Перейти на главную страницу >>>

Хэй-Хан-Ше

1 Мая 2009

Последняя сельскохозяйственная перепись показала, что Приморье уже не обеспечивает себя полностью не только овощами, но и картофелем. Поэтому неизбежен его ввоз из других регионов и соседнего Китая. При этом в последние годы произошёл резкий рост площадей, занятых рисом. Ожидается даже, что в нынешнем году край «закроет» потребности в этой крупе собственной продукцией.

Китайцы активно переходят на наши сорта. В нынешнем году с их стороны наблюдается буквально ажиотажный спрос на сорта моркови Приморской овощной опытной станции, потому что она лучше и по вкусовым качествам, и по товарному виду, и по лёжкости.

А вот технологии, основанные на применении большого количества удобрений, китайцы используют свои. Поэтому я настоятельно не рекомендовал бы покупать, к примеру, первые появляющиеся в продаже арбузы. По содержанию нитратов они не безопасны.

Всего в край в качестве иностранной рабочей силы для выращивания картофеля и овощей ввозится 4,5 тысячи человек.

На одном из полей китайцы на тракторах гербицидами опрыскивали рисовые поля, таким образом они боролись с сорняками. Но это вещество опасно для здоровья людей и животных. Причем, когда наши сотрудники попытались запретить им это делать, китайцы повели себя достаточно агрессивно.

60-70 тонн китайских овощей и фруктов ежемесячно завозится в Приморье. Большая часть из них выдается за продукцию приморских производителей.

80 процентов сельскохозяйственных рабочих в Уссурийском районе в прошлом году составляли китайцы.

 

Российское Приморье рассматривается ими уже как "северная провинция" Китая

 

Переулок Северный в городе Уссурийске Приморского края официально переименовали в Муданьцзянскую улицу, а село Плотава в Алтайском крае теперь стало Вань Юань.

"Да что там село, – отмечает газета "Известия", – все Приморье китайцы уже называют Хэй-Хан-Ше, что в переводе – "Северная провинция"". "Чем дальше на восток, тем виднее, что Поднебесная активно наращивает свое присутствие в России", – резюмирует издание.

Так, в селе Плотава Алтайского края, которое уже три года именуется на китайский манер – Вань Юань, местные власти пригласили китайцев для "возрождения села", когда в годы перестройки местный колхоз "Ленинский путь" окончательно захирел. В результате китайский управляющий привез рабочую силу, привлек местное население, быстро отбили у местных мужиков охоту к пьянству… "Горючка, семена – все есть. Обеды в столовой, как и было, бесплатные, зарплата вовремя… Да, вот еще: наших лодырей поувольняли. Многие назад просятся, но они уже своих завезли. Сколько, я точно не знаю. Везде мельтешат – и на ферме, и в гаражах. Мы уж опасаемся: может, селу замену готовят – полностью на китайцев? С ними ведь не поговоришь: когда надо, они по-русски понимают, когда не хотят – лопочут только по-своему", – рассказал корреспонденту "Известий" одна из местных жительниц – бухгалтер китайско-российского совхоза.

А аграрий из Хабаровского края Виктор Шконкин, добровольно выучивший китайский язык, к себе на ферму нанимает исключительно иностранную рабсилу: "с ними приятно иметь дело – не пьют, не воруют и трудятся от рассвета до заката". У Шконкина 1800 гектаров земли и 45 китайцев. "Работают, как 450 колхозников из двух соседних хозяйств, и урожаи у них в два-три раза выше", – сообщает газета. Кроме того, китайцы приезжают в марте со своими семенами и запасом риса на весь сезон. Шконкин держит их в бараке, койки – одна к одной длинными рядами. Пожитков у китайцев немного, улучшения жилищных условий не требуют, по-русски не понимают.

"Это одна из причин, по которой Шконкин выучил китайский язык. Но не только. Когда китайцы попрут в Россию лавиной, он хочет остаться в своей стране хозяином положения. И другим то же советует. А что китайцы попрут – он не сомневается, – говорится в заметке – "При всем азиатском коварстве в преднамеренную экспансию я не верю, – размышляет фермер. – Но я верю в законы физики. Китайцам у себя тесно, плотность населения 130 человек на квадратный километр. Они же сидят друг на друге в три ряда! Зато мы вольно дышим: у нас за Уралом один житель на десять километров. А что бывает, когда с одной стороны разрежение, а с другой – избыточное давление? Мембрану просто прорвет. Так вот: надо не стенать по поводу "желтой угрозы", а готовиться ею управлять. Без знания китайского это проблематично. Не зря ведь еще Лев Толстой советовал: учите китайский как "Отче наш". При этом на вопрос журналиста: отдал бы российский фермер китаефил свою дочь замуж за китайца, тот ответил: "С ума сошли?! Нет, конечно!"

Далее "Известия" отмечают, что на некоторых территориях население при всем желании уже не может сохранять по отношению к чужакам дружелюбный нейтралитет: "Китайцы – слишком сильный раздражающий фактор. И не потому, что они как-то вызывающе себя ведут. Потому, что они давят массой. В городе Забайкальске Читинской области 5000 китайцев. Это при том, что самих забайкальцев всего-то тринадцать тысяч. Город Уссурийск Приморского края де-факто уже давно не российско-китайский, а китайско-российский. Переулок Северный, что рядом с китайской барахолкой, официально переименовали в улицу Муданьцзянскую – в честь города Муданьцзян на северо-востоке КНР. А сами китайцы, пусть и неофициально, кличут Приморье Хэй-Хан-Ше, что в переводе – "Северная провинция".

Русское же сопротивление китайской наглости, говорится далее в статье, "выглядит чисто по-нашему – агрессивно и бессмысленно": "В дальневосточных городах целые банды молодчиков, возомнивших себя борцами за чистоту коренной нации, бьют и грабят китайцев. Любимая забава – вспороть пуховик, а потом плотоядно гоготать, наблюдая, как из убегающего китайца сыплются перья. Чужаки дают отпор редко. Но случается".

Китайскую "закрытость", стремление укрыться внутри своей диаспоры синологи объясняют их нежеланием нарываться на неприятности в чужой стране. Вместе с тем, приводят "Известия" слова преподавательницы Красноярского университета Ольги Сергеевой, "кроме знаний, в чужой стране их ничего не интересует": "Они питаются своей китайской едой, стригутся у китайского парикмахера, лечатся у китайских врачей – как в армии, ни шагу в сторону. Но попробуй сказать китайцу "Вы – как все" – оскорбится до глубины души. "Вы – как никто другой" – вот это им лестно. Хотя в России учатся отнюдь не потомки императоров. К нам едут из бедных семей, где наскребали по юаню, чтобы оплатить учебу сына".

А один из таких китайцев-студентов, будущий социолог Ли Гуанмин так высказался о России: "Столько брошенной земли! У китайца сердце болит". "Надо быть слепым, чтобы не догадаться: отношение китайцев к России сугубо утилитарное. Они, если им выгодно, приезжают. Невыгодно – сворачиваются – и назад. Часто прихватывают с собой то, что в руках не унесешь. Китайцев, живущих за рубежом, называют "хуацяо", что означает "мост на китайский берег". Именно по этому мосту чужие рынки заполняются ширпотребом, а навстречу идут сведения о ноу-хау", – констатируют "Известия".

Сколько китайцев уже занесло в Россию, установить крайне сложно. По данным ФМС, у нас в стране зарегистрировано около 300 000 граждан КНР. По экспертным оценкам, только нелегалов больше двух миллионов. По словам самих китайцев, "правда где-то посередине"…

РЛ

 

На бытовом уровне в Приморье русские к китайцам относятся достаточно доброжелательно. Не было ещё случаев преследования их по национальному признаку. Однако совсем по-другому относятся к нашему русскому брату китайцы, когда мы приезжаем уже к ним самим домой. В последнее время приморские СМИ буквально завалены жалобами на притеснения и произвол, чинимые китайцами в отношении русских уже на своей, русской, земле.

 

http://d-m-vestnik.livejournal.com/195661.html#cutid1

 

 

 

 

SpyLOG Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz