Перейти на главную страницу >>>

Как усмиряли Чечню белые.

Сергей Балмасов

Анархия - мать беспорядка

Осенью 1917 г . на Кавказе сложи­ лась ситуация, близкая к анархии. Край превратился в кипящий котел противо­ речий. Терская область, имевшая очень пестрый национальный состав, оказалась в наиболее неблагоприятной ситуации. Большевики привлекли большую часть чеченцев на свою сто­ рону проведением политики геноцида в отношении терского казачества, пе­ редачей значительной территории Тер­ ского войска горцам и обещанием предоставить независимость.

Поздней осенью 1918 г . белогвар­ дейские войска вступили в Чечню. Здесь им противостояли объединенные силы чеченцев и Красной Армии. После ряда неудач 23 января 1919 г . белогвар­ дейцы взяли Грозный. Во главе опера­ ции против чеченцев и остатков Крас­ ной Армии, укрывшихся в аулах за ре­ кой Сунжа, был поставлен генерал Ша­ тилов. Силами подчиненной ему 1-й конной дивизии он попытался в февра­ ле 1919 г . овладеть укрепленным аулом Гойты, но потерпел тяжелое поражение и с большими потерями отошел в Гроз­ ный. Желая лично ознакомиться с мест­ ностью, Шатилов через несколько дней отправился на рекогносцировку и был ранен. Его сменил полковник Пушкин, который в точности повторил путь Ша­ тилова, попытавшись взять Гойты в хо­ де обычной наступательной операции. Затея, естественно, с треском провали­ лась, сам Пушкин был убит в бою. По­ пытки овладеть аулами Алхан-Юрт, Ге хи, Урус-Мартан оказались неудачными. Эти бои показали, что чеченцы являют­ ся серьезным противником. Победы подняли их боевой дух.

Невыполнимая задача

Задача покорения Чечни, поставленная Деникиным, по мнению многих экспертов того времени, была почти невыполнимой. Деникин не мог снять войска с фронта. Донские казаки из последних сил сдерживали напор Красной Армии под своей столицей Новочеркасском, и им требовалась не­ отложная помощь. Царицынское на­ правление также испытывало дефицит войск, которые были необходимы для окончательного разгрома сил красных, отходивших с Кавказа на Астрахань и Царицын. Бросить же Чечню в том со­ стоянии, в котором она находилась, было нельзя: это означало оставить у себя в тылу очень опасный очаг неста­б ильности, сепаратизма и большевиз­ ма. Кроме того, терские казаки, чьи полки успешно дрались с большевика­
ми, отказались бы покидать родные станицы и идти на войну против боль­шевиков за пределы Терской области: они не хотели бросать на произвол судьбы свои дома и семьи. В то время все, кто мог держать в руках оружие, день и ночь охраняли свои станицы, так как поселения терцев Сунженской линии постоянно подверга лись вооруженным налетам че­ ченцев. Некоторые из них, например станица Кахауровская, были сожжены, а жители - перебиты.

В России - брат на брата, в Чечне - сосед на соседа

Генерал-майор Даниил Павлович Драценко, поставленный во главе войск для подавления Чечни, пришел к выводу, что обычными опе­ рациями горцев не одолеть. Особенно если учесть, что в крае свирепствовала эпидемия тифа, которая выкосила Белую армию на Кавказе почти наполови­ ну.

Первое, что сделал Драценко перед началом спецоперации, - пригласил в Грозный представителей чеченской ин­ теллигенции и попытался выяснить, что же представляло на тот момент чечен­ ское движение. Интеллигенция прямо заявила, что «движение чеченцев нель­ зя рассматривать как явление больше­визма, ибо горцы, будучи мусульмана­ми, по своей природе враждебны атеи­ стическому коммунизму». В то же время чеченские представители не считали движение сепаратистским: ненавидеть российскую власть в то время у них не было повода. Чеченцам были открыты двери высшей и средней школы. Осво­божденные от обременительной воин­ ской повинности, они тем не менее мог­ ли по своему желанию служить в Рус­ ской армии. Словом, горцы пользова­ лись всеми правами российских граж­дан. В ходе прошедших консультаций Драценко понял главное: сопротивле­ ние чеченцев белым силам - не что иное, как следствие гражданской вой­ны по всей России, но со своими спе­цифическими особенностями - если в России «брат шел на брата», то в Чечне

- «сосед на соседа», во многом из-за земельных споров. В роли таких «сосе­дей» выступали сами чеченцы и терские казаки. Кроме того, важную роль играли и особенности «чеченского националь­ного характера» - воинственного, склонного к жизни абрека, живущего в атмосфере «сильных ощущений». Говоря проще, в условиях отсутствия сильной центральной власти чеченцы почувство­вали себя хозяевами положения и стали самостоятельно обустраивать свою жизнь за счет соседей.

Поставщики разбойников

По имевшимся данным, горское население Чечни превысило тогда 200 тысяч человек. Исходя из мобили­ зационных возможностей они могли выставить против Драценко 20-тысяч­ ную армию. Однако генерал отдавал себе отчет, что чеченцы как единая сила на тот момент не выступали: они разделялись на тейпы, подчас враждующие между собой. В то же время у них было важное преимущество - отличное знание местности.

Участник спецоперации по подчи­ нению Чечни полковник Писарев рису­ ет нам «психологический портрет» гор­ цев того времени, который и сегодня почти не изменился: « Будучи одарены богатым воображением, как большин­ ство восточных народов, чеченцы впе­чатлительны, отсюда - малейший ус­ пех окрыляет их надежды, но и силь­ ный удар по этому воображению мог привести к скорым и положительным результатам. Их положительные черты- храбрость и выносливость, отрица­тельные - коварство, вороватость. Идеал чеченца - грабеж, и они действительно были поставщиками самых значительных кавказских разбойников.
Горцы консервативны, у них до последних дней существовала кровная месть. Религиозный культ доведен до высокой степени и у некоторых переходит в состояние фанатизма».

Своеобразной границей тогда ме­ жду чеченцами и белогвардейцами служила река Сунжа. На левом берегу ее были казачьи станицы, на правом - чеченские аулы. К тому времени Дра ценко восстановил большую часть раз­ рушенной горцами железной дороги, которую они воспринимали как «сим­ вол порабощения Чечни русскими». Эта дорога позволяла в кратчайшие сроки подвезти помощь гарнизонам, подвергшимся нападениям. Кроме то­ го, курсировавшие по ней бронепоезда заметно охладили желание чеченцев осуществлять налеты на станицы.

Основными центрами мятежа были аулы Шали и Ведено. В них скрывались лидеры повстанцев, а также красный комиссар Гикало, через которого гор­ цы поддерживали связь с Москвой.

С нами не шутят

Действия Драценко были направ­ лены на то, чтобы подготовить войска для предстоящей карательной экспе­ диции, которая ставила целью «пока­ зать чеченцам нашу силу и разруше­нием нескольких аулов доказать им, что с ними не шутят, а говорят язы­ ком железной действительности».

Выбор стратегии борьбы против повстанцев был обусловлен получен­ ным Драценко опытом войны против курдов в Иране в 1912 - 1913 гг. В то же время генерал учитывал, что мно­ гие чеченцы были знакомы с совре­менной тактикой боя, пройдя школу первой мировой войны. Кроме того, принимался во внима­ние факт, что значительная часть террито­рии Чечни была покрыта густым кустарником и таким образом идеально подхо­дила для скрыт­ного перемеще­ния даже крупных кавалерийских масс противника, который мог вне­запно появиться в том или ином месте в самое неподхо­ дящее время. Опыт первых боев в та­ ких условиях показал, что чеченцы применяли особую партизанскую так­ тику применения небольших по чис­ленности групп, использовавших ло­ шадей для быстрого передвижения на поле боя и находящихся в постоянной живой связи. Драценко учитывал опыт кавказской войны и поэтому отказал­ ся от проведения длительных кара­ тельных экспедиций, помня печальный опыт разгрома еще в прошлом веке тех войсковых колонн, которые удаля­ лись от своих баз на большие расстоя­ ния. В итоге генерал остановился на следующей тактике: не распыляя сил, короткими сильными ударами атако­ вать сначала один аул, потом другой, после чего возвращаться на базу и пы­ таться через переговоры добиться же­ лаемых результатов, угрожая в случае отказа чеченцев уничтожать аул за ау­ лом. Отказ Драценко от обычных вой­ сковых операций обуславливался тем, что «при наличии даже сильнейшего отряда, превосходящего силы бело­ гвардейцев в несколько раз, правиль­ ная операция по всем методам совре­ менной тактики в лучшем случае могла привести к затяжной войне, которая только ожесточила бы горцев. Вторже­ ние наших войск в саму Чечню, остав­ ляя целыми взятые аулы, было бы рав­ носильно удару бича в пространство». Мудрость генерала Драценко под­ сказала ему подобное развитие ситуа­ ции еще тогда, в начале 1919 г ., и за­ ставила найти более эффективное ре­шение чеченской проблемы. Драценко отказался от «правильной атаки» на ау­лы еще и потому, что, преследуя взятие их «в целости и сохранности», следо­ вало ожидать потерь при штурме на по­рядок выше, нежели при выбранной но­ вой тактике. Генерал знал, что его отряд ждут при штурме аулов подвижные за­ сады, меткие чеченские пули и гибкая линия боевых конных групп, настроен­ ных фанатично и готовых легко умереть. Весь этот кошмар неотступно пресле­ довал бы белые войска и в случае захва­ та аулов целыми. В этом случае они на­ ходились бы в постоянном напряжении в условиях фронта на все 360 градусов, так как бандитам, базирующимся на «живом» ауле, не надо было бы далеко от него уходить, чтобы вредить «белым гяурам». Поэтому Драценко сразу отка­зался от занятия аулов - он решил про­сто сровнять с землей бандитские гнез­ да. Перспектива потерять «отеческий дом», как знал Драценко, приводила горцев в шоковое состояние и лишала воли к дальнейшему сопротивлению. Главный вывод генерала о менталитете чеченцев сложился к началу спецопера­ ции такой: «горцы, как и все восточ­ ные народы, презирают слабость и глубоко уважают силу. Малейшие проявления слабости в их глазах мо­ гут испортить все планы, хотя бы и проводимые в их пользу. Излишняя строгость никогда не повредит и не сделает курда, чеченца вашим вра­гом, наоборот, она возвысит вас в его глазах и при известной тактично­сти может привязать его к вам и сде­ лать верным и преданным челове­ком».

После февральских поражений 1919 г . Шатилова и Пушкина подразде­ ления доукомплектовывались ново­ бранцами, которых усиленно готовили ведению боя в условиях гор и предго­ рий, проводилась мобилизация терских казаков. В итоге к 20-м числам марта 1919 г . Драценко сосредоточил в стани­ це Ермоловской ударную группу войск, включающую 1-ю конную и терскую ка зачью дивизии (3 кон­ ных полка, пеший пластунский батальон, терская конная бата­ рея), 7-й кубанский пластунский батальон, 2-ю и 3-ю конные бата­ реи 1-го конно-артил лерийского дивизиона, отдельную конно-горную батарею и гаубич­ ную батарею 48-линей­ ных гаубиц. Всего - до 4 тысяч человек (из них менее 1 тысячи пехотин­ цев) при 12 орудиях и около 50 пулеметах. В от­ личие от прежних неудач­ ных операций белогвар­ дейцев главную силу уда­ ра должны были обеспечивать пехота и артиллерия, конница же играла вспомо­ гательную роль.

Первый удар

Объектом первой атаки стал Алхан- Юрт. В ночь на 23 марта 1919 г . казаки- пластуны навели мост через Сунжу и пе­ реправились по нему на чеченский бе­ рег с конно-горной батареей, которая должна была с короткой дистанции обеспечивать наступление пехоты на аул. Другие батареи были выставлены на высотах для обстрела Алхан-Юрта. Конные подразделения в это время на­ дежно блокировали аул, чтобы не допу­ стить подхода к нему подкреплений и предотвратить бегство из него. Еще до начала операции было учтено то, что Алхан-Юрт разделяется ручьем, впада­ ющим в Сунжу, на две части. Этот ручей стал разграничительной «чертой» для кубанского и терского казачьих пла­ стунских батальонов. Кубанцы должны были как обладавшие большим, нежели терцы, количеством штыков и пулеме­тов в батальоне наступать на главную часть аула.

Оборона Алхан-Юрта, по данным участников спецоперации, была вели­ колепно выстроена. Перед аулом, пред­ ставлявшим собой разносторонний треугольник, на 1,5- 2 километра была вынесена 1 -я линия обороны; 2-я линия располагалась на окраине Алхан-Юрта. Первая и главная линия представляла собой сильно разомкнутую и отлично примененную к местности цепочку по­ стов, хорошо замаскированных.

На рассвете пластуны начали на­ ступление. Они сразу встретили ярост­ное сопротивление. Даже наблюдая за ходом боя в сильнейшие бинокли Цей­ са, белогвардейцы так и не смогли уви­ деть ни одного чеченца из числа тех, кто вел по казакам губительный ружей ный огонь с дистанции 500 метров . По­ зиции чеченцев, искусно оборудован­ ные применительно к складкам местно­ сти для перекрестного огня, были так хорошо замаскированы, что долгое время артиллерия белогвардейцев би­ ла по ним «вслепую», оказывая, очевид­ но, на оборонявшихся лишь «звуковое воздействие».

Вскоре меткий чеченский огонь за­ медлил продвижение пластунов. Они стали нести тяжелые потери - почти все ранения казаков были смертельны. Пластуны теперь передвигались по од­ ному быстрыми короткими перебежка­ми, прячась от пуль там, где это было возможно.

«Чеченцы со всех сторон..,»

Чтобы одновременно накрыть ог­ нем все пространство, откуда велся огонь, требовалось орудий в 3-4 раза больше имевшегося количества. Точно артиллерия также не могла стрелять опять-таки по причине невозможности ясно определить позиции врага, на во­ просы артиллеристов, откуда ведется огонь, пластуны отвечали: «Со всех сторон»... Особенно большие потери понесли кубанцы, наступавшие на са­ мом опасном направлении справа. В этих условиях командовавший артил­ лерией отряда полковник Долгонов массировал артиллерийский огонь по­ следовательно то на одном, то на дру­ гом участках наступления батальонов. Таким образом удалось сломить со­ противление врага. К 14 часам дня ка­ заки приблизились на 250 - 300 метров к северной окраине аула. Первая линия обороны чеченцев была прорвана и уничтожена. Бросалось в глаза то, что горцы гибли на своих позициях, но не покидали их, сражаясь до конца.

В 14 ч 45 мин пластуны атаковали северную и северо-восточную окраины аула. «Ворвавшимся в аул пластунам приказано было зажигать все, что мог­ ло гореть, - линия пожара должна была служить артиллерии указанием места нахождения наших цепей». Во многих местах на окраине аула закипали ко­ роткие рукопашные схватки. Здесь от­ дельные чеченцы с криком «Аллах ак- бар!» бросались с шашками и кинжала­ми в руках на целые группы пластунов. Такие атаки в большинстве случаев кончались для фанатиков плачевно: ка­ заки, обозленные потерями при проры­ ве 1 -й линии обороны аула, просто под­ нимали их на штыках винтовок, уничто­жая без пощады. Пленных не брали.

К вечеру того же дня весь Алхан- Юрт был в руках белогвардейцев. По приказу Драценко конные сотни выпустили нескольких чеченцев из аула, чтобы было кому рассказать о печальной судьбе упорствующих и тем самым нанести «психологический удар» по настроению врага. Аул весь был пре­дан огню и горел всю ночь и следующий день, освещая ночью далеко равнину Чечни, напоминая непокорным, что их ожидает.

«Психическая атака»

На следующий день рано утром от­ ряд провел демонстративную психиче­ скую атаку на соседний аул Валерик. Артиллерия вновь заняла господству­ ющие высоты, но огня не открывала. Конница так же блокировала селение, как и Алхан-Юрт. Пластунские батальо­ ны шли в бой шеренгами, как на пара­ де. Лишь с дистанции в 200 метров по ним открыли огонь, который был во много раз слабее, чем во время атаки Алхан-Юрта. Оказалось, что Валерик обороняли лишь немногочисленные добровольцы из числа его жителей, в то время как большая часть населения была против этого и ушла из селения накануне его штурма. Пластунов че­ ченцы на этот раз задержать не смог­ ли, и казаки быстро ворвались в аул, поджигая все, что могло гореть. К полудню с Валериком было покончено. К вечеру того же дня отряд Драценко вышел из сожженного аула и рассредото­чился в Ермоловской и Грозном.

После этого был недельный пере­ рыв в боевых действиях, так как между командованием Добровольческой ар­мии и чеченцами начались перегово­ ры. На этот раз горцы сами прислали своих представителей. Отряд Драцен­ ко в это время был занят боевой под­ готовкой, учениями и отработкой взаи­ модействия между разными родами войск. Конница отряда Драценко осу­ ществляла сторожевое охранение Грозного со стороны проявлявших яв­ ную враждебность аулов Гудермес и Устар-Тардой. Белогвардейское ко­мандование, зная коварство горцев, опасалось осуществления с их сторо­ ны провокаций.

Вернуть все награбленное!

В Грозном же 29 марта 1919 г . был собран Съезд чеченского народа, к ко­ торому обратились Деникин и пред­ ставитель Великобритании в Закавка­ зье генерал Бриггс. Деникин призвал чеченцев подчиниться власти бело­ гвардейцев, выдать красных комисса­ ров и наиболее одиозных лидеров бан­ дитов, а также имеющуюся кое-где ар­тиллерию и пулеметы, вернуть все на­ грабленное красными терцам, обещая в этом случае пощадить авторитетных чеченских лидеров, захваченных в плен - Сугаиб-муллу и Ибрагим-ходжу. В этом случае Деникин соблюдал тактич­ ность. Говоря о необходимости вер­ нуть награбленное имущество казакам, он сформулировал это так: «Возвра­ тить жителям Грозного все свезенное в Чечню на хранение их собственное имущество». При этом ответствен­ ность за грабежи белогвардейское ко­мандование возложило на большеви­ ков, с которыми оно просило чеченцев разорвать всяческие отношения, гово­ря, что красные «не признают ни Бога, ни закона, ни порядка», тем самым уко­ ряя горцев в связях с атеистическим Интернационалом. Деникин обещал чеченцам, что, несмотря на верховную власть Добровольческой армии в крае, Чечня сохранит свое внутреннее само­ управление. Необходимость подчине­ ния Чечни белогвардейскому командо­ ванию подчеркивалась как Деникиным, так и Бриггсом на основании того, что на Кавказе в условиях относительно небольшой территории и проживания на ней большого числа разных народ­ностей, в условиях огромного количе­ ства взаимных претензий друг к другу, без наличия единой мощной власти, играющей одновременно роль сдержи­ вающей силы, кавказским народам уг­ рожает самоистребление. В итоге че­ ченцам были обещаны и предоставле­ны максимальные автономные льготы: правителем Чечни и одновременно по­ мощником главноначальствующего краем генерал-лейтенанта Ляхова гор­ цами был избран генерал Алиев, при котором действовало своеобразное правительство - Горский совет, кото­ рые следили за соблюдением интере­ сов чеченцев.

В итоге все требования белогвар­ дейского командования, поставлен­ ные перед съездом, были выполнены. Представители аулов Мискер-Юрт, Геремчук, Белгатой, Новые Атаги, Ду­ ба-Юрт, приехавшие на съезд, орга­низовали Чеченский конный полк из своих жителей, который впоследствии был развернут в диви­зию. Эта дивизия сра­жалась в составе Кав­казской армии и против банд Махно.

Несмотря на успех данных переговоров, зна­ чительная часть Чечни от­ казалась признать требо вания Деникина. Наиболь­ шую враждебность прояв­ ляли аулы Цацен-Юрт и Гу­ дермес. Против них требо­ валось проведение кара­тельной экспедиции. По данным контрразведки, жители аулов к югу от Алхан-Юрта и Валерика были сильно подавлены разгромом, кото­ рый учинил им Драценко, и заняли вы­ жидательную позицию в дальнейшей борьбе.

Прекрасная цель для артиллерии

В начале апреля 1919 г . отряд Дра­ ценко выступил против Цацен-Юрта. Из его состава к тому времени была выведена и направлена на фронт борь­ бы против Красной Армии 3-я конная батарея. Опасаясь подвергнуться не­ ожиданной атаке противника со сторо­ ны Шали и Гудермеса, Драценко был вынужден выдвинуть на эти направле­ ния для прикрытия значительные силы своей конницы с конно-горной батаре­ ей. Таким образом, в распоряжении главной части отряда для проведения операции оставались лишь 3 артилле­рийские батареи общей численностью 7 орудий, что было почти в два раза меньше, чем при проведении штурма Алхан-Юрта.

С соблюдением всех мер предос­ торожности на случай неожиданного нападения чеченцев, выставив сторо­ жевое охранение из конных терских казаков, отряд двинулся к Цацен-Юр- ту. Аул представлял собой четырех­ угольник, три стороны которого были прикрыты огромным кукурузным по­ лем, и лишь с одной стороны к Цацен- Юрту примыкал луг. По данным раз­ведки, чеченцы здесь хотели повто­ рить оборону Алхан-Юрта, считая ме­ стность под Цацен-Юртом очень удоб­ ной для отражения атаки «белых гяу­ ров», и нанесением тяжелых потерь штурмующим вынудить их отказаться от дальнейших операций подобного рода. Чеченцы не учли того, что отряд Драценко не пойдет через кукурузу на­ пролом, а скрытно выдвинувшись ле­сом, на три километра не доходящим до Цацен-Юрта, двинется по лугу. Пе­ ред началом операции Драценко оборудовал наблю дательный пункт на сто­гу сена, отку­да руководил боем.

Если под Алхан-Юртом чеченские по­ зиции были скрыты от глаз наступающих, то здесь их окопы были хо­ рошо видны на открытом лугу, пред­ставляя собой прекрасную цель для артиллерии. В течение получаса пер­ вая линия обороны аула была сметена орудийным огнем. Особенно хорошо действовала гаубичная батарея, каж­ дый из снарядов которой разносил вдребезги целые окопы врага вместе с находящимися в них защитниками. В итоге цепи пластунов встретили очень слабое сопротивление. Там же, откуда шел особенно сильный огонь, коман­ диры останавливали пластунов и пере­ давали указание целей артиллерии, быстро уничтожавшей сопротивляю­ щихся. Таким образом казаки успешно овладели первой линией обороны про­ тивника и продолжали наступление на аул, уже не встречая сопротивления. При осмотре убитых выяснилось, что вооружены они были не только винтов­ ками, но и берданками и даже старин­ ными кремневыми ружьями, на всех те­лах были шашки и кинжалы. Горцы, ви­ димо, надеялись на рукопашный бой... По всем признакам, жители не ус­ пели оставить аул - по нему бродил скот, из труб шел дым. Драценко зая­ вил, что он не остановится перед унич­ тожением аула вместе с его жителями в случае его дальнейшего сопротивле­ ния. В это время артиллерийские бата­реи были передвинуты поближе к аулу, чтобы чеченцы почувствовали то, что Драценко готов довести дело до пол­ ного разгрома Цацен-Юрта. Восточнее аула с наблюдательного пункта бело­гвардейцы заметили огромную митин­ говавшую толпу из местных жителей. В 100 метрах от селения Драценко оста­ новил наступление - горцы выслали де­ легатов, выражая полную покорность. Драценко в этом случае запретил вхо­ дить в аул и что-либо уничтожать там. Вскоре отряд, соблюдая все меры пре­ досторожности, отошел в Грозный.

«Хитрый» Гудермес

После этого несколько дней шли переговоры с аулом Гудермес. Как ока залось, его жители намеренно затяги­ вали переговоры, в то же самое время укрепляя оборону селения. Поняв это, Драценко организовал карательную операцию. Отряд, выступив из Грозно­ го, переночевал в станице Ильинской и на следующий день появился вблизи Гудермеса, пройдя развалины сожжен­ ной чеченцами станицы Кахауровской. Тем самым белогвардейское командо­вание провело «наглядную агитацию» личного состава и настроило его про­ тив мятежников,

Гудермес был самым большим и самым богатым из всех аулов, которые штурмовал отряд Драценко. К западу от него находилась господствующая высота, с которой простреливались все подступы к селению. На ней были оборудованы окопы, отвечавшие тре­бованиям современной тогда огневой тактики: «...в местах, где была вероят­ ность флангового обстрела со сторо­ны белогвардейцев, были построены траверсы. В общем было видно, что постройка производилась под наблю­ дением офицера, отлично разбираю­ щегося в требованиях современной та­ ктики к инженерному искусству». Река Сунжа, преграждавшая путь к аулу, в это время вышла из берегов, превра­ тившись в бурный поток, создавая та­ ким образом естественную и трудно­ проходимую преграду. Все говорило за то, что лобовой удар по Гудермесу должен был обернуться для наступав­ ших огромными потерями и, скорее всего, неудачей. Однако чеченцы не учли возможностей артиллерии и сов­ ременной техники.

Когда пластуны подошли на кило­ метровую дистанцию, по ним стали стре­лять с высоты. В это время по высоте от­крыла уничтожающий огонь артиллерия. Он был так меток, что вскоре чеченцы повыскакивали из окопов и «рассыпа­ лись», надеясь, что теперь огонь артил­ лерии их не достанет. Однако они про­ считались: скат высоты был обращен к белогвардейской артиллерии, а силуэты людей хорошо просматривались на поч­ ти голой поверхности. Под прикрытием артиллерии казаки просто выкосили до последнего человека оборонявшихся там горцев. В тот самый мо­мент, когда одна часть пластунов заняла высо­ту, другая ворвалась на окраину аула и подожгла его. Сразу после этого оборонявшиеся на шес­тах подняли белые тряп­ки. Вскоре к Драценко привезли с завязанными глазами двух чеченских парламентеров, и даль нейшее уничтожение Гудермеса было остановлено. Как оказалось, горцы были согласны на все условия Драценко и умоляли об одном: не жечь аул.

Терские казаки, говорившие о Гу­дермесе как о чем-то страшном, ожи­ дая в нем самого кровопролитного боя, увидели, что вышло все наоборот: потери при его взятии были самыми минимальными. На другой день отряд вернулся в Грозный. Этой операцией завершилось умиротворение Чечни, которая пала к ногам малоизвестного генерала Драценко всего за 18 дней. И это с учетом того, что половина данно­ го времени ушла на переговоры.

Итоги

Подводя итоги спецоперации мар­ та-апреля 1919 г . в Чечне, белогвардейское командование отмечало: «Если припомнить детали боев с чеченца­ми, то и в данном случае они про­явили дух своих предков, Алхан-Юрт стал нам дорого, но несораз-меримо он стал дороже чеченцам, в этом и заключается секрет даль­нейших успехов. Алхан-Юрт сильно ударил по воображению чеченцев; они на собственной шкуре испыта­ли ударную силу Добрармии; они убедились, что вожди армии не ос­тановятся перед самыми крайними мерами. Мы видим, как в каждой последующей операции сила их со­противления падает».

Кроме того, большую роль в быст­ рой победе белогвардейцев над Чеч­ ней сыграла разумная дипломатия Драценко, в результате чего многие ау­ лы отказались выступить на помощь тем чеченским селениям, которые ис­ пытали на себе действие карательной экспедиции. Обычно в таких случаях ставка делалась на тейповую разоб­щенность чеченцев. Кроме того, удержанию в повино­ вении подчинившихся белогвардей­ скому командованию аулов способст­вовало и то, что Драценко брал в каж­ дом чеченском населенном пункте за­
ложников.

 

 

 

SpyLOG Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz