Перейти на главную страницу >>>

МИФЫ И РЕАЛИИ КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ

В середине XIX века Россия в одиночку противостояла силам объединённой Европы,
аналогу нынешнего НАТО

«ВЕЛИКАЯ ШАХМАТНАЯ ДОСКА» ЛОРДА ПАЛЬМЕРСТОНА
Восточная война, как правильно звучит ее название в русской военной историографии, была фактически войной России со всей Европой. Антирусский блок включал Англию, Францию, Сардинию (часть нынешней Италии), Турцию. На грани вступления в войну пребывали Австрия, имевшая военный союз с Пруссией и Швецией. Чтобы понять, что значило для России выстоять в этой войне, необходимо четко представить - какая война была нам навязана.
Лорд Пальмерстон выдвинул проект перекройки карты Восточной Европы: Аландские острова и Финляндию передать Швеции, восстановить Польское государство, как барьер между Германией и Россией, отобрать у последней Крым и Грузию и вручить их Турции. Таким образом, Европа хотела лишить Российскую империю ведущей роли, которую та стала играть на континенте после наполеоновских войн.
При оценке результатов восточной войны сформировалось мнение, что «она показала всю гнилость и бессилие царской России» и т.д. В основу формирования такого мнения были положены материалы, подчас совершенно не соответствующие действительности. Например, французский врач Шегню оценил количество умерших от ран и болезней в русской армии в Крымскую кампанию в 600 тысяч человек, сопроводив эту цифру вопросительным знаком. Эта цифра стала «ходить» по зарубежным и отечественным книгам и журналам уже без оного. Равным образом следует опровергнуть ходячее мнение, что основная причина наших неудач заключается в «более лучшем вооружении» союзных войск, что не соответствует действительности. Во французской пехоте нарезное оружие имела только четвертая ее часть, пропорция примерно та же, что и у нас. Англичане были полностью вооружены нарезным оружием, но численность английского контингента не превышала 15 процентов от общей численности союзных войск. Причина нашего «поражения» заключается в другом.
Эта война явилась потрясением, не столько оттого, что ее проиграли, сколько оттого, что ее не выиграли. Ведь поражений до падения Севастополя практически в эту кампанию не было. Однако страна, где привыкли побеждать путем полного разгрома противника, с взятием его столицы или, как минимум, отторжением части территории, оказалась не в состоянии понять ситуацию.
Русское общество оказалось, не готово к пониманию того, что в ряде случаев сохранение территориальной целостности без значительных потерь - это уже победа, и примеры таких побед нам дал XX век. Можно без преувеличения сказать, что таких войн Российская империя никогда не вела. Ей навязали противостояние по всему периметру границ. В результате фактор территории стал работать уже против нас, потому что ни одна империя ХIХ века не могла бы выдержать противостояние подобного рода. Но, чтобы понять и оценить, против чего устояла Россия, надо более внимательно и более вдумчиво проанализировать хронику и последствия восточной войны, которая включила в себя: дунайскую (1853-1854 гг.), Крымскую (1854-1856 гг.) и кавказскую (1853-1855 гг.) кампании, а также военные действия на Белом море и Тихом океане.
МНОГО ВРАГОВ - МНОГО ЧЕСТИ
В августе 1854 года на балтийском театре военных действий ^началось нападение на русское побережье Балтийского моря англо­французской эскадры, состоящей из 14 винтовых и 14 парусных линейных кораблей, 31 парохода-фрегата и 7 парусных фрегатов. Объединенный флот имел задачу: уничтожить русский Балтийский флот и морские базы, что, в свою очередь, создавало условия для захвата Санкт-Петербурга. Балтийский флот мог противопоставить 25 парусных линейных кораблей и 11 пароходов-фрегатов, не считая более мелких парусных и паровых судов.
7-16 августа 1854 года союзный флот атаковал еще недостроенную крепость Бомарзунд на Аландских островах. Гарнизон состоял из 2400 человек при 112 орудиях. По крепости было выпущено до 120 тысяч снарядов и высажен 11-тысячный десант. После ожесточенной обороны гарнизон сдал почти разрушенную крепость. До конца года действия союзного флота ограничивались мелкими операциями вроде захвата купеческих судов.
В начале июня 1854 года англо-французская эскадра, состоящая из пароходов-фрегатов, вошла в Белое море. Она захватывала купеческие суда, обстреливала Соловецкий монастырь и другие населенные пункты, но, встречая везде упорное сопротивление, в сентябре того же года ушла из Белого моря.
5 сентября 1854 года англо-французская эскадра в составе 6 судов (212 орудий) атаковала Петропавловск-Камчатский. Русскими силами командовал контрадмирал Завойко, имевший лишь 1 фрегат и 1.военный транспорт с 60 орудиями. Нападение противника,-
5 сентября 1854 года англо-французская эскадра в составе 6 судов (212 орудий) атаковала Петропавловск – Камчатский. Русскими силами командовал контрадмирал Завойко, имевший лишь 1 фрегат и 1 военный транспорт с 60 орудиями. Нападение противника, имевшего почти вчетверо больше сил, было блестяще отражено, высаженный десант отброшен. Наши потери составили 96 человек, у союзников - около 450 человек.
10 сентября 1854 года началось затопление кораблей Черноморского флота, для преграждения доступа вражеским кораблям на рейд. 13-18 сентября 1854 года войска коалиции высадились в Крыму. Так началась Крымская кампания.
19 сентября 1854 года экспедиционные силы двинулись на Севастополь, союзный флот шел параллельным курсом. 20 сентября 1854 года произошло первое сражение на реке Альме. Против 62 тысяч союзников со 134 орудиями у нас действовало 32 тыс. при 96 орудиях. Под натиском превосходящих сил наши войска отступили в полном порядке.
25 октября 1854 года состоялось сражение при Балаклаве. Полки 12-й дивизии генерал-лейтенанта П.П. Липранди быстро сбили турок, занимавших передовую позицию, после чего овладели всеми пятью английскими редутами, взяв 11 пушек и знамя шотландских стрелков. Попытка двух английских кавалерийских бригад отбить занятые редуты успеха не имела. При этом бригада графа Кардигана глубоко вклинилась в нашу оборону. Наскок английских гвардейцев на огромных гунтерах (порода лошадей. - Прим. ред) был настолько стремительным, что Уральский казачий полк, не успевший развернуться, был буквально сметен.
Предел этой атаке положил полковник Еропкин с тремя эскадронами сводно-уланского полка, взявшими бригаду во фланги. Вся Европа изумлялась отваге бригады Кардигана, но наши уланы - Бугский и Одесский полки, положившие эту бригаду, от которой остались рожки да ножки, право, не хуже.
5 ноября 1854 года началось Инкерманское сражение, которое длилось весь день. Англичане были практически разгромлены. Положение спасла французская дивизия генерала Боске. Русские отступили, потеряв 10 тыс. человек, потери союзников /по их данным/ составили 4,5 тыс. человек. Потери союзников, по мнению ряда исследователей, в этом деле были больше наших, что следует, в частности, и из общего соотношения потерь (см. ниже).
К началу мая 1855 года силы со­юзников достигли 170 тыс. человек, наши силы вместе с ополченцами и гарнизоном Севастополя /46 тысяч/ не превышали 110 тысяч штыков, а увеличить Крымскую группировку Россия уже физически не могла, не ослабив другие участки границы.
7 июня 1855 года после массированной бомбардировки союзники в количестве 40 тыс. захватили Камчатский люнет. Генерал Хрулев с семью батальонами вернул позицию, но атакованный двумя свежими дивизиями, не смог удержаться. Наши потери составили около 5500 человек, у союзников около 5600 человек.
17 июня 1855 года начался общий штурм Севастополя. У союзников действовало 548 орудий, у нас 549 орудий, но неприятель располагал по 400 - 500 зарядов в боевом комплекте, тогда как у нас - 140 на пушку и всего по 60 на мортиру. Генерал Хрулев, руководивший обороной, отдал короткий приказ: «Отступления нет!». Штурм был блистательно отбит по всему фронту. Наши потери - 4900 человек, у союзников убыло 7000 человек.
Июль-август 1855 года . Положение Севастополя становилось с каждым днем все более критическим. На каждый наш выстрел союзники отвечали тремя. Силы защитников таяли. Дивизии по численности людей равнялись полкам, полки сводились в батальоны. В конце июня был ранен Тотлебен /продолжавший руководить работами из госпиталя/, а в середине августа на Малаховом кургане погиб адмирал П.С. Нахимов.
7-11 августа 1855 года . Англо-французский флот продемонстрировал свою мощь у Кронштадта, без видимого успеха обстреляв крепость Свеаборг. После подрыва несколь­ких кораблей на русских минах /впервые примененных в морской практике/, у Кронштадта противник больше активности не проявлял.
16 августа 1855 года произошло крайне неудачное для нас сражение в долине реки Черная. Наши потери составили 8200 человек, у союзников всего 1800 человек. Таким образом, все возможности снять осаду Севастополя в создавшихся условиях были исчерпаны. Сил, достаточных для решения этой задачи, Россия не имела. Все наличные резервы были сосредоточены на западных границах в ожидании выступления Австрии, Пруссии и Швеции.
8 сентября 1855 года. Начался последний штурм Севастополя. За три дня неприятель выпустил 150 тыс. снарядов, мы смогли ответить лишь одним выстрелом на три. Город превратился в развалины, держаться в которых было немыслимо. Командующий группировкой генерал М.Д. Горчаков, воспользовавшись усталостью войск союзников после штурма, приказал оставить Севастополь.
ПОДСЧИТАЛИ-ПРОСЛЕЗИЛИСЬ
Падение Севастополя решило участь Крымской кампании. К этому времени русская ар­мия насчитывала вместе с ополчением 115 тыс. человек и занимала позиции у Бахчисарая. Союзная армия, несмотря на уход турецкого контингента на Кавказ, имела 150 тыс. человек. Однако, несмотря на значительное численное превосходство, союзная армия была уже неспособна к наступлению. Союзники, выдохлись, о чем свидетельствуют, например, следующие факты. Из призванного контингента в британскую армию в 120 тыс. человек дезертировало около 30 тыс., а во французскую - около 10 процентов. При этом общее соотношение потерь было следующее:

Участники кампании

Число убитых

Число Число
раненых умерших от ран

Число умерших от болез­ней

Общие потери

Коалиция: Франция, Англия, Турция

23000

97253

24413

117100

261771

Россия

24731

81243

15971

88755

210700

С мечтой поставить Россию на колени пришлось расстаться, так как силы и средства, которые потратила коалиция, и потери, которые она понесла, были несоизмеримо больше достигнутых результатов. Согласитесь, что взятие одной крепости и ликвидация устаревшего парусного флота - не очень значимые достижения для «головокружения от успехов», но очень значимые для понимания того, что война против Российской империи силами коалиции и ее возможных союзников /Австрии, Пруссии, Швеции/ не принесла бы победы, но обошлась бы очень дорого.
Попытки коалиции одолеть Российскую империю на Балтийском и Белом морях, на Камчатке, Дунае, Кавказе и в Крыму не увенчались успехом. В свою очередь Россия показала, что она способна выстоять и удержать свои территории даже в такой сложной обстановке, доказав еще раз, что «и один в поле - воин».

А. ДЕМЬЯНОВ.
Доктор технических наук
профессор

В дополнение необходимо напомнить, что в начале войны, Россия нанесла превентивный удар по турецкому флоту.
Турецкая эскадра, предназначенная для атаки Крыма, была уничтожена в результате блестящей операции русского черноморского флота.
Русская эскадра, под командованием вице-адмирала П.С.Нахимова, вошла на рейд г.Синопа, встала на якоря (на шпринг) согласно разработанной диспозиции, и не взирая на ураганный огонь турецких судов и береговых батарей, методично, один за одним, как на учениях расстреляла турецкие корабли и подавила береговые батареи.
Разгром довершил русский десант, ликвидировавший уцелевшие батареи.
Таким образом, соотношение сил в крымскую кампанию было значительно улучшено.
А перед этим, черноморский флот успешно блокировал кавказское побережье, не допуская морского снабжения оружием, кавказских горцев (шла кавказская война).

Редактор

 

 

 

 

 

 

 

SpyLOG Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz