Перейти на главную страницу >>>

 

Реформа языка, как новая попытка иконоборчества

Когда любой вопрос трактуется в узких рамках специалистов всегда интересно иметь мнение и освещение со стороны. Среди многих вопросов волнующих русско-православных людей из-за упорно проводимой верхушкой Московской Патриархии антиправославной политики, есть дело русификации богослужебного языка, открывающее широкое поле для сторонников перевода богослужений вообще на русский язык. Крайне-либералы не без оснований утверждают, что полумеры никогда удовлетворительными не бывают и реформа неизбежно должна быть доведена до конца.

Мы недавно освещали вопрос богослужебного языка и проводимых исподтишка попыток его извращения под давлением главы Отдела внешних сношений, Илариона Алфеева. Этот вопрос естественно волнует сознательный православный народ и мы представили критическую статью В.П. Виноградова «Идём на вас», предварив её нашими размышлениями «Нео-обновленческий курс Патриархии». В.П. Виноградов переслал ссылку на эти статьи своему другу, профессору МГУ Виктору Петровичу Мазурику, специалисту по японской культуре, и попросил сообщить каково его мнение в волнующем православных вопросе языка.

Профессор Мазурик ответил не научной статьёй, а простым дружеским электронным письмом, но в этом кратком ответе есть как бы план для развёрнутой статьи на обсуждаемую тему.

В.П. Мазурик начинает с того – что явно упускают из виду Иларион Алфеев и иже с ним –, что каждый язык связан с определённым міровоззрением, что конечно тем более чувствительно, когда речь идёт о церковном, богослужебном языке. «Язык есть знаковая система, отражающая определенную картину міра – каждый филолог прекрасно это знает. Изменение языка автоматически требует изменения всей знаковой системы Богослужения, включая стиль архитектуры, священнического облачения, церковного пения и иконописания. Невозможно механически выдернуть из этого единства один, к тому же центральный его элемент без разрушения всего целого», пишет профессор и уподобляет это требование обновления языка не более, не менее, «новой попытке (более тонкой и изощренной, чем в прошлом) иконоборчества».

И на самом деле, как пишет учёный, икона мало кому сегодня по настоящему понятна. Ведь икона не есть просто картина на церковную или евангельскую тему, а есть настоящее богословие в красках. Не зря говорится, что иконы пишутся, а не рисуются. Иконы пишут, как пишут богословские трактаты и одинаково следует их читать. Но кто сегодня умеет читать иконы, и вообще – многие ли даже подразумевают, что иконы читаются ? Так не следовало бы ли тогда, по логике обновленцев-либералов, упразднить иконы и заменить их наивными, примитивистскими "более понятными" рисунками, как сегодня водится в западных вероисповеданиях ?

Ведь на самом деле символика иконы мало кому сегодня понятна. Для понимания её следует сделать усилие "войти в міръ иконы". Такое же хоть и минимальное усилие следует предпринять, чтобы постичь церковно-славянский язык. Без усилия никому ничего вообще в жизни не даётся, особенно в духовной области, где «царствие небесное нудится» /Мф XI, 12/. «Если же человек изначально становится в позу капризного клиента, не желающего сделать малейшего усилия и мизерного шага в сторону традиционной культуры, то о каком христианском подвиге вообще можно вести речь?» – вопрошает профессор Мазурик. Добавим что на первый взгляд "благовидный" предлог модернизации, выдвигаемый будто для привлечения большего количества людей в Церковь, на самом деле есть всего лишь заманчивый, коварный обман, так как всем уже давно известно, а знатоку и поклоннику католичества Илариону Алфееву тем паче, что всякие попытки церковной модернизации, "приземления" Церкви, неизменно влекут за собой разруху и опустошение, что столь наглядно можно проверить на эксперименте II Ватиканского собора. Но тем не менее упорно муссируется выдуманный вопрос языка, которого на самом деле нет, так как церковно-верующий народ, как один человек, открыто выступает против уклонения от церковно-славянского и совершенно правильно утверждает, что просто преступно ради "захожан", которые всё равно в церковь не станут от этого больше ходить, переходить на мірской язык.

Нет ничего удивительного в том, что все попытки обмірщения Церкви и церковной жизни неизменно приводили к охлаждению религиозного чувства и удаляли народ от церковной практики, ибо міръ и Церковь суть два противоположных понятия и силы. Цель Церкви не в том, чтобы "приземляться" и растворяться в міру, а в том, чтобы возвышать верующий народ к небу. И на самом деле, как пишет профессор Мазурик, «церковный Канон будет все меньше соответствовать мірской жизни – это предсказывали еще первые отцы Церкви, но это еще не повод совсем отказаться от борьбы за христианские идеалы и перейти на язык Зверя. Так, конечно, можно достичь кое-каких "успехов", но нужны ли нам такие успехи»?

"Язык Зверя" – это язык міра сего, во зле лежащаго.

Пусть нас правильно понимают : наш русский язык мы любим и уважаем, что не скажем о сегодняшнем советском жаргоне, тем не менее он во многом уступает церковно-славянскому, по стилю, по возвышенности и по сакральности. Владыка Митрополит Виталий любил подчёркивать, что в нём нет ни одного ругательского слова. Этот уникальный язык никогда не был опорочен, осквернён бранным словом, ругательством, богохульством – он был создан исключительно для славословия и восхваления Бога. Как можно считать такой язык ненужным ?!

Сегодняшняя Российская Федерация только и говорит о свободе и о демократии, но свобода в основном применяется для восхваления власти и разных пороков, зато свобода для защиты правды и добра, или просто для выражения своего несогласия, всё больше ущемляется. После некоторой "весны" конца 80-ых начала 90-ых годов прошлого века Россия сегодня верным шагом явно возвращается к тоталитаризму, заглушая любую оппозицию, в том числе и внутри самой Патриархии.

Мы никогда не писали и не думали, что МП однородна. Всегда надо отличать полностью коррумпированную верхушку от народа и части простого духовенства, пытающихся честно служить правде. В области издательства таким примером, если не единственным, то самым видным, является крупный богословский журнал «Благодатный огонь», пытающийся изнутри Патриархии смело бороться с обновленческим духом и экуменическим братанием. За последние немного более двух лет что Гундяев и Алфеев полностью взяли в свои руки бразды управления Церковью и ведут – иначе не скажешь – борьбу с церковными традициями и священным преданием, журнал стал открытым полем, где разные церковные публицисты сражаются со сторонниками расшатывания церковных устоев.

С Гундяевым такое явление долго продолжаться не могло и вот, в середине сентября, было принято решение отказать журналу в грифе “Одобрено Синодальным информационным отделом” что значит, что отныне журнал не может ни продаваться, ни находиться ни в одном помещении, подведомственном Патриархии. Иными словами проголосовали смерть журналу, который после 18 лет существования вынужден прекратить свою деятельность, тогда как ещё всего 3 года назад журнал был удостоен высокой награды от Алексея II ... Редактор журнала обозначил это возмутительное решение, как « сознательный вызов и объявление начала войны со стороны высоких церковных чиновников всем противникам церковной Перестройки ».

Но происки врагов Церкви и Православия не ограничиваются внутрицерковными преследованиями. Путино-Гундяевская симфония не дремлет. Мы уже писали, что МП трещит по швам, всё чаще раздаются голоса обличающие то нравственные, то доктринальные пороки высшей иерархии и в Патриархии явно боятся возможной более менее массовой "утечки кадров". Поэтому, чтобы предотвратить таковое, не проще ли всего издать подходящий закон ? Итак, на днях был представлен Министерством юстиции законопроект, который значительно ограничивает права незарегистрированных религиозных объединений : «О внесении изменений в Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях"». Надо знать, что действующий закон «О свободе совести» 1997 года итак уже признан дискриминационным международными организациями. Выходит, что с одной стороны ужесточаются условия для регистрации религиозных организаций, а с другой представляется более широкий спектр возможностей для их запрещения и ликвидации. И тут не обойтись без обычного лицемерия : для законной ликвидации нежелаемого соперника проще всего применить на вид благородный закон «О противодействии экстремистской деятельности». Весьма похвально бороться с экстремизмом, но известно как легко, когда надо, обвинить человека в экстремизме ... Когда собаку хотят убить, говорят, что она бешеная. Короче говоря, этот коварный законопроект, который по всей вероятности в скором будущем вступит в силу, будет идеальным орудием для удушения т.н. "альтернативного православия" и ценным защитником крупных церковных структур, в частности МП, от расколов. В этом его основная цель.

Итак, давление на умы, на совести, на структуры – всё должно быть подведено под одну гребёнку. Как политическая, так и церковная жизнь должны встроиться в жёсткую административную вертикаль власти. Такова хвалимая пост-советская демократия ...

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

http://www.karlovtchanin.eu/sobitia/516-2011-10-11-11-05-04

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

SpyLOG Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz