Перейти на главную страницу >>>

 

СУД НАД ЦАРСКИМИ СВЯЩЕННИКАМИ

Дорогие отцы, братья и сестры!

 

Продолжается безпрецедентный суд над царскими священниками о. Михаилом и о. Олегом с Алтая. Мы уже писали об этом в предисловии к статье о. Михаила «Кто как Бог»: http://tsarskiy-kitezh.ru/kto-kak-bog/ . 15 августа в 6 часов утра по московскому времени состоится апелляционный суд в г. Барнауле, на котором будет решаться вопрос о направлении на принудительную психиатрическую экспертизу наших пастырей. Обращаемся к вам с просьбой о молитвенной поддержке алтайских батюшек. Они подвергаются испытаниям за отказ от паспортов РФ, за то, что приняли всем сердцем Помазанника Божия Георгия-Михаила Владимировича, за то, что служат царскую литургию. Силовики нашли формальный повод, чтобы осудить их. Вы помните, что Барнаульская епархия первой в стране развернула клеветническую компанию против Георгия-Михаила Владимировича его сторонников и владыки Корнилия. По ходу судебного разбирательства видно, что епархия является истинным заказчиком этого судилища. В адрес чиновников Алтайского края нашими сторонниками были направлены ходатайства о прекращении глумления над священниками. О. Михаил и о. Олег на двоих воспитывают 11 детей. И из них делают государственных преступников. Здесь мы публикуем заявление о.Михаила в прокуратуру Алтайского края, из которого вы увидите трагичность всего происходящего. МОЛИТЕСЬ православные!

Прокурору Алтайского края

г-ну Я.Е.Хорошеву

656059 г . Барнаул,

Партизанская, 71

от обвиняемого Костырина

Михаила Николаевича,

проживающего по адресу:

Заявление в прокуратуру Алтайского края

на действия судебно-психиатрических экспертов

Уважаемый Яков Евгеньевич!

09 марта 2013 года, я Костырин Михаил Николаевич, проживающий в г. Бийске, с моими друзьями, в т.ч. иереем Олегом Решетниковым, направлялся на малую родину в Казахстан в миссионерскую-паломническую поездку, так как являюсь священником. При себе я имел мой военный билет, мои водительские права, и мое нотариально-заверенное свидетельство о тождественности меня и моей фотографии. У меня нет лишь паспорта РФ образца 1995 г ., от которого, до 2007 года, как от антиправославного документа, содержащего массу элементов оккультных и сатанинских практик (см. Выписку из заявления геральдиков в Госдуму РФ по символике и геральдическим символам в паспорте гражданина РФ образца 1995 года), и подразумевающего мою с ними солидарность и согласие в виде подписи, я отказался по призыву христианской совести, в соответствии с особым, традиционным, негативным отношением Православной Церкви к сатанинской символике, неоднократно выраженным старцами, иерархами, церковными соборами, обращениями и самим непреложным Учением Церкви Христовой, изложенным наиболее ясно апостолом Иоанном Богословом. А так же, как от антиконституционного, дискриминирующего меня по религиозному признаку, и как личность, наделенную от Бога – Творца именем, а не личным кодом, как узника концлагеря!

Билет в железнодорожной кассе приобрел без труда, с порядками таможни был знаком слабо, потому и взял все документы, какие имел. При попытке пересечения на поезде госграницы с республикой Казахстан, ст. Локоть, по чужому паспорту, мы с иереем Олегом Решетниковым были задержаны сотрудниками погранслужбы и помещены в изолятор погранслужбы ФСБ г. Рубцовска, на двое суток. Затем доставлены в г. Барнаул, и помещен в ИВС еще на двое суток. После этого решением суда были отпущены под подписку о невыезде. Апелляцию прокуратуры по поводу задержания меня, суд не удовлетворил, и оставил меня на свободе.

Далее я был направлен следователем ФСБ Анисимовым А. М. на амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу в Психиатрическую больницу г. Бийска, по месту жительства, с целью выяснения «все ли у меня дома». Проводил экспертизу 03 апреля сего года, один эксперт, насколько я помню, Шевченко В.Д. Длилась она около получаса. Других лиц в кабинете не было. Спустя около трех-четырех недель следователь по моему делу, Анисимов А.М., сообщил мне по телефону, что по выводам «комиссии»(!) мне необходимо стационарное обследование. Спустя еще около двух недель мне посчастливилось ознакомиться с заключением «комиссии», в составе эксперта Шевченко В.Д. – психиатра высшей категории, Павловой Н.В. – психиатра высшей категории, Антипина Я.Н. – психиатра первой категории, которое я получил по факсу от следователя.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, подписанному ТРЕМЯ экспертами-призраками, я обнаруживаю признаки депрессивного эпизода, органического, астенического расстройства. Однако для уточнения диагноза и последующего разрешения поставленных перед ЭКСПЕРТАМИ вопросов необходимо производство стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в условиях специализированного отделения.

Любому очевидно, что для уточнения диагноза и разрешения поставленных перед ЭКСПЕРТАМИ вопросов, необходимы для начала и прежде всего сами ЭКСПЕРТЫ, а не подписи экспертов, и стационар. Хотя Рубцовскому районному суду, а именно судье Долгих Е.В., это очевидным не показалось.

Мне же очевидно еще и то, что не очевидно самим экспертам. Психиатры – узкие специалисты души (психо – душа). Священство (по определению) специалисты духа. По Священному Писанию, душевные не могут судить о духовном. Психиатрия давно и упорно спотыкается на православном святоотеческом учении. То, что Церковь считает грехом, то психиатрия считает здоровьем и нормой. А то, что в Церковном учении – добродетели, то у психиатров отклонение от нормы. А норма эта меняется не по дням, а по часам. Умножившиеся разврат, содомия, мерзкие извращения, однополые как бы браки, детоубийство (аборты), стяжательство, сатанинские культы, безразличие к происходящему – это норма, а мое, с позволения сказать, расстройство по поводу трагедии «гибели самого непокорного народа и необратимого угасания его нравственного самосознания» (деректива Алена Даллеса по разрушения нашего государства), это уже болезнь, подлежащая лечению!

Психиатр видит согласно своей несовершенной науке, помноженной на несовершенство своей совести, в моем поведении «отклонения», похожие на признаки расстройств из психиатрических книжек, как-то потирание пальцев рук, отождествленное с взволнованностью, ни в чем другом не проявившейся, по причине ее отсутствия (причиной внимания к рукам является полиартрит, о чем было сказано мной ему, во время экспертизы, и им зафиксировано в заключении), невнимательность к своему здоровью (а когда мне им заниматься?), взгляд, направленный в окно, (на неискаженные образы природы, не нарушающие моего спокойствия и молитвы, а располагающие к ней, и зачем мне смотреть в глаза человеку, который ищет во мне больного, пусть сам делает свою сомнительную работу), замедленность ответов (не означает ли это обдуманность, для здравомыслящего человека, а в заключении отнесено к отклонениям). А перебирание четок, отождествляемое с нервозностью, называется просто обычной, всюду творимой, молитвой по четкам, и мешали они больше ему, и были убраны мною сразу по его просьбе. А не следует ли из этого, что завтра помешает им мой нательный крестик?

А если бы перед ним был мусульманин, и в положенное время совершил в его кабинете намаз, какова бы была оценка психического здоровья мусульманина? Эта оценка зависит от недостающих членов комиссии, осведомленных в духовных вопросах. В таком случае непонятные для специалистов моменты поведения, кажущиеся психическими отклонениями, объясняются понятной им по науке, психической нормой, свойственной отдельным этносам, общественным и религиозным группам. Вообще очень прискорбно переводить на ущербный юридический язык, понятия естественные и родные русской православной душе, да еще и в России! Некомпетентность экспертов, соединена с нечестностью, и запрещенной законом конституции дискриминацией по религиозному признаку.

Бог ждет от вас слез покаяния за все зло, творимое в России, а по деградировавшей псих.норме нужно быть жизнерадостным, ни о чем плохом не думать и по-американски глупо улыбаться. Дорогие русские люди: в прокуратуре, суде, больницах, ФСБ сидящие, лечить надо не меня (я сам лечусь более совершенным лечением), а прежде всего себя покаянием, и все общество, упрямо и часто с помощью судов доказывающее свое право на шествие в ад. Не оспаривая директиву Даллеса, протоколы сионских «мудрецов», новые и чуждые для нас евронормы, и подобные им заморские и доморощенные проекты, готовим ужаснейшее будущее нашим детям.

Не могут духовно нездоровые психиатры, допускающие ложное свидетельство (грех против 9-й заповеди), свидетельствовать о моем здоровье. Иначе их заключение, ради моего заключения, оборачивается опять-таки их заключением!

Именно это первое заключение ложится в основание моего делопроизводства, именно это заключение рассматривалось Рубцовским районным судом, как достоверное и объективное, так как подписано ТРЕМЯ экспертами, предупрежденными (видимо неубедительно) об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (не смотря на мои возражения по поводу его подложности), именно это заключение является дефектным, противоправным и противозаконным, и является судьбоносным не только для меня, но больше для тех, кто будет отвечать за него пред Богом.

Я надеюсь не на то, что работники прокуратуры, принимая к производству это заявление, будут максимально объективны и безпристрастны Я надеюсь, что это люди, которые отличаются от лжесвидетельствующих психэкспертов, и у них есть совесть (позволяющая разобраться – где проступок рядовых граждан, а где групповая преступная злонамеренность госслужащих), и которые боятся Страшного Суда Божия.

Хотя был огорчен разнузданностью, неподобающей ее работникам, проявленной прокурором Федоровым А.В. в Рубцовском районном суде. Его громкие выпады по поводу моего священства и моего архиерея, были слышны в коридоре, и не могли не повлиять на решение суда. Тогда как подобные заключения вообще не в компетенции права. Надеюсь что этот прецедент – исключение. А его позиция в ответ на мое возражение по поводу состава подписантов заключения, обнаруживает явную предвзятость. Он говорит, (противореча существующим правилам проведения судебной психолого-психиатрической экспертизы), что двое недостающих экспертов имели право сделать свои заключения на основании слов Шевченко В.Д. Но тогда и пограничники могли удостовериться о моей личности на основании трех имевшихся документов, и моего честного слова, что я – это я! А если в практике проведения псих.экспертизы сложилась (отличающаяся от правил проведения судпсихэкспертизы) местная традиция нарушения правил, то не могу ли и я возразить на это, что моя попытка съездить на родину по крайне важным не только для меня, но и для России делам, не выпадает из традиции. Потому как через границу как ходили, так и ходят, как простые крестьяне, так и разного рода контрабандисты. И закон меняется чаще, чем президенты. Разве прокуратура – обвинитель только тех, кого удобнее и безопаснее обвинять? Если она видит мою вину, но не видит вину экспертов, то в соответствии с принципами чьей демократии она действует? Я как священник, не могу молчать об общественном зле, торжествующем во всем госаппарате, но знаю, что Бог всем хочет спасения, не затрудняйте Его.

Я не сталкивался раньше с органами правопорядка так тесно, и охотно пошел на сотрудничество со следствием, но практически каждый новый эпизод, мероприятие: это и поведение следователя, и (без)действия «экспертов», и суд, и прокурор, это как открытие. Я слышал, что все плохо, но не знал – насколько. Понимаю, что может быть еще хуже. Поэтому прошу, в Вашем лице правды, прекратить этот перечень, и разобраться с экспертами. Дело уже получает общественный резонанс. Люди ждут справедливости.

Если меня и иерея Олега Решетникова залечат и засудят, будет понятно, что с момента гибели Михаила Евдокимова ничего не изменилось. Если же восторжествует благоразумная милосердная справедливость, значит, есть еще на этой земле честные русские люди.

 

Костырин Михаил Николаевич (иерей Михаил)

 

« 30 » июля 2013 года .

 

 

SpyLOG Rambler's Top100