кузнецом. Но у них появлялась более высокая ступень иерархии, на которой они получали и более широкое новое наименование, скажем, к примеру – римлянин. Наименование для самой империи давалось, как правило, от того племени или города, который и затеял устройство империи. Римлянином мог быть уроженец любого цвета кожи, принимающий римское право. Зададимся вопросом – римлянин, это национальность? Таким оно не совсем подходит под нашу формулировку… Значит вернемся обратно – в империи живут разные национальности. Возьмем группы городков, либо племя, кочующее на одном ареале. У них должен складывается свой генофонд и они составляют обособленные общества, имеющие свои физические признаки. Это как-бы, уже шаг к национальности? Но практика древних народов была такая, что они в военных походах забирали чужих женщин и рожали себе от них дома полноценных детей своего народа. Племя мадьяр, например, пришедшее в Европу, усилилось путем пленения европейских женщин и всех желающих к ним влиться, и образовало Венгрию. Появилась национальность – венгр? Нет, но попавшие сюда жители стали подданными короля Венгрии. Где-то есть четкие границы начала национальности? На каком этапе можно сказать: «Все. Стоп. Тебя уже не берем, ты чужой!» Но если брали вчера, то что мешает брать и завтра? Если какому-то городу не нравился король, то он переходил под скипетр другого короля, не говоря уже о людях. Города очень часто завоевывались и переходили из одного (национальности?) королевства в другое. При этом население особо не сопротивлялось, если не ущемлялась религия, исповедываемая этим городом и не устанавливались кабальные налоги. Монолитность нации вовсе не в ее уникальном генотипе. Мы привыкли к монолитности французов, немцев, но копни их, и польются гасконцы, баварцы, бретонцы, саксонцы, составляющие эти нации. И при необходимости это прекрасный полигон для создания новых народов. Существование замкнутого от всего мира коллектива, это редчайшее явление. Такого, как нам хочется понятия «национальности» в европейских народах мы не найдем. Лишь как уникальное явление нам встречается замкнутая система – Япония или Корея. Но та же Корея, будучи единым этносом, разделилась по политическим мотивам и на сегодняшний день являет собой уже два разных народа. Так что и замкнутая система – не фабрика изготовления единой нации, коль все-же находятся обстоятельства для ее раскола.

Однако желаемые нами свойства национальности мы все-таки можем найти на еще более широком уровне человеческой организации – расах. Все европейцы составляют единую цивилизацию – суперэтнос, поведенческая система которого отличается от других суперэтносов, скажем негроидного, китайского или арабского. Отличия между ними видны и на физическом уровне и на ментальном. Но на практике и на этом уровне мы наблюдаем происходящие сбои. Отдельные индивидумы этих суперэтносов, приживаясь в другом и принимая другой стереотип поведения, вскоре воспринимаются там уже как свои, невзирая на природные отличия. Либо противоположный вариант, упоминаемый выше, когда приходящий элемент многочисленнее, то он поглощает незадачливых аборигенов и утверждает на новой территории свои ценности, меняя даже и названия. Оба эти варианта мы можем проследить на современной Европе – сначала она впитывала и растворяла всех, теперь ее назойливо обживают и поглощают увеличивающиеся черные мигранты.

Значит, исходя из всего этого, национальность,все-же не лежит в сфере того, каким человек родился. Это больше свойство того, с каким человеческим обществом человек желает себя отождествлять, начиная от профессии, религии и заканчивая Цивилизационным выбором. Главное, какие ценности он считает для себя важными, и с какими хочет связать свою жизнь. То есть, в подданство какого короля (государственной модели) он желает перейти, непременно оставляя за собой право на память о своей малой Родине и род своего занятия. Отсюда и появляются негры-французы, китайцы-американцы, русские немцы. А память эту он либо вскоре забудет, либо воссоздаст на новой Родине, если она окажется нежизнеспособной.

Мы проследили, что на протяжении существования человечества этносы то появляются, то исчезают, люди составляющие одно племя, при его распаде попадают во влияние другого, более жизнеспособного и становятся его составной частью. В итоге, мы убедились сами, что нация не есть постоянная, а довольно свободная форма существования человеческого общества.

Что общего с нами имеют русские, уехавшие в Европу на ПМЖ в силу своего влечения к тому образу жизни, и ставшие там немцами, итальянцами? Только место рождения, которое для них становится просто досадным недоразумением. На деле они уже реально чужой нам народ, потому что поменяли стереотип поведения, даже и живя еще в России. Но тот, кто не может и не хочет менять свой стереотип, всегда будет чужим, попадая за границу и вечно тосковать по Родине. Он становится русским на чужбине. На этом примере мы снова подошли к вопросу о принадлежности национальности, как возможности ВЫБОРА самого человека.

Это даже прописано в современной конституции Российской Федерации, пункт 1 статьи 26 гласит: «Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принуждён к определению и указанию своей национальной принадлежности». Но это грубо нарушается. Мы не делаем свой выбор, а принимаем навязываемый. Россиянин, украинец. Русских подло рассеяли и переименовали. И вдобавок убрали из паспорта графу «национальность», лишив права выбора.

Часто мы сталкиваемся с такой ситуацией, когда у человека отец русский, мать полька, или отец азербайджанец, мать грузинка. И живет такой гражданин всю жизнь с раздвоенной личностью, не зная, куда себя определить. Потому что находится под искусственным стереотипом. Но тот, кто от него свободен, сам для себя делает ВЫБОР, и стает членом того народа, который близок его менталитету. Мы снова видим прецедент, когда национальность, все-таки, можно выбирать. Вспомним советскую установку: мать туркменка, отец узбек, а я советский человек. Но там было можно и нужно, а сейчас нельзя.

Какие еще свойства могут определять национальность? Скажут – язык, важное отличие национальности. Но кто тогда, американцы, бразильцы, канадцы, австралийцы, не имеющие собственного языка? Но кто будет спорить, что они не отдельные народы? А если человек родился слепоглухонемым, то он выходит безнационален? Отпадает.

То понятие национальности, которое нам внедрили, в жизнь стало внедряться с 19-го века начинающими тайными воротилами, жаждущими власти над всем миром. Оно выгодно в том, что человеческое общество можно разделить на массы частей, как указывалось выше, вплоть до разделения по районам города. Чем она меньше, тем легче управлять каждой его частью. Каждой более или менее обособленной части можно внушить, что она отдельное целое и на чувстве гордости создать маленький эгоизм.

При условии, что ты уже родился в этом обществе, как и при выведении породы животных, ты утрачиваешь способность к полноценному союзу с соседними «народами». Так как при этом, если человек попадает жить в другой народ, то он всю жизнь осознает себя там чужим. Только из-за того, что не родился таким, он чувствует себя ущербным. Но раньше, как мы помним, было не так. Сейчас мы бы просто не знали «чисто русского» поэта Пушкина, если бы он не почувствовал себя русским.

Нас насильно привязывают к антинародным идеям. Китайская империя впитала в свой состав все пограничные племена, сделав их полноценными китайцами. А «лоскутная» Австрийская империя распалась, раздираемая «многонациональными» ее частями. Эффект сработал. Темным силам не нужны мощные христианские империи. Создавшуюся мощную Германскую Империю и Италию, чтобы погасить пыл, превратили в нацистов. Нацизм – это когда прививается чувство, что твоя нация лучше всех, а остальные «недочеловеки». Он нужен для того, чтобы крепче утвердить разницу между нужными народами и заставить их исполнять чужую волю ради «высокой идеи» добровольно, а не насильно. К тому же все европейские нацизмы, всегда почему-то дышат ядом в сторону России. И немецкий нацизм взращен был как инструмент для единственной цели – бросить его на Русь. Современные нацизмы не исключение. А это до боли однообразно знакомый почерк: по всем видимым плодам можно сделать вывод, что производителями их является «сообщество последователей Талмуда», которое и взяло в прошлом на себя функции тайных мировых воротил. Отсюда делаем вывод, что русского нацизма просто не может существовать, а все попытки его проявления в виде шествий по городам, опять же искусственны. Если в нынешнее время создается нация, значит она кому-то, для чего-то нужна, прошли времена хаотичных «Переселений народов».

Какие еще есть подводные камни у национальности? Огромное влияние на разделение или соединение народов влияет религия. Она может разделять один по крови народ на непримиримо враждебные, как например боснийцев, хорватов и сербов. Либо объединять, как мусульманство, собравшее массы разрозненных арабских племен. А в Императорской России все православные писались, как русские. Кстати, по своему качественному отличию православных христиан от других людей, их также можно смело выделить в отдельный рассеянный народ. Причем даже отличный от остальных «христиан»(протестантов, католиков), давно превратившихся в элемент западной потребительской культуры. А почему и нет? Ведь евреи, как ни смешиваются по миру, всегда остаются евреями, если придерживаются иудаизма. Есть даже у них черные, эфиопы – евреи. Только лишь переходя в христианство, еврей становится чужаком и изгнанником. Да вот только, православные, как народ – это страшнейшее оружие против диавола. И он постарался, чтобы эта мысль даже не возникала никогда, ни у кого в голове. Вся история Христианства – это непримиримая борьба со злом, в любом его проявлении. И уж точно, не было бы никакого Христианства, если-бы это было не так. Даже название, «Церковь воинствующая» говорит о том, что мы должны быть постоянно готовыми положить жизнь свою за Христа, за Истину и за други своя. Так Россия этим и жила, пока не стали нас враги назойливо учить ложному смирению и послушанию любому, кто нацепил на себя священнические ризы. А в эти ризы нарядиться может ведь любой, поди загляни ему в душу… И боится народ слова сказать о творящемся беззаконии на его же глазах, потому что во рту кляп – не осуждай. А наши славные предки не долго думая, заряжали такого учителя в пушку и отправляли туда, откуда пришел. Такой-же вариант мы можем наблюдать на примере Волжской Хазарии, когда коренной народ хазар изнутри потихоньку был захвачен пришлым – иудеями, но оставшихся считаться формально хазарами. Это все свидетельствует, что менталитет любой человеческой формации легко заменяем, вроде и формы и названия остаются те же, а сущность другая. Что-же именно здесь является национальностью? Тело или душа? Наверное все-же дело больше в идеологии, чем в рождении.

Или другой вариант – все тот же генетически народ, но название и сущность изменились: была Россия и русские, а стал СССР и советские, а теперь вот уже эРэФ и россияне с украинцами(для запутывания народной памяти). Национальность где: по крови – русский, или по мироощущению – советский или россиянин?

А если, допустим, понаедут в будущем в Луганск негры, нас ассимилируют, и станут жить с тем же с названием -«луганчане». Соответственно, если то же самое с Украиной – украинцами (как во Франции, полно негров – французов). Реалистично? Да. Даже реально! Тогда о каких внешних признаках национальности мы говорили? В данной ситуации и они считают себя искренне украинцами(французами), луганчанами, и мы. Но это лучший вариант, худший, когда они образуют здесь свою Нигерию, забыв наглухо о нашем существовании. А кто же прав? А прав тот, кто сильнее. Вот и вся истина. Либерализм – это обоснованная нежизнеспособность данного коллектива. А национальность уже подберется по мере сложившейся ситуации, как захочет победитель.

В нынешней Европе стала нормой смена своего пола, небывалое кощунство в совсем еще недалеком прошлом. Но почему же смена национальности не пропагандируется таким же простым процессом? Куда проще сменить одно название на другое, чем пересаживать гениталии? Но и здесь все просто – это не нужно «шахматистам». Транссексуалы – это вырожденцы, что и требуется властителям мира, от них не будет никаких проблем, пусть себе резвятся. А земное человечество должно сидеть в отведенных ему гордых клеточках, по факту своего рождения в них и страдать, добиваясь улучшения пайка – каждая себе одной любимой. И все для того, чтобы когда-то искусственно создать кризисную, невыносимую ситуацию в такой системе и привести доброго дядю, который всех выведет из этого эгоистического круговорота и объединит в единую общую систему, в которой обяжется заботиться о них всех, как своих родных детях. Вот тогда уже будет разрешено всем именоваться одной национальностью – антихристовымм племенем. И наглость обмана поразит многих.

Тайная политическая закулиса хорошо владеет информацией о эволюции народов и использует ее по-своему, оставляя наши знания на уровне скотоплеменных понятий. Они научились создавать новые народы как породы. Для этого что нужно? Определенной группе людей привить, желательно взятые из их стереотипов поведения и образа мышления, а проще места рождения, манеры поведения, указать врага, назвать друга. Через усиленную работу СМИ и образование, рождающиеся дети уже являются полноценным необходимым материалом.

 

То есть, процесс возникновения нации можно отнести к волеизъявлению определенной группы лиц (причем независимо – искусственного или естественного характера), имеющую общую объединяющую идею, средства и возможности к достижению этой цели. Как показала история, все эти группы лиц, если хотели строить свое общество по кровному признаку, всегда терпели крах. Эта идея нежизнеспособна, так как не имеет обширной пополняемости данного общества.

Попытаемся приложить разбираемый вопрос наконец-то и к нам самим. В естественных условиях появление нового сильного этноса обычно предполагало и его желание создать свое государство, запомним это. Причем все соседские скитальцы примыкали в зарождающееся сообщество, если чувствовали его силу, либо бывали завоеваны, если составляли конкурирующую основу. В случае принятия правил поведения победителя, они приживались, в случае-же противоречий, просто истреблялись, как чужие.

Основой Руси стали славянские племена, имеющие довольно миролюбивый характер (в сравнении с нравами того времени). И эта черта их делала иным народом по отношению к германским племенам, она вошла в разделение осознания разницы между этими двумя этносами. Почему именно германскими? Потому что мы жили вплотную и могли бы по праву стать единой семьей, но не стали по вышеуказанному свойству.

На территории будущей Руси ключевым городом к объединению славян явился Киев. Он имел такую идею, которая оказалась более практичной нежели Новгород. На то время славяне представляли разрозненные племена, но с помощью силы и ради всеобщей пользы, Киев из них образовал Древнерусскую народность. Принятие христианства Русью вывело ее в разряд носителей мощных идей, способной к привлечению к себе племен низшей формы развития (язычников), безцельно кочующих по окрестным степям и лесам. В Русь вошли многие жившие ранее на этой территории остатки разных степных народов и без проблем стали (именно стали) русскими. Но киевская идея имела червоточину и единое государство начало расшатываться. Распаду русского народа (не государства) не дала свершиться Православная Церковь, которая явилась объединяющим стержнем. Попытки восстановить былое единое государство никогда не оставляли русских, так как они, все-равно, чувствовали всех жителей русских княжеств своими, православными. Только в том случае, если какой князь переходил во влияние чуждого католического мира, то он становился и сам чужим для всех русских. Появлялись разные варианты Новой Руси: идея Галицко-Волынского княжества не прижилась, так как была не в унисон с верой русского народа. Литовская Русь имела шансы на успех, но также переориентировавшись на Запад, потерпела крах. Идея Новгородской демократии перестала считаться русской, когда начала искать союза с немцами против Москвы.

Возникновению новой русской идеи мы обязаны Александру Невскому. Он первый из князей осознал, что Европа самый главный враг для Руси. И его союз с Золотой Ордой, не попиравшей Веры, дал возможность вырасти новому русскому этносу – московитам, затем ставшими великороссами. Эта идея оказалась настолько сильной, что вобрала в себя все земли Древней Киевской Руси и даже самих азиатских завоевателей. Все века до этого, в степной Азии производились массы кратковременных попыток объединить ее в Великую Империю. Самая колоссальная – Монголия, также оказавшаяся зыбкой, как и предыдущие, однако, она сама того не ведая, передала свое достижение России, которая им грамотно воспользовалась. Россия перехватила также и Византийскую модель, переварив ее на свой, более жизнеспособный лад. Из этого получилось уникальнейшее христианское государство всех времен и народов, отчего становится понятным зависть и лютейшая злоба к ней князя мира злобы поднебесной и его слуг.

Но мы недооценили наследство наших мудрых предков и очередная дружба с западом вновь ввергла страну в 1917 году в феодальную раздробленность. «Талмудическое сообщество», захватив Россию, стало изобретать многочисленные варианты появления новых народов и государств на нашей земле, которые ранее и не думали о таком состоянии своего бытия. Их целью было постараться быстрее стереть память о таком мощном проекте в головах нежелательных строителей. Но по воле Божьей им в этом помешал Сталин, решивший в этой суете создать свою империю и вывести свой, новый – «советский народ», лишь отдаленно напоминающий русский. То есть, выплыл из темного ларчика спрятанный древний инструмент, что победители имеют право создавать новые народы. Ну а побежденные, естественно становиться этими народами. И этот механизм работает до сих пор. Мы побежденные и следуем ему, как послушное стадо. Из нас, на протяжении века лепят, то что хотят, а мы послушно рожаем и отдаем в антирусские проекты своих детей. Мы убеждаемся в том, что в наше время способность людского общества к коллективизму, уже не пущена на самотек, а хорошо управляется извне. Так может и нам самим воспользоваться сим дивным инструментом?

Россия, будучи долго под влиянием Европы, несет в себе и определенный процент людей, ориентированных и мыслящих по-западному. То есть эти люди, в силу копирования чужых правил, не имеют собственной основы и сил для зарождения нового народа. Искусственно его выделить и назвать «россиянским», «украинским», дело политтехнологов, но от того и все неурядицы в нем, что это не естественно. Россияне и украинцы выращиваются в наше время как народы западного образца, утерявшие исконную русскую сущность. Те же, кто не желает менять свою сущность (может даже интуитивно) восстают против такого наглого вторжения. Антирусская власть старается не замечать этих недовольных, как будто их не существует. Но они, слава Богу есть. Их костяк уже сформировывается. И мыслят они одинаково и узнают сразу друг друга, и чувствуют друг друга притяжение. И порой они появляются даже из самих европейских и иных народов. Потому что влечет их наша православная вера и таинственная для них Русь, хранящая в себе что-то более глубокое, чем «хлеб и зрелища». Но и нет пока наименования для этого единомышленного образования: они православные, они против будущей печати антихриста, опережая события и своих более безпечных собратьев, отказываясь от замены имени на число зверя уже сейчас, они за Самодержавную русскую власть, за забытую Русскую идею русских предков. Это конечно люди русские, но они вкладывают в это понятие иной смысл, в отличие от обычных русских, считающих себя таковыми только лишь по рождению. Этот новый народ, с совершенно отличным образом мышления, уже сейчас является отдельным как от одного – остатков «советского народа», так и от другого, прозападного «россиянского» и «галичанского». И если не иметь искусственного стереотипа антихристианского мышления, то его можно смело назвать новым этносом, стремящимся и обрести свое русское государство и обрести собственного Государя.

Как в свое время русские, построившие Московскую Русь назывались московитами, чтобы отличаться от иных соплеменников, однако не переставая от этого быть русскими, вместе с галичанами и новгородцами, так и сейчас, образование нового русского народа, вернее его нового вида существования, должно получить и новое название. В отличие от искусственных украинцев, россиян, белорусов, казаков, сибиряков, поморов, это образование естественно и всячески нежелательно исконным русским врагам.

Конечно, в таком случае сам центр возникновения нового стимула к единству и возрождению нового русского этноса, может послужить и его названием. По старой русской традиции – Киевская Русь, Владимирская Русь, Галицкая Русь, Московская Русь, может возникнуть: Уральская Русь, Казачья Русь, Тираспольская Русь или Луганская Русь… Очаг нам пока не известен, но он обязательно будет. Многие места России хранят предания о том, что именно в них начнется возрождение, и они будут центром Новой Руси. И это показатель того, что русский народ в ожидании сего часа, что он на пороге своего великого будущего. Надо заметить, что сама эта мысль летает уже в очень многочисленных головах. Не тщеславия ради введено сочетание Луганская Русь. Наш край также имеет такое пророчество не прославленного в лике святых старца-диакона Филиппа Луганского. Он говорит, что именно в Луганске начнется рассвет Руси и назовется он под конец времен Святоградом Луганским. И что свидетельством тому будет прорастание каменного дерева, свидетеля чуда, совершенного старцем Филиппом. Правдиво ли оно нам донесено неизвестно, да и не важно, но оно идет в такт чаяниям русского народа. Но на все Святая Воля Божья.

Однако, гадать скорее здесь не придется – название будущей Руси уже определилось, и искать его нужно в нашем прошлом. Русский народ с давних времен вынашивает идею осознания своей Родины, непременно как – Матушки Святой Руси. Народ русский вполне уже может выделиться из россиянской массы с новым названием – святорусские, или святоросы (повторюсь, не переставая быть русским). Не слишком ли гордо и надменно? – спросит по своему смирению православный человек. И этим еще больше покажет свою принадлежность к этому народу. Ведь мы знаем, что Святые отцы учили, что в конце времен человек, уже просто не принявший печать антихриста, спасен будет только этим, а спасен, значит свят для Господа. Последнее царство будет сопротивляться антихристу – оно не только его печать не примет, оно не войдет в его ойкумену. Это будет Царство последних святых. В это царство будут приняты все желающие быть с Богом, не взирая на придуманные до этого национальности, они создадут новый этнос и составят тот последний народ на земле, считающий Бога своим Отцом и будут подданными Царя, вымоленного ими у Господа. Поэтому идея Русского царства на земле, всегда была как подобие Царствия Небеснаго. А способность принимать в себя другие народы на равных правах, русский народ имел в себе изначально, потому что русский народ создал свое государство для спасения душ человеческих, а не для поиска земной славы. Кто это забывал, тот переставал быть русским и тут-же попадался в диавольский капкан – желал стать европейцем (как образом сытой и беззаботной свиньи), изобретая себе для этого новую «европейскую национальность». Поэтому нам и надо пристально наблюдать за происходящими событиям и молить Бога о даровании нам таких сил, чтобы исполнить свою заветную мечту. Сбросив с себя колдовство лжи, на нас наложенное, мы должны наконец, сделать для себя незашоренный выбор – КТО МЫ? Рассчитывая, что восстановление Руси – дело далекого будущего и что его за нас будут делать наши дети, означает перекладывать на них свою ношу. Но ведь обычное чувство родителя желает дать своему ребенку обеспеченное будущее, чтобы отойти к Богу со спокойной совестью. Мы же похожи на нерадивых родителей, если не хотим строить Дом для своих же детей. А при нынешних технологиях, будущие укры и эрэфы уже могут и не вспомнить того, что их предки звались русскими… Стало быть, дело строительства Святой Руси ложиться на нас с вами, и начать надо с того, чтобы перестать быть послушной марионеткой в чужих руках…

http://iks2010.org/?p=34384

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

SpyLOG Rambler's Top100