Перейти на главную страницу >>>

Система князя Голицына

Род князей Голицыных, по семейным преданиям, начинается с потомка литовских князей Гедеминов, русского боярина Голицы. Свое прозвище он получил за железный протез-варежку "голицу". Его рука была отрублена в битве. Потомки боярина стали носить фамилию предка - Голицын.

Борис Васильевич рассказывал, что всегда все мужчины в роду были воинами, поэтому боевой опыт постоянно накапливался в княжой дружине, дорабатывался и совершенствовался.

Князь и дружина находились в отношениях побратимства, ели вместе, тренировались, сражались. Несколько видоизменившись, замаскированная под дворовых людей дружина сохранилась в их родовой линии вплоть до революции.

В советское время семья Бориса Васильевича жила под фамилией Тимофеев и только в 90-х годах появилась возможность добавить к ней настоящее родовое прозвище: Тимофеев-Голицын. Князь говорил, что хочет оставить фамилию Тимофеев, т.к. она помогла выжить их семье в тяжелые годы гонений.

Боевые традиции рода Бориса Васильевича Тимофеева-Голицына были очень богаты. Многовековой семейный воинский опыт плюс собственная жизнь князя, шесть штыковых атак, работа снайпером в Великой Отечественной Войне, 2-е дуэли, труд в геолого-разведовательных экспедициях, позволили глубоко и на практике проникнуть в боевой опыт предков. Князь говорил, что борьба не раз спасала ему жизнь.

Наверное, многие видели выступления Бориса Васильевича на вечерах посвященных Русскому рукопашному бою. Там он показывал лишь самые начальные азы своей системы. Существовал родовой запрет на обучение чужих, не родичей и не дружинников.

Нам (Базлов Г.Н. и Семенов Д.Н.) посчастливилось учиться у князя и увидеть значительно больше. По словам Бориса Васильевича, мы были, к сожалению, единственными его постоянными учениками. Не многие могли увидеть в невысоком ветеране-инвалиде, князя-воина, последнего носителя одной из лучших русских боевых систем.

Да и сам князь со скрипом отдавал систему, а если видел фамильярность или высокомерие, то закрывался, прикидывался простачком. Такая техника у него называлась "стекло".

Спустя лишь два года общения, Борис Васильевич стал доверять нам и охотно учить. О том, чему и как мы учились у князя, нам и хотелось бы рассказать в этой рубрике.

Основные разделы системы были такими (хотя князь не разделял их, а учил всему сразу, это моя разбивка):

1. Предания и боевые сказки.

2. Психофизические упражнения.

3. Вера, долг, честь и воинское служение.

4. Фехтование.

5. Стрельба.

6. Рукопашный бой без оружия.

7. Заплечное мастерство (допросы).

8. Связывание и развязывание.

9. Яды и противоядия.

10. 24 вида секретного родового оружия.

11. Способы боевого дыхания.

12. Система выживания в природе, при пожаре, на воде и т.д.

Ст.лейтенант Дмитрий Студнев, “Во славу Родины”, 6 августа 1998г.

Двое нападавших остались лежать позади кино героя, в узком коридоре. Еще двое осторожно надвигались с карабинами наперевес… Хищно поблескивала сталь штыков… Третий подкрадывался сзади. Полумрак мешал разглядеть, что было у того в руках – топор или короткая массивная дубинка? Потенциальная жертва – невысокий хрупкий дедок, аккуратная бородка, короткая стрижка ежиком, - шагнул сам вперед, резко отпрянул назад – к третьему. Двое с карабинами ринулись на него…

С грохотом падали на пол вырванные карабины, вертясь пропеллером, разлетались в стороны ножи и палки, выбитые из рук. Коридор наполнился воплями и стонами.

- Сомневаюсь, конечно, - сказал Григорий, вытаскивая видеокассету из “Самсунга”, - хотя…

- Э-э, нет! – покачал головой второй собровец. – Поверь моему опыту, уж я на таких псевдобойцов насмотрелся.

- Не спорю, - согласился Григорий, - да вот Дмитрий как раз едет в Питер, - он кивнул в мою сторону, - там и узнает кое-что о нем, тогда и сравним – что правда, а что ложь.

О нем – князе Голицыне – я к тому времени и так уже достаточно – из рассказов тех, кто был лично с ним знаком, из средств массовой информации. Но эти сведения не могли удовлетворить интереса моих знакомых, бойцов СОБРа. Да и мой типично русский ум, все привыкший подвергать сомнению и критическому анализу, подталкивал меня к тому, чтобы поподробнее узнать, самому пощупать, все испытать на себе и лично убедиться, что это действительно быль.

И вот он стоит передо мною – сухонький худощавый старичок-пенсионер, скромный и спокойный.

- Прошу вас, голубчик, проходите в гостиную, будьте как дома.

Хоромы у этого потомка славного российского славянского рода далеко не княжеские. Обычная квартира, убрана небогато, но со вкусом и изяществом. В общении князь Борис Васильевич Голицын тоже очень прост и вежлив, чужд высокомерия, держится скромно и с достоинством. На столе появились чай, конфеты, пряники… Я чувствовал себя несколько неловко – ведь хозяин собирался в тот день уезжать на дачу. Однако, узнав, что к нему прибыл гость из Беларуси, изменил свои планы. Впрочем, впервые ли ему менять планы?

…Революция 1917 года отняла у Голицыных все. Гражданская война, смута, междоусобица, хаос – все отразилось на них. Долгое время приходилось скрывать свое происхождение. Выжить помогали патриотизм самого высокого накала и благородство души, столь свойственные русскому дворянству, а также родовые секреты рукопашного боя, которые культивировались в этом княжеском роде уже несколько веков. Наука самозащиты, как и воинское ремесло, считались у Голицыных неотъемлемой частью воспитания. Обучение этому начиналось с самого раннего детства, и уже к 12-13 годам отроки становились настоящими рыцарями без страха и упрека. Потом была Великая Отечественная война, блокадный Ленинград и его героическая оборона. Мы с хозяином рассматриваем пожелтевшие от времени извещения о его смерти. Он числился в мертвых, а сам сражался на “Невском пятачке”. Был снайпером и неоднократно ходил в штыковые атаки. Полученные в детстве и юности боевые навыки полностью оправдали себя. После войны Борис Васильевич, окончив геологический институт, работал в лесах Кольского полуострова в поисках месторождений минералов. И там в стычках с беглыми уголовниками приемы не раз спасали жизнь инженеру Голицыну. В настоящее время особой популярностью он пользуется среди представителей боевых видов спорта, куда входят борьба, бокс, самбо, восточные единоборства. И неудивительно – ведь система самозащиты столетиями оттачивалась и шлифовалась в роде Голицыных. По сей день эти приемы удивляют своей простотой, рациональностью и эффективностью бывалых бойцов, мастеров рукопашного боя, потому как доступны даже слабому человеку или ребенку.

- Ничего удивительного, - говорит князь, - испокон веков на святой Руси мальчиков уже с трехлетнего возраста начинали готовить к роли защитников своей земли. В прежние времена к этому отношение было особое. Борьба и рукопашный бой с оружием и без оного, стрельба, фехтование, верховая езда – всем этим каждый должен был владеть, не считая своего конкретного ремесла или рода занятий, просто потому, что – мужчина.

Одна маленькая комната в квартире князя сплошь увешана оружием. Здесь карабины, винчестер, пистолеты, револьверы, кнуты и нагайки, кистени, сабли и шашки, эспадроны, мечи и палаши, кинжалы и ножи. Мне на ум невольно приходит – “покажи мне твой дом и я скажу, кто ты”. Его светлость очень любит холодное оружие.

Между прочим, само слово “князь” происходить от слияния двух слов “конь” и “ездить”. В те давние времена далеко не каждый мог позволить себе купить коня, сбрую и седло к нему, плюс доспехи, амуниция… По карману такое было только зажиточным людям, боярам. Потому и военная служба считалась почетной, престижной, являясь уделом знати.

Кроме охотничьих “медвежачьих“, есть у Бориса Васильевича и настоящие боевые ножи – подарки спецназовцев – американской “дельты”, итальянской “Кобры”, советского “Вымпела”, морские кортики, казачье оружие. Старинный, работы прошлого века кривой кинжал в мавританском стиле – фамильное оружие рода Голицыных, передавался из поколения в поколение и бережно хранился. Особенно князя обрадовало то, что интересуюсь историей Отечества. Не секрет, что нынешнее поколение в большинстве своем имеет весьма смутное представление о своих корнях, об историческом прошлом, о небывалых героических подвигах наших предков. А ведь в обществе с одноразовой памятью мало патриотов. Может быть, от этого исторического склероза, беспамятства все чаще мы подвергаем забвению наше, родное в угоду чему-то заграничному, импортному, с яркой глупо-крикливой наклейкой.

- Да, конечно, - заметил Борис Васильевич, - спасенная нашими предками Европа всегда старалась поскорее забыть о том, кому она обязана свои спасением – от монгольского ли нашествия, от участи быть колониями Наполеона, или от фашистского рабства. Но мы, наш народ – никто и никогда не должны этого забывать.

- А какова здесь роль армии?

- Величайшая. Ведь человек в погонах сегодня не просто защитник Отечества. Он, пожалуй, единственный носитель традиций прошлого, живая история. Истребление традиций, подрубание исторических корней входило и ныне входит в планы наших врагов. То, что происходит в нашем обществе, как нельзя лучше устраивает Запад. Потому и унижение нашей армии вполне вписывается в намерения США и Западной Европы по разложению нашего народа, расчленение на удельные регионы с последующей ликвидацией государственности всей православно-славянской цивилизации…

В Санкт-Петербурге Борис Васильевич – личность популярная, потому и везде нарасхват. Его “эксплуатируют” в кинематографе и прессе, на спортивных турнирах и народных гуляньях. Он также является предводителем Дворянского собрания Санкт-Петербурга. Особенно настойчиво домогаются его консультаций ОМОН, спецназ и спецслужбы. Впрочем, к спецназу у фронтовика Голицына тоже особое отношение.

- Согласно некоторым версиям, первый полк спецназа в России был сформирован при Петре Великом для диверсий в тылу шведских войск, - так начал Голицын свой рассказ. – Вместе с тем следует отметить, что всегда у славянских племен была особая служба при вождях, ее несли княжеские люди. В древности они звались Тут и Лют. Вот, допустим, вы в упор смотрите на человека, он стоит в четырех-пяти шагах от вас. Что-то сзади щелкнуло или громыхнуло, вы лишь на секунду обернулись, а его уж и след простыл. Вертите вы головой – да где же он, сквозь землю что ли провалился? Нет его, вот только что тут стоял, а уже нету, растаял в воздухе. А он всего только спрятался весьма мастерски за своего напарника, и они вдвоем так и ушли. – И Голицын наглядно продемонстрировал при моей помощи все эти действия.

- Вот каковы были эти двое – Тут и Лют. Один сделает дело, другой тут же его собой закроет от всех, после чего они оба медленно удаляются. Вообще-то нынешние хитрости современного нашего спецназа, - продолжил мой собеседник, - имеют глубокие корни. К примеру, такие словечки, как “Цап”, “Наддай”, “Упокой”, “Ширяло” и другие – много ли скажут современным коммандос? А между тем все это – методы и приемы древних славян. В тот день, к примеру, князь показал мне очень многое. И этот самый “Цап”, - прием, которому более тысячи лет. Это способ незаметного для окружающих удушения (действуют Тут и Лют) неугодного князю человека с помощью… простого рукава. И всего за одну-две секунды. Я узнал, как лучше метать маленькие – величиной с палец – ножички из неудобного положения, как защищаться в нестандартной обстановке, многие другие премудрости и хитрости наших предков. Из всего узнанного мною напрашивается вывод об исключительно высоком уровне боевой науки и ратного дела на Руси. Не мешало бы нашим военным экспертам заглянуть поглубже в недра истории. Там ведь не только воинский опыт и хитрости, приемы наших предков. Там вообще ответы на многие актуальные вопросы современности.

Принципы и заветы школы князей Голицыных

Всё, к себе.

Пленных не брать. Враг, пришедший на нашу землю, должен навсегда остаться в ней. У него не должно продолжиться потомство, а его близкие должны запомнить и передать в поколениях - «С Руси не возвращаются».

Мы воины сражаемся за народ и веру, а священники, за нас молятся и просят помощи у Бога.

Помните! Вы воины!

Воин не знает, когда оружие понадобится. Воин всегда с оружием.

Меч, это походный воинский крест. На рукоятке были литые образа. В перекрестие или яблоко вставляли мощи или другие святыни. В походе молились, воткнув перед собой меч, как на крест, прося у Господа поддержки и защиты.

Простое, надёжное, с наиболее возможным поражением, боевое действие, вот, что отличает воинское искусство от спортивного. Здесь нет состязания, нельзя дать врагу даже шанс проявить себя.

ВЫ ВОИНЫ. Вот! Не забывайте.

Когда не хватает духа, помолитесь Господу Богу и вспомните о ваших предках, которые всё выдерживали с Его помощью, выдерживали и худшее. Вы – их потомки, та же кровь, значит, тоже сможете. Сил сразу прибавится.

Князь жил с дружиной до самой революции. Со временем

дружины стали меньше, но сохранялись и выполняли те же функции: служили князю, воевали, защищали княжой дом и Отечество. В дружину старались привлечь мастеров кулачного боя, борцов, стрелков, выдающихся фехтовальщиков. От них, постоянно пополнялись знания о рукопашном бое, всякое воинское мастерство накапливалось и сохранялось в дружине, и так сотни лет! Князь ел вместе с дружиной в специальной комнате, называемой «гридня».

Традиция совместной трапезы считалась священной.

Для чужих, несведущих людей, дружина выглядела как обычные слуги, дворня. Многие служили поколениями, часто это были старинные воинские династии.

Князь и дружинники считались побратимами, роднёй. Князь – отец, дружинники – братья. Отношения были как в семье.

Воин, это тот же убийца, но с совестью и честью, служащий Богу и своему народу.

Дом воина, всегда подготовлен к обороне, снабжён оружием и потайными комнатами. Мой дом – моя крепость.

Дети должны расти, сразу зная, что они воины и этим отличаются от других.

Детей нужно с детства приучать носить оружие.

Развеселить ребёнка, можно дунув ему в ухо.

Качать младенца надо только сверху вниз, нельзя допускать укачивания от ног - к голове и наоборот. Так «смешаешь» голову с задницей, «переболтаешь». В старину за это нянек строго наказывали.

Иногда колыбель качали так, чтоб она ударялась о стену или внезапно дёргали, это заставляло с детства приспосабливаться мальчика к невзгодам.

При неправильном выполнении упражнения, наказывали, особым образом нажимая на затылок. Это стирает плохую информацию, дурную память.

Нужно давать ребёнку поручения и требовать неукоснительно их выполнять, как воинский долг.

Мальчика нужно связывать, ставить подножки, заламывать руки, внезапно нападать, а потом учить, как этого избежать.

Раньше у мальчика - воина был ДЯДЬКА, воин наставник.

Желательно больше стоять и меньше сидеть. Все дела, которые можно делать стоя, нужно делать стоя.

У мужчин не Родина, а Отечество. Мы, МУЖЧИНЫ! Отечество, это переданное нам - сыновьям отцами. Это наше, мужское. Родина - у женщин.

Вотчина.

Это то, что досталось тебе от отца и дедов. Они для тебя сберегли

её и преумножили. Теперь твоя очередь преумножить и защитить, передать ученикам и потомкам. Вотчина, это принадлежащее тебе по праву: опыт, знания и обычаи отцов, своя земля. Вотчина, значит «переданное по наследству от отца»

О воинском долге.

Долг воина – умереть.

Пока воин жив, он должен. После смерти, люди должны воину. Однажды не выполнивший воинский долг – больше не воин. Это не поправимо.

О чести.

Честь - стенки сосуда удерживающего воинский дух. Если честь повреждена, то дух уходит. Честь можно восстановить, это трудно, чаще кровью, но можно. Не исполнивший воинский долг, больше не воин, это непоправимо. По этому, в мирное время дрались на дуэлях, чтоб поддерживать честь и крепить воинский дух.

На дуэли драться только с равными, воин с воином. Других прощать.

Если же хам не унимается и задевает воинскую честь, а драться с ним на дуэли - унижение, то сурово наказать для вразумления.

О долге мужа перед женой.

Заботиться, не попрекать куском хлеба.

О долге отца перед сыном.

Воспитать православным воином. Передать то, что досталось от предков. Требовать верности.

О долге сына перед отцом.

Уважать, быть благодарным, не замечать недостатки.

Ещё из наставлений Бориса Васильевича: О пришлой вещи.

Новое оружие или способ боя, сначала чужие для нас, их надо УСВОИТЬ, иначе они не так эффективны.

Любой приём и уловку нужно приспособить под себя, под свои особенности, тогда он заработает. То же самое и об оружии. Надо не только заточить, пристрелять, подогнать приклад и ремень, но и подделать что-нибудь.

Князь шутил: «Подпортил немножко, и стало твоим. Уже часть своей души туда вложил, теперь эта вещь не пришлая»

Григорий Базлов и Дмитрий Семёнов.

http://www.byza.ru/235791094

 

 

 

SpyLOG Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz