Перейти на главную страницу >>>

 

Всему чему мне надо было научиться, меня научили афганцы

Карл "Скин" Форсинг, советник Афганской пограничной полиции на юге провинции Гильменд (Афганистан)

Автор хочет, чтобы американцы поучились у афганцев быть …американцами

От переводчика: Статья американского офицера интересна не только тем, что она рассказывает о том, как себя чувствует американский контингент в Афганистане. Самое интересное в данном материале - это описание подходов и способов американцев решать проблемы. Особенно трогательно для российского читателя то, что, считая афганцев заведомо слабыми, американец, тем не менее, находит, чему у них поучится. При этом речь идёт отнюдь не о коррупции и нравственном разложении. Автор хочет, чтобы американцы поучились у афганцев быть …американцами.

Къабарчи Дзакъаре

Об авторе: Майор Карл «Скин» Форслинг выпускник университета Пенсильвании. На его счету несколько командировок в Афганистан в качестве пилота средних транспортных вертолётов и винтокрылов Морской пехоты. В настоящее время он служит советником Афганской пограничной полиции на юге провинции Гильменд (Афганистан).

Всему чему мне надо было научится, меня научили афганцы

Среди советников прикомандированных к афганским подразделениям можно часто услышать характерную фразу: «афганцы неплохо справляются». Обычно это звучит как уничижительный комментарий: «Они никогда не сравняться с американцами, но для этой страны они неплохо справляются». Это правда, что Национальные силы безопасности Афганистана, никогда не смогут проецировать сухопутную, морскую и авиационную мощь ни в какие места земного шара. Но в том мире, где живут афганцы, у них есть возможности, которые есть мало у каких подразделений американской армии. Люди, пытающиеся изобразить познания в афганской истории, любят говорить о том, как афганские бойцы сделали свою страну «кладбищем империй». Обычно при этом забывают упомянуть, что многие из этих бойцов сейчас на нашей стороне и у них есть чему поучиться. Подразделения Национальных сил безопасности Афганистана сильно различаются по качеству подготовки и мотивации к службе, но лучшие из них могут достигать большего, используя меньшие ресурсы, чем любая западная армия. Если перенести экономию и ловкость наилучших афганских подразделений в уже хорошо оснащённую и обученную западную армию, то можно достичь выдающегося успеха.

В 1988 году Роберт Фалгам написал книгу под названием «Всему чему мне надо было учиться, меня научили в детском саду». Простая, сермяжная мудрость, основанная на элементарных вещах, которым мы учим детсадовцев, стала сенсацией своего времени. Советы этой книги, такие как «играй честно» и «не бей товарищей», остаются такими же верными в пятьдесят лет как и в пять. Конечно, есть и вещи, которым в детском саду не учат, например, вождение автомобиля или секс. Идея Фалгама в том, что для успеха достаточно придерживаться основ, которым мы обучаемся в раннем возрасте. Армии точно также забывают простые уроки, усвоенные в раннем возрасте, как это делают взрослые люди и с точно таким же ущербом для себя.

В роли единственной супердержавы, простирающей мощь в самые дальние уголки мира, мы утратили нашу былую скорость, гибкость и изощрённость ума. Также как взрослые могут поучиться у детей, также и американцы могут поучиться у афганцев. Многое из того, что определяет эффективность в Афганистане это то, что было утрачено американцами в процессе перестройки военного дела на промышленный лад.

Один афганский командир однажды рассказал моей группе советников историю о двух лягушках. Он сравнил афганских военнослужащих с лягушкой, жившей на дне колодца. Эта лягушка не знала ни о чём, что было за стенками её местообитания. Затем на дно колодца свалилась ещё одна лягушка и стала рассказывать недоверчивой обитательнице об огромном мире. Эта вторая лягушка – американцы. Афганский командир хотел сделать таким образом комплимент американцам и нашему обширному опыту. Чего он не упомянул, это что в рассказе есть мораль и для американской лягушки. Эта лягушка принесла с собой много полезных знаний, но она не знает устройства колодца также хорошо как первая лягушка. Если лягушки хотят преуспеть совместно – они должны учиться друг у друга. Афганец уже знает, что ему есть много чему поучиться у американцев. Американцы же слишком часто слишком интеллектуально высокомерны, чтобы признать, что есть ряд вещей, которые не зазорно перенять у афганцев.

1. Есть такая проблема, как чересчур много планов. Иногда вещи настолько же просты, насколько они выглядит. У афганцев, не получивших формального образования и усвоивших лишь самые основы воинского дела, вполне получается работа на КПП, десантно-штурмовые действия, захват особо опасных лиц, а также все основные противоповстанческие мероприятия без единого слайда PowerPoint. Если афганцы могут успешно выполнять такие задачи по простому распоряжению, то, что мешает также поступать и американцам? Американцы слишком часто тонут в планировании упреждения всех без исключения угроз и предотвращения всех без исключения рисков. Хотя мы обоснованно гордимся детальным планированием, проработкой хода боя, розыгрышем боевых действий и т.п., иногда мы забываем, что элементарная боевая задача это элементарная боевая задача. Да, есть боевые задачи, требующие продолжительного и детального планирования, но есть и много не требующих. Американцы часто планируют операции так долго, что ситуация послужившая причиной планирования меняется задолго до того как мы готовы действовать. В жажде ответов на все вопросы мы часто парализуем себя бездействием.

2. Риск это часть войны. Когда задача того требует, лучшие из афганских командиров сознательно идут сами и ведут своих подчинённых в опасность. Среди прочего их побуждают использовать методы, оправдавшие себя в бою, для того, чтобы решить боевую задачу вовремя. При том, что некоторые специфически афганские приёмы боевых действий очевидно несостоятельны, американцы переусердствовали в перестраховке, доведя до того, что соблюдение установленных вышестоящими командирами правил снижения рисков становится важнее боевой задачи. В районах ответственности многих частей, «Правила дорожного движения» и другие ограничивающие указания начальства доведены до того, что командиры подразделений не могут сами назначить состав и задачи дозорам. Жизни солдат и техника дороги и не должны бездумно растрачиваться. Однако, по крайней мере, на текущей стадии войны в Афганистане, часто складывается впечатление, что мы руководствуемся высказыванием Джона Керри от 1971 года: «Как вы можете просить военнослужащего стать последним погибшим ради ошибки?». Возможно, это чужая страна и возможно мы её вскоре покинем, но пока мы на войне, мы должны воевать, а не только избегать потерь. Тянуть время до конца раунда может быть полезно на спортивных соревнованиях, но это не способ одержать победу на войне.

3. Скорость и подвижность могут служить защитой. Афганские военнослужащие носят мало бронепластин и большая часть их техники не бронирована. Конечно бронепластины и бронетехника могут быть необходимы в условиях высокой плотности огня, но большую часть времени они ухудшают подвижность и ловкость военнослужащих их использующих. На совместных операциях афганцы одинаково заметно обгоняют военнослужащих ISAF, как на технике, так и в пешем порядке. Их техника проходит там, где не проходит техника ISAF и делает это на существенно большей скорости. Американские машины MRAP делают хорошо только одно дело – защищают от фугасов. По всем остальным параметрам они уступают. Они неуклюжи, сложны для посадки и покидания, а бронированный кокон затрудняет наблюдение всем находящимся в машине. Они привязаны к дорогам – даже MATV, разработанный, как машина повышенной проходимости, теряет большую часть своих возможностей при установке минного трала. В большинстве случаев лучшим противодействием фугасам является движение вне дорог и троп, а это для американских машин невозможно. Под огнём возможность быстро переместиться может быть ценнее, чем дополнительная броня. То же самое, может быть справедливо в отношении бронежилетов. Вне зависимости от боевой задачи, обычный американский солдат должен носить на себе более 18 кг , даже без груза и боеприпасов. Из-за этого он не в состоянии перемещаться в быстром темпе и превращается в ограниченно-подвижного в смысле преодоления серьёзных дистанций и манёвра на поле боя. Эта ограниченная подвижность обычно опаснее любого недостатка в броне.

4.Можно обходиться минимальным тыловым обеспечением. Афганцы славятся своей жалкой системой тылового обеспечения. Хотя это продолжает оставаться препятствием для преобразования Национальных сил безопасности Афганистана в более серьёзную вооружённую силу, это же одновременно способствует инновациям и вынуждает командиров обходиться малым. Как американцы, мы имеем тенденцию привозить с собой всё, чуть ли не кухонные раковины, только потому, что нам это нужно. Это ограничивает наши возможности действовать быстро, увеличивая запросы на дополнительные средства, что в свою очередь удлиняет время планирования и соответственно ещё более ограничивает подвижность. Конечно, американцы никогда не смогут жить на подножном корме, пить из родников и пополнять запасы на базарах, но упор в подготовке на путешествия налегке увеличит темпы операций. Мы часто втягиваемся в растущую спираль требований по обеспечению. Мы привозим новые машины, потому что нужно заменить старые машины, новым машинам требуется больше запчастей, для того чтобы привести больше запчастей нужно больше горючего, для перевозки горючего нужно больше машин для охранения и так далее. Афганский подход часто ближе к экспедиционному идеалу, к которому нам надо стремиться. Делать всё как можно проще, а сокращение тылов вызовет и сокращение рисков для них.

5. Дерзость может компенсировать недостаток умения. В учебке американцу вдалбливают прописные истины типа «скорость, внезапность и решительность действий». Затем по мере карьерного роста этому отдаётся дань только на словах. Когда он оказывается в ситуации, где можно надеяться только на свой автомат и своих товарищей, единственное что побуждает его двигаться в сторону звуков боя это его собственное решение сблизиться с противником и уничтожить противника. В ходе своей повседневной деятельности афганские военнослужащие подвергаются опасностям, которые бы остановили американцев на полпути. Американцы не поедут по афганской улице без минных тралов и генераторов помех для радиовзрывателей. Американские части прекращают движение даже вне зон возможной встречи с противником, если отсутствует воздушное прикрытие. Практически все операции афганских войск проходят в условиях, которые вызвали бы полной запрет на боевые действия в западной армии. Конечно, ограничения и осмотрительность необходимы при проведении боевых операций, но младшие командиры не должны делать из них культа, чтобы не ослабить решимость и не внести сомнений.

6. Иногда внешняя слабость может быть преимуществом. Американцы катаются по афганской сельской местности вооружённые до зубов и забронированные как средневековые рыцари и после этого удивляются, что противник не показывается. Афганцы не имеют иного выбора, кроме выхода на операции с чем есть, и неудивительно, что им часто встречается противник. Невозможно сражаться с противником, которого вы не можете найти. Позволить противнику допустить мысль, что у него есть шанс в бою, может быть неплохим решением в противоповстанческой операции. В отличие от афганцев у американцев есть воздушная мощь, которая обрушиться на противника, как только он обнаружит себя. Но если противник будет с самого начала уверен, что у него нет шансов, он не захочет себя обнаруживать.

7. Не бойтесь оставлять подчинённых исполнять Ваши обязанности. У афганцев действительно серьёзный недостаток профессиональных унтер-офицеров, и это продолжает быть опасным слабым местом, но в некоторых аспектах афганцы куда более децентрализованны чем американские части. Многие американские командиры ротного звена боятся позволить своим подчинённым принимать решения в их отсутствие. Обычно они настаивают на том, чтобы самим решать даже самые рутинные вопросы, находясь далеко от расположения подразделения. С другой стороны афганские командиры зачастую отсутствуют днями и даже неделями, представляя подчинённых самим себе. В стране, где связь не развита, это означает, что подчинённые работают абсолютно самостоятельно. Это ситуация отражает различные системные проблемы афганской армии, но в результате зачастую формируются военнослужащие способные самостоятельно руководить подразделением. Мало кто из американцев готов делегировать подчинённым более чем символические полномочия, из-за страха, что облечённые полномочиями наделают ошибок. На самом деле военнослужащие, получившие полномочия, действительно делают ошибки, но эти ошибки редко бывают катастрофическими, и при этом они учатся в процессе. Такие военнослужащие обычно вырастают до соответствия задачам и растут как младшие командиры.

8. Необразованный не значит тупой. Американцы очень высоко ставят образование и оно действительно важно, особенно в технологически развитом обществе. Мы имеем тенденцию смотреть сверху вниз на тех, кто не имеет формальных знаний. Средний афганец проводит всю свою жизнь в условиях, которую большинство американцев сочтут тренировками на выживание вполне соответствующим военным стандартам. Он постоянно вынужден импровизировать, решая возникающие задачи. Как только Вы научитесь ценить этот тип образования, откроется пара истин. Первая – нельзя недооценивать способности человека выросшего в такой среде. По этой причине некоторые афганцы, никогда не учившиеся химии, могут собирать из компонентов, доступных в типовом хозяйственном магазине, бомбы, подбрасывающие в воздух четырнадцатитонные машины. Вторая – если чего-то нет ни в каком учебнике, это не значит, что это не сработает. Афганцы находят эффективные решения потому, что у них нет возможности читать учебники. Американцам надо научится различать, когда нужно использовать учебник, а когда надо допустить, что учебников не существует.

9. Нет лучшего друга, нет худшего врага. Вознаграждайте тех, кто сотрудничает с Вами. В условиях противоповстанческой операции Ваши друзья должны знать какие плюсы даёт сотрудничество. Лучше смириться с меньшим злом для того, чтобы победить большее. Когда Вы помните о главной цели, Вы можете игнорировать меньшие шероховатости, пока сохраняется движение в сторону главного. В Афганистане это хорошо видно на примере правительственных программ по уничтожению наркопосевов. Есть территории, где крупным наркопроизводителям принадлежат все площади, но есть и такие, где может применяться выборочный подход. Если правительство не может технически уничтожить весь наркоурожай, то надо выборочно оставлять участки именно тех крестьян, которые не сотрудничают с противником. Осложнять жизнь надо тем, кто не сотрудничает с вами. В тех частях Афганистана, где правоохрана более-менее сильна, это означает, что злодеи получают зачистки, уничтожение урожая и конфискацию сельхозинвентаря. По мере того, как всё большее число нейтральных крестьян видят выгоды сотрудничества и невыгоды борьбы, территория начинает переходить под власть правительства.

10. Всегда выделяйте время на чаепитие. По серьёзному счёту вооружённые силы это сообщества братьев, доверяющих свои жизни в руки друг друга. У афганцев принято тепло встречать каждого и обсуждать всякий вопрос, будь это дело или общественная жизнь. Всё работает на основе межличностных отношений. В американских частях межличностные отношения зачастую вторичны, особенно в гарнизонной службе. Тренировке проводят на компьютере. Люди пишут мейлы, вместо того чтобы позвонить или спуститься в холл. Будь это чашка афганского «шин чай» или американского «Будвайзера», военнослужащие нуждаются во времени и возможности для формирования связей, которые позволят им доверять друг другу в опасности. В более широком плане американцы склонны недооценивать взаимодействие лицом к лицу. Проведение неформального занятия в классе может оказаться более действенным, чем презентация PowerPoint. Зайти в кабинет обычно лучше сработает, чем послать мейл.

По мере того, как командир растёт в званиях, он подбирает и приспосабливает к своей практике различные приёмы, замеченные им по мере продвижения по карьерной лестнице у других начальников. То же самое применимо и к вооружённым силам в целом. Конечно, есть очень много качеств Национальных сил безопасности Афганистана, которые не стоит копировать, но есть и некоторые вещи, в которых они превосходны. Американцам надлежит проявить аппаратное смирение и учится этим вещам у афганцев. Американские вооружённые силы не смогут удержать своё первенство, иным способом кроме как: критически рассмотрев себя, выявив способы решать вопросы лучше существующих сейчас, и приняв риски осуществления перемен.

www.apn.ru/special/article28624.htm

 

 

 

 

 

 

 

 

 

SpyLOG Rambler's Top100