Союз православных офицеров

Перейти на главную страницу >>>

 

История

Голгофа русского флота


Более ста лет отделяют нас от одного из трагических эпизодов русско-японской войны 1904-1905 гг. - Цусимского морского сражения. Воды, омывающие одноименный остров, стали братской могилой для многих моряков Второй Тихоокеанской эскадры, предводимой вице-адмиралом Зиновием Петровичем Рожественским. Ее семимесячный поход на Дальний Восток, совершен ный в нечеловеческих условиях, и бой с превосходящими силами противника близ острова Цусима в Корейском проливе 21 мая 1905 г. по сути своей явились Голгофой русского флота.

К сожалению, победа японцев была предопределена. Не тогда, когда раздались первые выстрелы морского сражения. А когда русская эскадра, фактически брошенная на заклание, вышла из Кронштадта.


На первый взгляд

Внешне для лиц, не посвященных в тонкости описания боя, морское сражение в Корейском проли­ве выглядит как противоборство двух равных сторон. Но это только на первый взгляд. Хотя действительно, главные силы противников состояли из боевых кильватерных колонн по двенадцати броненосных кораблей в каждой. На этом кажущееся равенство заканчивалось.

Основу боевых порядков обеих сторон составляли броненосцы и бро­неносные крейсера. У русских поболее первых, а у японцев - вторых. Как следствие, соответствующая раз­ница в крупнокалиберных орудиях - главном аргументе тогдашнего морского сражения. Но вся беда русской эскадры в том, что ее главные силы были представлены сборищем древних раритетов с малой площадью бронированных бортов, тихим ходом и устаревшей артиллерией. Только четыре новейших русских броненосца типа «Бородино» могли неравных тягаться с японскими. Но и они были отправлены в плавание, только сойдя со стапелей и без полного цикла пройденных ходовых испытаний. Так что эскадренный ход русских, обремененных старыми военными кораб­лями, шестью транспортными и дву­мя госпитальными судами, не пре­вышал девяти узлов (16,6 км в час. -Прим. авт.). В то время как маневрировавшие во время сражения японские броненосцы и крейсера развивали скорость в пятнадцать и восемнадцать узлов соответственно.

Надо ли говорить, какой козырь оказался в руках японцев. Приплюсуем сюда бросающуюся в глаза однотипность японских броненосных кораблей, к тому же самой но­вейшей постройки. Помимо этого, морские силы адмирала Того, командующего японским объединен­ным флотом, превосходили русскую эскадру адмирала Рожественского по легким крейсерам в три раза. А по миноносцам и вспомогательным судам - подавляющим образом. Судите сами. Против девяти русских эсминцев и одного вспомо­гательного крейсера «Урал» японцы бросили 63 и 24 корабля аналогичных классов. Этим беды русского адмирала, увы, не исчерпывались. Минное оружие еще только входило в силу. И несмот­ря на уже имевшие место случаи его эффективного применения враждующими сторона­ми, морские сражения велись по старинке, то есть посредством артиллерийской дуэли. Побеждал тот, кто, пользуясь превосходством в скорости, занимал выгодное положение для боя. При этом стрелял дальше, лучше и бы­стрее. Это целиком относи­лось к молодому японскому флоту, впитавшему в себя луч­шее из мировой военно-мор­ской практики. А русские моряки при Цусиме в полной мере ощутили на себе отсутствие стройной системы в развитии отечественных военно-морских сил.

Во время двухмесячной стоянки у острова Мадагаскар им приходилось в связи с отсутствием подвоза экономить на всем. Даже на учебных стрельбах, которые из-за отсутствия практических снаря­дов велись боевыми. А ведь они были на вес золота.

В то же самое время японцы выпавшую на их долю передышку заполняли апробированием новейших технических приемов ведения эскадренного боя. Их комендоры денно и нощно палили в божий свет, как в копеечку, используя самые совершенные приборы управления огнем. За тот же период они трижды поменяли расстрелянные стволы башенных и казематных орудий главного корабельного калибра. Но своего добились.

О качестве русской артиллерии на кораблях Второй Тихоокеанской эскадры говорилось выше. Автори­тет командующего эскадрой вице-адмирала Рожественского как ве­дущего специалиста в этой области был достаточно высок. Что, есте­ственно, по результатам боя вызвало к нему массу нареканий. Но в данном случае русский адмирал стал заложником непредвиденных обстоятельств, повлиявших на ре­зультат артиллерийского поединка. Их достаточно много. Выделим два, на наш взгляд, основных.

Перед самым отплытием рус­ских «аргонавтов» в авральном темпе на их судах поменяли старые визирные прицелы и дальномеры Люжоля-Макишева на оптические системы Барра и Струда. По два на каждый корабль 1 и 2 ранга против пяти-семи на аналогичных японских. Естественно, их монтаж из-за отсутствия времени на проверку произ­водился, что называется, на глазок. Сроки поджимали, а потому на не­которых кораблях они так и находились нераспакован ными вплоть до стоянки в бухте Носси-Бе на острове Мадагаскар. Поэтому неудивительно, что во время учебных стрельб дальномеры выдавали совершенно разные показания.

Не лучшим образом «вели» себя и оптические прицелы конструкции полковника Алексея Николаевича Крылова. Они тогда еще только вхо­дили в моду. Их длинные, почти мет­ровые трубки не выдерживали длительной стрельбы. Прогибались по центру от сотрясений, вызванных выстрелами собственных орудий. Во время боя русские комендоры с руганью сбивали их и уже вели огонь, как Бог на душу положит.

Но, пожалуй, бичом нашей эскадры оказались боеприпасы. Она использовала бронебойные снаря­ды с затяжной воспламенительной трубкой, начиненные влажным пироксилином. Для них определяю­щим фактором считалась величина расстояния, с которого они прони­зывали борт неприятельского ко­рабля. Чем меньше оно, тем лучше их проницаемость. Японцы исполь­зовали фугасные снаряды с тонким взрывателем, снаряженные более сильным взрывчатым веществом - шимозой. Для них расстояние не играло никакой роли. Отсюда суть ма­невров противостоящих в сражении сторон. Одни старались увеличить расстояние, другие - сойтись как можно ближе. Беда русских, конеч­но же, заключалась в другом. Уче­ные мужи из Морского техническо­го комитета во главе с вышеуказанным полковником Крыловым суще­ственно завысили процент влажно­сти пироксилина в бронебойных снарядах. Сделано это было для того, чтобы избежать в условиях тропиков самовозгорания пороховых лент в артиллерийских систе­мах с раздельным заряжением. Та­кого технического приспособления, как аэрофрежерация артиллерий­ских погребов, тогда еще не существовало в природе. А примеров гибели кораблей от взрыва разло­жившихся боеприпасов можно при­вести сколь угодно во всех флотах мира. Такая участь, кстати, постигла японский броненосец «Микаса», флагманский корабль адмирала Того, затонувший по той же причине в собственной военно-морской базе Сасебо в августе 1905 г.

А что говорить про русские корабли, в нижних помещениях которых температура достигала 70 градусов по Цельсию и выше на тропическом отрезке их пути. Если бы не решение ученых мужей, легко представить, чем бы закончился поход для подчиненных адмирала Рожественского. Но за все приходится платить. Расплата наступила во вре­мя битвы, когда русские снаряды, попадая в неприятельские кораб­ли, не взрывались из-за высокой влажности пироксилина. Даже про­низав оба борта, как в случае с японским броненосным крейсером «Асама». В самом начале сражения боевую рубку броненосца «Микаса», где располагался весь штаб с адмиралом Того во главе, пробил двенадцатидюймовый снаряд. Он но взорвался, иначе бы итог сра­жения оказался иным.

Надо отдать должное русским артиллеристам. Не их вина в том, что русская эскадра потерпела пораже­ние. В тяжелейших условиях и с не­годной материальной частью они сделали все, что смогли. Судьба подарила им всего лишь пятнадцать; минут в начальной фазе сражения, и они использовали их насколько

хватило сил. И первым кораблём, вышедшим из строя, оказался японский крейсер «Асама». Но очень скоро сказалось подавляющее превос­ходство японцев во всем. Послед­ствия нам хорошо известны.

Быть или не быть?

В Корейский пролив Вторая Ти­хоокеанская эскадра, ведомая вице-адмиралом Рожественским, втянулась ранним утром 27 мая 1905 года. Первым ее.обнаружил дозорный корабль - вспомогательный крейсер «Синано-Мару». Далее пошло и поеха­ло. Уже после русского командующе­го упрекали за якобы неправильный выбор места прорыва и за то, что он взял с собой транспортные суда вме­сто того чтобы оставить их в нейтраль­ном порту.

Конечный пункт прибытия - го­род-крепость Владивосток как воен­но-морская, база никуда не годился. Его военный порт не справлялся с обеспечением базирования владивостокского отряда крейсеровд. А тут целая эскадра! Поэтому адмира­лу Рожественскому пришлось все самое необходимое брать с собой. Отсюда наличие транспортов в бое­вом ордере русской эскадры и боль­шая перегрузка военных кораблей, доверху наполненных различными припасами.

К Владивостоку вело несколь­ко морских путей. Самый короткий - выбранный Рожественским, он же наиболее небезопасный. Здесь дислоцировались все наличные силы японского флота, опираясь на разветвленную сеть военно-морс­ких баз. Корейский пролив, разде­ленный островом Цусимой надвое, достаточно широк. На его выборе сказалась усталость личного состава Второй эскадры и кораблей с из­ношенными механизмами, требую­щими ремонта после семи месяцев непрерывной эксплуатации, с кора­бельными днищами, обросшими морскими водорослями, и много чего другого.

Критики адмирала Рожественского в качестве альтернативы ука­зывали на Сангарский и Лаперузов проливы. Они узки и в навигацион­ном отношении мало доступны для такого количества разномастных кораблей. Ни до того, ни после. Путь вокруг Японских островов потребо­вал бы как минимум нескольких заправок углем вблизи неприятель­ских баз и дополнительного числа транспортов. А это в открытом оке­ане да еще на торных морских до­рогах с вероятностью неожиданно­го появления противника весьма опасно. Самое главное - чрезвы­чайно обременительно. Это тот редкий случай, когда же­лание не совпадает возможностя­ми. За весь маршрут движения триж­ды видоизменялась цель, постав­ленная Главным морским штабом перед Рожественским и его подчи­ненными. Вначале, как только русские корабли оторвались от кронш­тадтских причалов, им вменялись в обязанность демонстративные действия для отвлечения японских сил от Порт-Артура. Уже на подходе к Мадагаскару командующий Второй эскадрой получил распоряжение от «господ под Шпицем» идти на соеди­нение с порт-артурской эскадрой с целью ее деблокады. После стоян­ки в бухте Камранг у берегов Индо­китая от него уже потребовали ни много, ни мало, как овладеть Японс­ким морем. И это несмотря на ги­бель Первой эскадры в Порт-Артуре и несоизмеримые с поставленной боевой задачей наличные силы.

Увы, такова подоплека разгромного для нашего национального са­молюбия Цусимского морского сра­жения. Но невозможно не восхи­щаться героизмом и мужеством на­ших предков, их профессиональным мастерством. Они проделали семи­месячный путь длиною в двенадцать тысяч морских миль, не имея на всем протяжении ни одной своей базы. В нечеловеческих условиях сохраняли в исправности механиз­мы вверенных им кораблей, нахо­дясь постоянно в аврале по поводу то погрузки, то готовности к отбитию ожидаемых минных атак, то еще по какому поводу.

Судьба жестоко обошлась с адмиралом Рожественским, предъя­вив ему гамлетовский счет: быть или не быть. Как впоследствии устано­вили мировые военно-морские ав­торитеты, такая участь постигла бы любую другую эскадру какой бы то ни было страны. А вот дойти в таких условиях сумела только русская.


А.Демьянов.Доктор технических наук,профессор

ОПЯТЬ О СТАЛИНЕ

Педалирование мифа о «православном» Сталине продолжается.
Так в газете «Русский вестник», в №3 за 2008г помещена статья «Явление Божией Матери русскому воину» за подписью иеромонаха Михаила (Трубачева). В ней речь идёт о явлении Божией Матери неназванному русскому воину, в котором Она дала ему ряд указаний о действиях. Судить о достоверности этой истории здесь, мы не берёмся. Но в начале статьи помещен известный апокриф о Сталине и митрополите гор ливанских Илие. О нем хочется сказать пару слов.
Вот этот отрывок:
«В начале июля 1941 года митрополиту гор Ливанских Илие (Антиохийская Церковь) в пещере, где он денно и нощно молился о спасении земли Русской, явилась Пресвятая Богородица и повелела ему довести до сведения правительства СССР о том, что для того, чтобы победить Германию, необходимо открыть храмы в Советском Союзе и возвратить из мест заключения православное духовенство и монашество. Все это было сделано Сталиным осенью 1941 года, и наша страна одержала в войне победу а по окончании войны, в 1948 году, в Москву прибыл сам митрополит Илия поведать правительству о явлении ему Божией Матери. Когда Сталин подавал митрополиту руку в знак признательности за его молитвы о нашей стране, митрополит пал в ноги Сталину, ибо он узнал в нем показанного ему Божией Материю в явлении, через которого Господь даровал победу России над немцами, и Сталин тут же пал в ноги митрополиту со словами: "Узнаю и тебя, Владыко..." Оба, стоя на коленях, облобызались...».

История безусловно очень трогательная. Поехал митрополит Илия в 1948 году в Москву (Нелишним будет напомнить, что именно в этот период Сталин активно участвовал в создании государства Израиль). Явился пред очи Сталина и только тут признал в нём того, кто был показан  в данном ему откровении. А до того, разумеется, не видел ни одной фотографии Сталина. Собирался человек, хлопотал о билетах, документах, визах и иных подробностях поездки (а в СССР этот вопрос не мог не пройти через НКВД, и лично через товарища Берию), а на фотографию того, к кому собрался, взглянуть не удосужился, хотя на тот период имя и изображения Сталина не сходили со страниц мировой печати. Ну как-то не сложилось - бывает.
И для Сталина, судя по всему появление митрополита в его приёмной, то же стало полным сюрпризом.
Так или иначе, встреча состоялась и тут они друг друга признали. И пали друг другу в ноги (невольно вспоминается Булгаковское: «портсигар подарил и прослезился…». Вы можете себе представить Сталина, который пал в ноги? Я лично нет). Откуда это всё взято? Из каких документов? Из чьих воспоминаний? В каких архивах всё это находится? По-видимому, настала пора всё это сварганить. А может гоям это и не надо – сойдет и так?
Хотелось бы так же узнать, как митрополит передал сказанное ему Божией Матерью в СССР летом 1941г.
Если это письмо или телеграмма, то почему «православные» Сталинисты от нас его прячут? Или это опять же в сонном видении явлено какому - нибудь товарищу Молотову? Ладно, пойдем дальше.

Цитата: «Всё это было сделано Сталиным осенью 1941г.»
Ну что же, коли так, посмотрим что именно было сделано Сталиным осенью 1941г, а так же значительно раньше и несколько позже.
Вот отрывок из статьи «История не повторится» И.И. Студницина (Журнал «Русский дом»№3 «2008г.).
В этой статье автор цитирует Иеромонаха Дамаскина (Орловского) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия»

«Как бы ни были тенденциозны записи протоколов допросов, которые велись в НКВД, в основном они представляют собой примерно то же, что и мученические акты древности». ...Противостояние «христиан и представителей безбожного, антихристианского государства» (стр. 9).
«Часто... историки ставят на первое место Ленина и Троцкого, а Ст­лин остается в тени, что... умаляет его историческую роль и ту активность, которую он проявлял на поприще уничтожения Православия и традиционного Российского государства» (стр. 10).
«За период с 1929 по 1933 год было арестовано почти 40 тыс. церковнослужителей... Большая часть арестованных была приговорена к заключению в концлагеря, остальные - расстреляны» (стр. 18).
«В 1937 году при переписи населения 55,3 млн человек назвали себя верующими. Из этой переписи, обнаружившей размеры неуспеха строительства безбожного социализма, для Сталина стало ясно, насколько беспощадно кроваво должно быть новое гонение и невиданная война с народом, в результате которой - не лагерь, не каторжные работы ждали непокорных (отличных своей верой), а смерть. Так началось новое гонение, которое должно было физически сокрушить Православие.
В начале 1937 года власти поставили вопрос о существовании Русской Православной Церкви. Как и раньше, в случае принятия широкомасштабных решений, которые приводят к гибели миллионов людей ради сохранения власти, инициативу возбуждения вопроса Сталин поручил другому, в данном случае Маленкову» (стр. 20).
«2 июля 1937 года Политбюро принимает решение о проведении массовых репрессий в стране... По данным правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, в 1937 году было арестовано 136 900 православных священнослужителей, из них расстреляно 85 300; в 1938 году арестовано 28 300, расстреляно - 21 500; в 1939 году арестовано 1500, расстреляно - 900; в 1940 году арестовано 5100, расстреляно - 1100; в 1941 году арестовано 4000, расстреляно -1900» (стр. 23). (Именно на эти годы, наши «православные» сталинисты относят т.н. «разгром пятой колонны» М.С.А.).
«Церквей, молитвенных домов и часовен в 1914 г. было 77 767... В 1939 году в Советской России осталось всего 1277 храмов» (стр. 24 и 28).
«Ни начало войны, ни поражения первых месяцев нисколько не повлияли на враждебное отношение правительства советского государства к Русской Православной Церкви и не побудили прекратить гонение. И лишь после того, как стало известно, что... на оккупированных территориях открыто 3732 храма, т.е. больше, чем во всей Советской России, власти пересмотрели позицию» (стр. 25).
«Во всё время Великой Отечественной войны не прекращались аресты духовенства. В 1943 году было арестовано более 1000 православных священников, из них расстреляно - 500 человек. В 1944 - 1946 гг. количество смертных казней составляло более 100 человек ежегодно» (стр. 26).
«В 1938 году в СССР не было ни одного монастыря (в 1914-м - 1025 монастырей)» (стр. 29).
«С 1 января 1947 года по 1 июня 1948 года арестовано 19 68 человек, из них православных священников -679 (какой, интересно, это был процент от тех, кто ещё был на свободе? М.С.А.)  На 1 октября 1949 года во всех лагерях их было 3523. Все эти лагеря принадлежали к категории "лагерей каторжного режима"» (стр. 35).
«В период с 1961 по 1965 год по религиозным мотивам было осуждено 1234 человека.
Таково было подлинное отношение безбожного государства к Церкви» (стр. 36).
«Если разрушенные храмы можно было восстановить, то десятки тысяч священнослужителей и сотни тысяч православных мирян были расстреляны, и эта утрата была незаменима и невосполнима. Последствия этих гонений сказываются и по сию пору. Массовое уничтожение святителей понизило нравственный уровень общества, что поставило его в угрожающее положение разложения» (стр. 24).
Подведу итоги. Всего с 1937 по 1946 гг. были расстреляны 111 500 православных священнослужителей. До 1917 года в России было почти 50 тыс. церквей и более 1000 монастырей, в которых Божие слово несли 170 тыс. человек. Получается, что расстреляно 2/3 всех православных священнослужителей, а большинство из оставшихся погибли в тюрьмах и ЗЙгерях.
Были ликвидированы все монастыри и 98,4 % храмов.
Так ВКП(б), а затем КПСС (с 1937 года единолично руководимая Сталиным) всего за несколько лет добилась того, чего не смогли сделать иноземные завоеватели за тысячелетие.
Такие потери невосполнимы. 50 лет страна держалась на плаву «по инерции», за счёт нравственной силы людей, помнивших и знавших уничтоженных священников, но к 1990 году почти все они умерли, нравственные силы народа иссякли. Произошла неизбежная общенациональная драма: развал СССР, крушение экономики страны, локальные гражданские войны, потеря единомышленников во всём мире, убожество социальных условий, моральная деградация и физическое вымирание коренного населения России.
Иван Иванович СУДНИЦЫН,
профессор, доктор биологических
наук, Москва

Эти цифры и даты говорят сами за себя. Хотя разумеется,  где в дело вступают видения, тонкие сны, и прочее, явленное сталинистам, там цифры и факты должны умолкнуть.
М.С.Алексеев

 

«МЫ ЕЩЁ ТОЛЬКО НАЧИНАЕМ»

Бородинское сражение вошло в отечественную историю как судьбоносное событие, во многом повлиявшее на исход русско-французского противостояния, белее известного как Отечественная война 1812 года. Тогда наша страна и ее армия впервые столкнулись с силами «объединенной» Европы под эгидой наполеоновской Франции.

Нашествие «двунадесяти языков»

Французский император Наполеон Бонапарт из имевшихся у него на тот момент под ружьем 1,2 миллиона человек для вторжения в Россию выделил 640 тысяч штыков и сабель с 1372 орудиями. Они составили так называемую великую армию, в которой собственно французов насчитывалось ровно половина. Остальные принадлежали к различным западноевропейским народностям. Поэтому, наполеоновский поход на Россию в отечественной историографии получил название - нашествие «двунадесяти языков». В самом начале века французская империя подмяла под себя почти все экономически развитые европейские страны, кроме Англии. Военно-промышленный потенциал «объединенной» Европы превосходил, аналогичные возможности Российской империи в несколько раз. Наша страна со времен Батыя не знала нашествий подобного рода. Однако у противной стороны был один существенный недостаток.
Из огромнейшего числа французских войск лишь только наполеоновская гвардия представляла собой профессиональное воинство. А остальные комплектовались на основе конскрипции (зачатка всеобщей повинности). Тогда она считалась писком военной моды. Но на поверку обернулась катастрофой.
Что касается России, то ее вооруженные силы к этому времени насчитывали 487 тысяч человек отборных военных профессионалов, на помощь которым в случае войны приходило подготовленное народное ополчение. Однако далеко не все они могли быть употреблены в дело. На флангах России «нависали» французские союзники -Турция и Швеция, с которыми она накануне вела победоносные войны. Для сдерживания аппетита наших, заклятых «друзей» русское командование в качестве превентивной меры держало на юге и севере европейской части страны Дунайскую армию адмирала Чичагова и обсервационный корпус генерала Виттгенштейна. В это же время на Кавказе шла война с Персией. Так что для отражения, ставшего неизбежным, вторжения неприятельских войск у императора Александра оставалось на западном театре военных действий на все про все 220 тысяч штыков и сабель с
942 орудиями. Вся западная группировка русских войск состояла из трех армий. 1-я в количестве 120 тысяч человек с 558 орудиями под командованием генерала от инфантерии М.Б. Барклая-де-Толли и 2-я общей численностью в 45 тысяч человек с 216 орудиями под руководством генерала от инфантерии П.И. Багратиона прикрывали московское направление. Они являлись главными силами русских на западном ТВД. 3-я армия генерала от инфантерии А.П. Тормасова в составе 43 тысяч штыков и сабель с 168 орудиями заслоняла Киев, и ей отводилась вспомогательная роль. Очевидно, что в сложившейся обстановке выстоять против коалиционной мощи и выдержать удар огромной силы мог только крепкий государственный и военный организм. Его обладателем во всей Европе оказалась только Россия.
Утром 24 июня 1812 года французская армия близ города Ковно по четырем наплавным мостам перешла реку Неман, войдя в пределы Российской империи. Стремясь обеспечить стратегическую инициативу, император Наполеон начал военные действия без традиционного объявления войны. Задуманные планы хорошо характеризуют слова, сказанные им на берегах Немана: «Я иду в Москву и в одно или два сражения все кончу». 8 июля Наполеон овладел Минском, вклинившись между армиями Багратиона и Барклая-де-Толли, создав угрозу их уничтожения поодиночке.
Ведя арьергардные бои с превосходящими силами противника, русские армии отходили в глубь страны. У стен древнего Смоленска они, благодаря искусно совершенному маневру, мужеству русских офицеров и солдат, соединились. Для Наполеона это был первый призрак грядущей катастрофы.
Общее руководство группировкой русских войск оказалось в руках Барклая-де-Толли, как старшего по опыту и возрасту. Он, учитывая превосходство неприятельских сил, принял решение отходить далее во внутренние губернии России, изматывая французов арьергардными боями и таким способом растягивая неприятельские коммуникации. Длительное отступление и отход от Смоленска вызвали ропот в армии и волнения в народе. В итоге, под давлением общественного мнения император Александр I назначил главнокомандующим всеми действующими армиями чрезвычайно популярного генерала Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова, произведенного по случаю в генерал-фельдмаршалы. Он 29 августа прибыл в войска, восторженно встреченный офицерами и солдатами, с которыми провел не одну военную кампанию. Как раз в это время под давлением сверху Барклай-де-Толли решился на генеральное сражение, выбрав позицию близ Царева Займища. Кутузов ее забраковал. Но после настойчивых требований царя, скрепя сердце, согласился на генеральное сражение, отведя русские войска на позиции близ села Бородино. К этому часу русская армия составляла 120 тысяч человек и 624 орудия. Добрая ее четвертая часть - ополченцы и казаки. Французы подошли к Москве, имея под знаменами 140 тысяч штыков и сабель с 587 орудиями.

«Смешались в кучу...»

С точки зрения военной истории, Бородинское сражение отнюдь не является шедевром военно-оперативного искусства. Но это нисколько не умаляет его значения. Наполеон Бонапарт и Голенищев-Кутузов оказались противниками, достойными друг друга. Последнему удалось навязать своему визави собственные правила игры, время и место сражения. А это, как говорили в старину, половина успеха. Тот в свою очередь купился на то, что долгожданная и давно ускользающая «добыча», как ему казалось, сама шла в руки. Наполеон бредил генеральным сражением, которое в прошлом уже неоднократно приносило ему ключи поверженных неприятельских столиц. На этой его слабой струне сыграл русский полководец. Он «заставил» французского императора вопреки его собственным воззрениям и принципам штурмовать в лоб хорошо оборудованные в инженерном отношении позиции русских войск, основу которых, как в битве при Полтаве в 1709 году, составляли полевые укрепления: Багратионовы флеши, Шевардинский и Семеновский редуты, Курганная батарея Раевского. Главным событиям предшествовала схватка за передовой опорный пункт русских позиций у деревни Шевардино. В полдень 5 сентября завязался ожесточенный бой, продолжавшийся до позднего вечера. Несмотря на троекратное превосходство атакующих французских сил, русские части, оборонявшие одноименный редут, проявив высокое мужество и героизм, отразили все попытки неприятеля овладеть им. По распоряжению Кутузова, они в 23 часа оставили разрушенные неприятельской артиллерией укрепления. Более всего Наполеона в этой стычке поразило отсутствие пленных. Шевардинский бой принес русским выигрыш во времени. Позволив завершить инженерные работы на основных позициях, он раскрыл Кутузову истинные намерения Наполеона и более точно определил группировку сил противника.
Генеральное сражение между самыми сильными армиями мира началось в 5 часов 30 минут 8 сентября 1812 года. В соответствии с планом Наполеона главный удар французов наносился по центру русского боевого порядка, прикрытого Семеновским редутом и Курганной батареей Раевского. А вспомогательные - по флангам для отвлечения резервов и внимания Кутузова. Ударная группировка французских войск, нацелившаяся на русский центр, насчитывала 85 тысяч человек и более 400 орудий. Здесь же Наполеон сосредоточил свои резервы, в том числе гвардию.
Надо ли говорить, какой силы удар пришлось выдержать русским офицерам и солдатам. Особенно ожесточенные бои развернулись за Багратионовы флеши и батарею Раевского. Их защитники отразили по восемь атак. Укрепления неоднократно переходили из в рук в руки. Противоборствующие стороны сходились врукопашную. Русские пехотинцы штыками, а артиллеристы банниками (приспособление для чистки канала ствола - Прим. авт.) встречали неприятеля. Стремясь во что бы: то ни стало достигнуть поставленной цели, Наполеон произвел перегруппировку сил, усилив давление на флеши. Схватка за эти полевые укрепления обескровила французские войска. Ценой огромных потерь неприятелю удалось овладеть ими. Во время контратаки смертельное ранение получил генерал Багратион. И хотя русским войскам удалось вернуть флеши, все же в итоге, по приказу Кутузова, их пришлось оставить. С этого момента Курганная батарея Раевского была охвачена противником с трех сторон. В предвкушении победы французский полководец подтянул к этому участку резервы. Он намеревался ввести их в прорыв, бросив против русских свои отборные силы - гвардию. Но в это время, почувствовав всю сложность ситуации, Кутузов делает «ход конем». Русская кавалерия и казаки, ведомые генералом Уваровым и атаманом Платовым, перейдя реку Колоча, внезапно атаковали фланг и тыл наполеоновских войск. Рейд русской конницы вызвал панику и переполох в стане французов и спутал все карты Наполеону. Он потерял драгоценное время и самое главное, уверенность в исходе сражения. Решающий удар по батарее Раевского пришлось отложить, и хотя французы овладели ею, но сбить русских с позиций им все же не удалось. Французские маршалы убеждали Наполеона ввести в бой гвардию. Но он не решился, так как понял, что русских ему не сломить, а вот гвардию потерять вполне возможно.
К 18 часам разом все стихло. Кутузов к этому времени занялся перегруппировкой сил, прочно удерживая за собой дорогу на Москву. Наполеон, не добившись желаемого, дождавшись темноты, отвел войска за реку Колоча, французы очистили занятые передовые укрепления, за которые накануне заплатили чрезвычайно дорогую цену. В течение ночи русские заняли все пункты, оставленные противником.
Так закончилась эта грандиозная битва. Ее кровавый итог, французы потеряли убитыми и ранеными 58 тысяч человек, из них - 47 генералов; русские, соответственно, - 44 тысячи и 23. Иными словами, противоборствующие стороны потеряли до 40 процентов боевого состава и попросту захлебнулись в крови. Историки и по сей день спорят - кому быть увенчанным лаврами за ее исход. Некоторые склонны видеть в ней ничью. Однако дальнейший ход событий слишком очевиден, чтобы внять словам генерал-фельдмаршала князя М.И. Голенищева-Кутузова, сказанные им наполеоновскому «голубю мира» графу Лористону: «Вы говорите, что пора кончать войну. Так мы ее еще только начинаем»

А.Демьянов
доктор технических наук
профессор

 

МИФЫ И РЕАЛИИ КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ

В середине XIX века Россия в одиночку противостояла силам объединённой Европы,
аналогу нынешнего НАТО

«ВЕЛИКАЯ ШАХМАТНАЯ ДОСКА» ЛОРДА ПАЛЬМЕРСТОНА
Восточная война, как правильно звучит ее название в русской военной историографии, была фактически войной России со всей Европой. Антирусский блок включал Англию, Францию, Сардинию (часть нынешней Италии), Турцию. На грани вступления в войну пребывали Австрия, имевшая военный союз с Пруссией и Швецией. Чтобы понять, что значило для России выстоять в этой войне, необходимо четко представить - какая война была нам навязана.
Лорд Пальмерстон выдвинул проект перекройки карты Восточной Европы: Аландские острова и Финляндию передать Швеции, восстановить Польское государство, как барьер между Германией и Россией, отобрать у последней Крым и Грузию и вручить их Турции. Таким образом, Европа хотела лишить Российскую империю ведущей роли, которую та стала играть на континенте после наполеоновских войн.
При оценке результатов восточной войны сформировалось мнение, что «она показала всю гнилость и бессилие царской России» и т.д. В основу формирования такого мнения были положены материалы, подчас совершенно не соответствующие действительности. Например, французский врач Шегню оценил количество умерших от ран и болезней в русской армии в Крымскую кампанию в 600 тысяч человек, сопроводив эту цифру вопросительным знаком. Эта цифра стала «ходить» по зарубежным и отечественным книгам и журналам уже без оного. Равным образом следует опровергнуть ходячее мнение, что основная причина наших неудач заключается в «более лучшем вооружении» союзных войск, что не соответствует действительности. Во французской пехоте нарезное оружие имела только четвертая ее часть, пропорция примерно та же, что и у нас. Англичане были полностью вооружены нарезным оружием, но численность английского контингента не превышала 15 процентов от общей численности союзных войск. Причина нашего «поражения» заключается в другом.
Эта война явилась потрясением, не столько оттого, что ее проиграли, сколько оттого, что ее не выиграли. Ведь поражений до падения Севастополя практически в эту кампанию не было. Однако страна, где привыкли побеждать путем полного разгрома противника, с взятием его столицы или, как минимум, отторжением части территории, оказалась не в состоянии понять ситуацию.
Русское общество оказалось, не готово к пониманию того, что в ряде случаев сохранение территориальной целостности без значительных потерь - это уже победа, и примеры таких побед нам дал XX век. Можно без преувеличения сказать, что таких войн Российская империя никогда не вела. Ей навязали противостояние по всему периметру границ. В результате фактор территории стал работать уже против нас, потому что ни одна империя ХIХ века не могла бы выдержать противостояние подобного рода. Но, чтобы понять и оценить, против чего устояла Россия, надо более внимательно и более вдумчиво проанализировать хронику и последствия восточной войны, которая включила в себя: дунайскую (1853-1854 гг.), Крымскую (1854-1856 гг.) и кавказскую (1853-1855 гг.) кампании, а также военные действия на Белом море и Тихом океане.
МНОГО ВРАГОВ - МНОГО ЧЕСТИ
В августе 1854 года на балтийском театре военных действий ^началось нападение на русское побережье Балтийского моря англо­французской эскадры, состоящей из 14 винтовых и 14 парусных линейных кораблей, 31 парохода-фрегата и 7 парусных фрегатов. Объединенный флот имел задачу: уничтожить русский Балтийский флот и морские базы, что, в свою очередь, создавало условия для захвата Санкт-Петербурга. Балтийский флот мог противопоставить 25 парусных линейных кораблей и 11 пароходов-фрегатов, не считая более мелких парусных и паровых судов.
7-16 августа 1854 года союзный флот атаковал еще недостроенную крепость Бомарзунд на Аландских островах. Гарнизон состоял из 2400 человек при 112 орудиях. По крепости было выпущено до 120 тысяч снарядов и высажен 11-тысячный десант. После ожесточенной обороны гарнизон сдал почти разрушенную крепость. До конца года действия союзного флота ограничивались мелкими операциями вроде захвата купеческих судов.
В начале июня 1854 года англо-французская эскадра, состоящая из пароходов-фрегатов, вошла в Белое море. Она захватывала купеческие суда, обстреливала Соловецкий монастырь и другие населенные пункты, но, встречая везде упорное сопротивление, в сентябре того же года ушла из Белого моря.
5 сентября 1854 года англо-французская эскадра в составе 6 судов (212 орудий) атаковала Петропавловск-Камчатский. Русскими силами командовал контрадмирал Завойко, имевший лишь 1 фрегат и 1.военный транспорт с 60 орудиями. Нападение противника,-
5 сентября 1854 года англо-французская эскадра в составе 6 судов (212 орудий) атаковала Петропавловск – Камчатский. Русскими силами командовал контрадмирал Завойко, имевший лишь 1 фрегат и 1 военный транспорт с 60 орудиями. Нападение противника, имевшего почти вчетверо больше сил, было блестяще отражено, высаженный десант отброшен. Наши потери составили 96 человек, у союзников - около 450 человек.
10 сентября 1854 года началось затопление кораблей Черноморского флота, для преграждения доступа вражеским кораблям на рейд. 13-18 сентября 1854 года войска коалиции высадились в Крыму. Так началась Крымская кампания.
19 сентября 1854 года экспедиционные силы двинулись на Севастополь, союзный флот шел параллельным курсом. 20 сентября 1854 года произошло первое сражение на реке Альме. Против 62 тысяч союзников со 134 орудиями у нас действовало 32 тыс. при 96 орудиях. Под натиском превосходящих сил наши войска отступили в полном порядке.
25 октября 1854 года состоялось сражение при Балаклаве. Полки 12-й дивизии генерал-лейтенанта П.П. Липранди быстро сбили турок, занимавших передовую позицию, после чего овладели всеми пятью английскими редутами, взяв 11 пушек и знамя шотландских стрелков. Попытка двух английских кавалерийских бригад отбить занятые редуты успеха не имела. При этом бригада графа Кардигана глубоко вклинилась в нашу оборону. Наскок английских гвардейцев на огромных гунтерах (порода лошадей. - Прим. ред) был настолько стремительным, что Уральский казачий полк, не успевший развернуться, был буквально сметен.
Предел этой атаке положил полковник Еропкин с тремя эскадронами сводно-уланского полка, взявшими бригаду во фланги. Вся Европа изумлялась отваге бригады Кардигана, но наши уланы - Бугский и Одесский полки, положившие эту бригаду, от которой остались рожки да ножки, право, не хуже.
5 ноября 1854 года началось Инкерманское сражение, которое длилось весь день. Англичане были практически разгромлены. Положение спасла французская дивизия генерала Боске. Русские отступили, потеряв 10 тыс. человек, потери союзников /по их данным/ составили 4,5 тыс. человек. Потери союзников, по мнению ряда исследователей, в этом деле были больше наших, что следует, в частности, и из общего соотношения потерь (см. ниже).
К началу мая 1855 года силы со­юзников достигли 170 тыс. человек, наши силы вместе с ополченцами и гарнизоном Севастополя /46 тысяч/ не превышали 110 тысяч штыков, а увеличить Крымскую группировку Россия уже физически не могла, не ослабив другие участки границы.
7 июня 1855 года после массированной бомбардировки союзники в количестве 40 тыс. захватили Камчатский люнет. Генерал Хрулев с семью батальонами вернул позицию, но атакованный двумя свежими дивизиями, не смог удержаться. Наши потери составили около 5500 человек, у союзников около 5600 человек.
17 июня 1855 года начался общий штурм Севастополя. У союзников действовало 548 орудий, у нас 549 орудий, но неприятель располагал по 400 - 500 зарядов в боевом комплекте, тогда как у нас - 140 на пушку и всего по 60 на мортиру. Генерал Хрулев, руководивший обороной, отдал короткий приказ: «Отступления нет!». Штурм был блистательно отбит по всему фронту. Наши потери - 4900 человек, у союзников убыло 7000 человек.
Июль-август 1855 года. Положение Севастополя становилось с каждым днем все более критическим. На каждый наш выстрел союзники отвечали тремя. Силы защитников таяли. Дивизии по численности людей равнялись полкам, полки сводились в батальоны. В конце июня был ранен Тотлебен /продолжавший руководить работами из госпиталя/, а в середине августа на Малаховом кургане погиб адмирал П.С. Нахимов.
7-11 августа 1855 года. Англо-французский флот продемонстрировал свою мощь у Кронштадта, без видимого успеха обстреляв крепость Свеаборг. После подрыва несколь­ких кораблей на русских минах /впервые примененных в морской практике/, у Кронштадта противник больше активности не проявлял.
16 августа 1855 года произошло крайне неудачное для нас сражение в долине реки Черная. Наши потери составили 8200 человек, у союзников всего 1800 человек. Таким образом, все возможности снять осаду Севастополя в создавшихся условиях были исчерпаны. Сил, достаточных для решения этой задачи, Россия не имела. Все наличные резервы были сосредоточены на западных границах в ожидании выступления Австрии, Пруссии и Швеции.
8 сентября 1855 года. Начался последний штурм Севастополя. За три дня неприятель выпустил 150 тыс. снарядов, мы смогли ответить лишь одним выстрелом на три. Город превратился в развалины, держаться в которых было немыслимо. Командующий группировкой генерал М.Д. Горчаков, воспользовавшись усталостью войск союзников после штурма, приказал оставить Севастополь.
ПОДСЧИТАЛИ-ПРОСЛЕЗИЛИСЬ
Падение Севастополя решило участь Крымской кампании. К этому времени русская ар­мия насчитывала вместе с ополчением 115 тыс. человек и занимала позиции у Бахчисарая. Союзная армия, несмотря на уход турецкого контингента на Кавказ, имела 150 тыс. человек. Однако, несмотря на значительное численное превосходство, союзная армия была уже неспособна к наступлению. Союзники, выдохлись, о чем свидетельствуют, например, следующие факты. Из призванного контингента в британскую армию в 120 тыс. человек дезертировало около 30 тыс., а во французскую - около 10 процентов. При этом общее соотношение потерь было следующее:

Участники кампании

Число убитых

Число Число
раненых умерших от ран

Число умерших от болез­ней

Общие потери

Коалиция: Франция, Англия, Турция

23000

97253

24413

117100

261771

Россия

24731

81243

15971

88755

210700

 

 

 

 

 

С мечтой поставить Россию на колени пришлось расстаться, так как силы и средства, которые потратила коалиция, и потери, которые она понесла, были несоизмеримо больше достигнутых результатов. Согласитесь, что взятие одной крепости и ликвидация устаревшего парусного флота - не очень значимые достижения для «головокружения от успехов», но очень значимые для понимания того, что война против Российской империи силами коалиции и ее возможных союзников /Австрии, Пруссии, Швеции/ не принесла бы победы, но обошлась бы очень дорого.
Попытки коалиции одолеть Российскую империю на Балтийском и Белом морях, на Камчатке, Дунае, Кавказе и в Крыму не увенчались успехом. В свою очередь Россия показала, что она способна выстоять и удержать свои территории даже в такой сложной обстановке, доказав еще раз, что «и один в поле - воин».

А. ДЕМЬЯНОВ.
Доктор технических наук
профессор

В дополнение необходимо напомнить, что в начале войны, Россия нанесла превентивный удар по турецкому флоту.
Турецкая эскадра, предназначенная для атаки Крыма, была уничтожена в результате блестящей операции русского черноморского флота.
Русская эскадра, под командованием вице-адмирала П.С.Нахимова, вошла на рейд г.Синопа, встала на якоря (на шпринг) согласно разработанной диспозиции, и не взирая на ураганный огонь турецких судов и береговых батарей, методично, один за одним, как на учениях расстреляла турецкие корабли и подавила береговые батареи.
Разгром довершил русский десант, ликвидировавший уцелевшие батареи.
Таким образом, соотношение сил в крымскую кампанию было значительно улучшено.
А перед этим, черноморский флот успешно блокировал кавказское побережье, не допуская морского снабжения оружием, кавказских горцев (шла кавказская война).

Редактор

 

ТУРЕЦКИЙ ГАМБИТ или «Благотворительная» война на Балканах

В марте этого года исполняется 130 лет со дня подписания Сан-Стефанского мирного договора 1873 года, положившего начало освобождению Болгарии от турецкого владычества.
Всё это стало возможным лишь благодаря жертвенной помощи со стороны России и её армии. О чём современное поколение «братушек» стало забывать. В качестве напоминания мы предлагаем эту статью

За братьев славян

Положение балканских славян, лишённых Парижским миром 1856 года покровительства России, ухудшалось с каждым годом.
В 1875 году вспыхнуло восстание славянского населения Боснии, а в апреле 1876 года - в Болгарии и Герцеговине, Турки пытались подавить его страшными зверствами. Неоднократные заявления русского правительства правящие круги Турции оставляли без ответа, заручившись поддержкой европейских стран. В частности, Англии и АвстроВенгрии. 20 января 1876 года Сербия и Черногория, не в силах терпеть гибель своих соплеменников, объявили Турции войну. Она нашла живейший отклик в русском обществе. Семь тысяч русских добровольцев отправились на Балканы, а во главе сербской армии стал герой туркестанских походов русский генерал Черняев. Однако борьба была слишком неравной. 19 октября Россия предъявила Оттоманской Порте (Турции) ультиматум о прекращении военных действий, а император Александр II повелел 1 ноября произвести частичную мобилизацию. Но, чувствуя за собой поддержку Англии и Австрии, турки безмолвствовали.
К моменту начала боевых действий русская армия находилась в стадии перевооружения. Недоставало стальных крупнокалиберных нарезных орудий для крепостной артиллерии, войска уже получали новейшие дальнобойные полевые орудия отечественного производства, хотя серийный выпуск ещё не был полностью налажен. Из имевшихся пехотных дивизий более половины вооружены устаревшей винтовкой системы Крнка. И только третья часть успела обзавестись новейшей винтовкой системы Бердана № 2 образца 1870 года. К этому следует добавить, что изменилась система комплектации армии, подготовки офицерских кадров, боевой подготовки и т.д. Иными словами, русская армия, как, собственно, и вся страна, находилась в самом разгаре глобальных реформ. Силы для наступления на европейском театре, исходя из внутренней и внешней обстановки, определились в 300 тысяч человек.
Что касается турецкой армии, то вся пехота её была вооружена винтовками Пибоди-Мартини, далеко превосходящими своими качествами ружья Крнка, конница получила пятнадцатизарядные американские карабины Генри (Турция одна из первых взяла их на вооружение), а артиллерия - стальные дальнобойные крупповские орудия. Турецкая армия включала 450 тысяч регулярных и 100 тысяч иррегулярных войск. На Балканах находилось 300 тысяч, из которых до 200 тысяч действовали непосредственно против русских войск.
Таким образом, турецкая армия к началу войны достигла пика своего развития, обойдя на тот момент по качеству вооружения все ведущие европейские страны. Вступать в войну в таких условиях для России были крайне невыгодно и опасно. Царь Александр II решился на боевые действия только исходя из соображений защиты южных братьев-славян и учитывая огромную популярность войны во всех слоях русского общества. Известно, что это решение далось ему нелегко, так как он прекрасно понимал, что война в условиях тотальной реформы будет сопряжена с дополнительными потерями и трудностями ведения боевых действий. По сути, цель войны, если можно так выразиться, была благотворительной.

Битва в пути

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. подразделяется на два периода: первый - с начала форсирования Дуная главными силами и до падения Плевны; второй - от падения Плевны до выхода русских войск к Константинополю.
Подготовка к переправе началась заблаговременно. Турки на Дунае имели 22 паровых военных судна. Из них девять броненосных. Для борьбы с турецкой флотилией из Кронштадта и Николаева перебросили 14 паровых катеров и шлюпок, вооружённых шестовыми и буксирными минами (новейшие отечественные разработки). Эффективно используя осадную и полевую артиллерию в сочетании с минными атаками, русские в течение двухмесячной борьбы, частично уничтожив, нейтрализовали турецкую флотилию и 15 июня начали переправу главных сил у румынского селения Зимницы.
Успешно форсировав Дунай и овладев плацдармом в районе Систово, русские войска, разделённые на три отряда, повели наступление на юг, восток и запад.
22 июня 1877 года Южный отряд генерал-лейтенанта Гурко (10 тысяч человек) стремительным ударом захватил древнюю столицу Болгарии Тырново, а 30 июня выступил к Балканам и внезапным нападением 2 июля захватил стратегически важный Хаинкиойский перевал. Разбив три турецких батальона у деревни Уфланы, русские 5 июля вошли в деревню Шипка. В это время 3 июля Западный отряд генерала Криденера взял штурмом Никополь. Наш урон; один генерал, 32 офицера, 1258 нижних чинов. У турок только пленными взято 7000, из них два паши (генерала). Овладение Шипкинским перевалом и Никополем свидетельствует о значительных успехах русской армии.
8 июля произошло первое сражение под Плевной. Против 15-тысячного гарнизона действовал отряд генерал-лейтенанта Шильдер-Шульднера, насчитывавший всего семь тысяч штыков и сабель. Штурм захлебнулся. Наши потери - 2500 человек. Плевна становится главным стратегическим объектом, вокруг которого развёртывается жестокая борьба. 18 июля состоялось 2-ое сражение за Плевну. Наши силы состояли из 24 тысяч штыков, 2200 сабель при 140 орудиях.
Осман-паша, оборонявший Плевну, имел 22 тысячи человек при 58 орудиях. Второе сражение, как и первое, закончилось неудачей. Во многом это объясняется слабым управлением боевыми действиями. В своей записке от 21 июля военный министр Милютин писал: «Если по-прежнему рассчитывать на одно беспредельное самоотвержение и храбрость русского солдата, то в короткое время истребим всю нашу великолепную армию». Наш урон составил семь тысяч человек.
С 9 по 14 августа длилась знаменитая героическая оборона Шипки, в которой участвовали и болгарские ополченцы. В боях за Шипку армия Сулейманпаши пришла в полное расстройство. Потери турок превысили семь тысяч человек, защитники потеряли в два раза меньше. Победу под Шипкой трудно переоценить. В случае оставления Шипкинского перевала турки получали возможность войти в придунайскую Болгарию, соединиться с армиями Осман-паши и Махмед-Али-паши, создав тем самым мощную наступательную группировку.
16 августа 1877 года началось третье сражение за Плевну, в кото­ром на нашей стороне участвовали и румынские войска. Русские - Западный отряд под командованием генерала Зотова - насчитывали 46500 штыков, 5600 сабель при 316 орудиях; румыны имели 29 тысяч штыков и три тысячи сабель при 108 орудиях против 29400 штыков и трёх тысяч сабель турок. Штурм на первых порах почти удался. Генерал Скобелев, лично водивший в атаку батальоны, взял ключевые объекты - редуты Абдул-бей и Реджи-бей. Ещё одно усилие, и Плевна была бы наша. Но Зотов, преувеличивавший силы турок и поэтому боявшийся всяких «неожиданностей», не послал подкрепления. Весь день 31 августа 22 русских батальона бились практически со всей турецкой армией на глазах 84 батальонов, спокойно наблюдавших за этой схваткой. Не получив подмоги, Скобелев отдал приказ оставить редуты. Однако майор Горталов, возглавивший оборону на редуте Абдул-бей и давший слово, что не оставит редут, отпустил остатки своего батальона. Он остался и был поднят турками на штыки. Наши потери: два генерала, 295 офицеров, 13 тысяч нижних чинов. Румыны лишились - трёх тысяч солдат и офицеров, турки примерно стольких же. Неудача под Плевной потрясла и армию, и ставку, и всю страну. Было принято решение: взять Плевну осадой, которая началась 10 октября. Для решения этой задачи была вызвана гвардия. Несколько раз турки пытались вырваться из блокады, но были отбиты с большими для них потерями.. 28 ноября Плевна пала.
После падения Плевны русская армия стала действовать более раскованно и эффективно. И первым результатом новой стратегии стал переход русской армии через Балканы и разгром турецких войск у Шейново. Турки, а также английские и австрийские,генералы, были уверены в невозможности перейти Балканы зимой. Переход зимой Балкан отрядами генералов Гурко, Карцева и Радецкого сопровождался напряженными боями с противником, занимавшим.горные позиции. Это было выдающееся событие в русской военной истории, которое по праву можно поставить в один ряд с переходом Суворова через Альпы.

Даёшь Константинополь!

После форсирования Балкан начинается безостановочное наступление русских войск на Константинополь.. В первой половине января 1878 года войска генерала Гурко овладели. Софией, и Филипполем, блокировав армию Сулейман-паши в Родопских горах, а в конце января батальоны генерала Радецкого без боя взяли Адрианополь. Русские войска вышли на ближайшие подступы к турецкой столице. Отряд генерала Скобелева получил приказ быть в готовности к занятию турецкой столицы. Однако от овладения
Константинополем пришлось отказаться. Это объяснялось следующими обстоятельствами.
Англия и Австро-Венгрия заняли по отношению к России открыто враждебную позицию. Британская эскадра, состоявшая из семи броненосцев, вошла в Мраморное море. По Парижскому мирному договору, подписанному в 1856 году после Восточной (Крымской) войны, Россия лишилась права иметь флот на Чёрном море, и, следовательно, соединения, штурмующие Константинополь, не прикрывались с моря. Военная и экономическая реформы в России ещё были далеки от завершения. В такой ситуации ввязываться в войну одновременно с тремя державами, две из которых ещё не вступали в войну, слишком опасно, если не сказать больше. Поэтому Россия согласилась на подписание 19 февраля 1878 года Сан-Стефанского мирного договора, ратифицированного обеими сторонами спустя ровно месяц. Согласно договору, была освобождена от турецкого ига Болгария, получили независимость Румыния, Сербия и Черногория. Кроме этого, к России перешли Аджария с Батуми, ряд крупных районов Армении и Бессарабия. Россия потеряла в этой войне 15,5 тысячи убитыми, а Турция более 17 тысяч. Количество раненых и заболевших в эту войну примерно в пятьшесть раз превышало число убитых.
Собственно, основные цели войны были достигнуты. Трудно сказать, объявили бы войну России Англия и Австрия, если бы Константинополь оказался в наших руках. Но можно сказать совершенно точно, что, свершись это событие, ход европейской истории пошёл бы по другому пути. Однако история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.
А. ДЕМЬЯНОВ,
доктор технических наук
профессор

Остаётся добавить, что по уходу Русских войск, первое «демократическое» правительство Болгарии, немедленно начало интриги против России. Но это уже другая история.
Всем кто интересуется этой темой, рекомендуем прекрасный роман П.Н.Краснова «Цареубийцы», а так же книгу Василия Немировича-Данченко «Скобелев».

Редактор.

 

Русский герой из самурайского письма.

Во время «шахэйского сидения» (один из эпизодов русско-японской войны 1904 -1905 гг.) конный разъезд 3-й сотни 1-го Оренбургского казачьего полка доставил в штаб 1-й Маньчжурской армии послание, обнаруженное близ китайской деревни. К нему прилагалась записка на китайском языке, которая предостерегала местных жителей от его уничтожения.
Письмо было написано по-русски и начиналось словами:
«Запасный солдат Василий Рябов, 33 лет, из охотничьей команды 284-го пехотного Чембарского полка, уроженец Пензенской губернии, Пензенского уезда, села Лебедевки, одетый как китайский крестьянин, 27 сентября сего года был пойман нашими солдатами в пределах передовой линии. По его устному показанию, выяснилось, что он, по изъявленному им желанию, был послан к нам для разведывания о местоположениях и действиях нашей армии и пробрался в нашу цепь 27 (по русскому стилю - 14) сентября через Янтой, по юго-восточному направлению. После рассмотрения дела установленным порядком Рябов приговорен к смертной казни. Последняя была совершена 30 сентября (по русскому стилю - 17 сентября) ружейным выстрелом. Доводя об этом событии до сведения русской армии, наша армия не может не высказать наше искреннее пожелание уважаемой армии, чтобы последняя побольше воспитывала таких истинно прекрасных, достойных полного уважения воинов, как означенный рядовой Рябов».
Далее сообщалось о последних минутах расставания русского солдата с жизнью и заканчивалось послание так: «Присутствовавшие не могли удержаться от горячих слез. Сочувствие этому искренне храброму преисполненному чувства своего долга примерному солдату достигло высшего предела. С почтением, капитан штаба японской армии». К письму прилагалась схема местности, где совершилась казнь, и покоились останки героя.
С началом русско-японской войны в разведывательном отделении штаба Маньчжурской армии дела шли не самым лучшим образом. Неизвестность тягостно отражалась не только на всем командном составе, она влияла на солдат. Потому среди них и находились смельчаки, готовые для борьбы на «тайной» тропе...
Таким оказался Василий Тимофеевич Рябов. Призванный из запаса, на фронте он добровольно вызвался стать разведчиком или охотником, как тогда говорили. Несколько раз Рябов ходил через линию фронта под видом китайца и приносил весьма ценные сведения о противнике. Во время одной из таких отлучек русского разведчика схватил японский патруль и под конвоем доставил в расположение штаб-квартиры японских войск близ селения Цишань.
На следующий день Рябову учинили допрос с пристрастием, но он наотрез отказался отвечать на вопросы, касаемые военной тайны. Смертный приговор он встретил словами «Я готов умереть за Веру, Царя и Отечество!»
После войны тело героя в сопровождении почетного эскорта из чинов Пензенского гарнизона перевезли на Родину для погребения. Подвиг Василия Рябова получил широкую огласку подобно той, что удостоились герои «Варяга» и «Корейца». Общественная подписка собрала значительную сумму денег для установки на его могиле в родном селе Лебедевка достойного монумента.
Во время первой мировой войны на экраны синематографа вышел фильм о Рябове, который получил одобрение императора Николая II. А потом, в годы Великой Отечественной, в момент высокого патриотического подъема, в 1943 г. вышла книга писателя С. Улыбина «Подвиг Василия Рябова».
Не забыт Василий Тимофеевич и поныне. Уже стало традицией в среде пензенских односельчан ежегодно, 6 мая, в день Великомученика Георгия Победоносца служить панихиду на могиле героя в селе Лебедевка.

А. НЕТЕСОВ, военный историк.

 


БИТВА ТИТАНОВ


Хроникально-аналитическое обозрение вьетнамской и афганской войн от профессора Демьянова

В средствах массовой информации и в умах части нашего общества сформировалось весьма устойчивое мнение: у США был Вьетнам, на котором они «сломали зубы», а у СССР - Афганистан. Но равнозначны ли эти две войны? Можно ли их сравнивать только лишь по тому факту, что и США, и СССР в конечном итоге вывели свои войска? Правильно ли при их анализе расставлены акценты? Чтобы разобраться в этих вопросах, обратимся к хронике тех давних событий.

ВЬЕТНАМ

Итак, 8 февраля 1965 года южно-вьетнамские ВВС и подразделения ВВС США нанесли удары по военным объектам, расположенным на территории Северного Вьетнама, а 8 марта того же года начались первые боевые действия американских сухопутных сил. Так началась вьетнамская война с участием США и их союзников.
Американские войска в этот период действовали с укрепленных баз. Они проводили в основном кратковременные локальные операции с переменным успехом. Численность их войск к концу года возросла с 22 до 185 тыс. человек. Американцев поддерживали австралийский усиленный пехотный батальон, новозеландская батарея 105-мм гаубиц, а также южно-корейские отдельная бригада морской пехоты и пехотная дивизия с частями усиления.
В середине 1966 года американские войска предприняли первое продолжительное наступление с целью уничтожения главных сил и баз противника. Значительно увеличилась и численность войск, задействованных в операциях. Так, в операции «Эттлборо» (14 сентября - 24 ноября 1966 г.) участвовали до 22 тыс. чело­век, а в операции на Центральном плато (16 октября - 30 ноября 1966 г.) - две пехотные и одна кавалерийская (аэромобильная) дивизия.
Однако подразделения северо­вьетнамской армии, пользуясь хорошим знанием местности, всегда находили возможность оторваться от преследования и скрыться в джунглях. А после отхода союзнических войск практически всегда незамедлительно возвращались на территорию, которую контролировали.
Численность американских войск к концу года достигла 385,3 тыс. человек, а количество.войск союзников - до 52,5 тыс. человек.
В 1967 году американцы провели два массированных наступления - «Кедровая осень» (8-26 января) и «Узловой город» (22 февраля -14 мая) и завершили размещение первой военной базы в дельте реки Меконг. Численность американских войск и их союзников к этому времени составила соответственно 480 и 59,4 тыс. человек. Однако они не помешали силам Северного Вьетнама и Вьетконга быстро перегруппироваться и продолжить операции против баз противника. Эти практически молниеносно совершаемые мобильными силами удары достигли пика интенсивности во время «Наступления Тет» (30 января - 29 февраля 1968 г.). В ходе 45-дневного сражения атакам партизан подверглись одновременно 43 наиболее крупных города Южного Вьетнама. Объединенные силы союзников потеряли более 150 тысяч человек, в том числе 48 тысяч американцев. Было сбито и уничтожено на земле 2200 самолетов и вертолетов, сожжено 5250 военных машин, потоплено и повреждено 233 корабля, перерезаны все важнейшие наземные коммуникации американских войск.
Известие об этом наступлении, его масштабы, широта охвата и ярость военных действий потрясли Америку, после чего последовали многочисленные манифестации с требованиями вывода войск США из Вьетнама. В ответ главком американского военного контингента Крейтон У. Абрамс выдвинул про­грамму «вьетнамизаций» с целью переложить основную тяжесть защиты страны на самих аборигенов.
Численность американских войск в том году достигла 536 тыс. человек, а их союзников 65,8 тыс. человек.
К 1969 году: военное, присутствие США во Вьетнаме достигло рекордной цифры - 550 тыс. человек, а союзников - 68,9 тыс. человек. Эта группировка поддерживалась 7-м флотом, а также, стратегической авиацией. •
I апреля 1970 года силы Вьетконга и Северного Вьетнама практически одновременно атаковали более 130 военных баз и населен­ных пунктов Южного Вьетнама.
12 января - 9 апреля 1971 г. - серия операций американских и южно-вьетнамских сил.
11 августа 1971 г. – передача ответственности за проведение на­земных операций южно-вьетнамским силам.
26-31 декабря 1911 года - усиленные бомбардировки Северного Вьетнама. Численность вооруженных сил США составила 188 тыс. человек, а союзников - 62 тыс. человек.
30 марта 1972 года началось «Пасхальное наступление» войск Северного Вьетнама. Это была самая крупная операция со времен «Наступления Тет», в результате которого северовьетнамские войска овладели провинциями Беньдинь и Контун.
12 августа 1972 года - прекращение участия сил США в наземных операциях.
26 октября 1972 года - Америка устами Г. Киссинжера заявила о скором достижении Мира.
18 декабря 1972 года возобновились массированные авианалеты ВВС США. Всего за 12 дней на города Северного Вьетнама было сброшено более 100.тыс. тонн бомб. При этом силы ПВО Северного Вьетнама сбили 80 самолетов, в том числе 23 стратегических бомбардировщика В-52.
15 января 1973 года - президент США Ричард Никсон отдает приказ о приостановке всех наступательных операций.
27 февраля 1973 года - прекращаются военные операции США в Лаосе.
29 марта 1973 года - последние американские воинские части покидают Вьетнам.
За время войны во Вьетнаме американцами было сброшено 14 млн. тонн бомб, что эквивалентно мощности 700 атомных боеприпасов, вроде того, что разрушил Хиросиму. Общие потери в живой силе состави­ли порядка 250 тыс. человек. Из них 50 тыс. - безвозвратные потери. При этом благодаря советской военной помощи и, в частности, применению ракетных комплексов «земля-воздух», ВВС США потеряли более 9.тысяч самолетов и вертолетов.
Таким образом, несмотря на вложение огромных финансовых и технических средств, технологическую войну и, в частности, войну в воздухе, Америка проиграла. А одержать победу с использованием только сухопутных сил не имела возможности как минимум по следующим причинам:
1. Использование в джунглях тяжелой артиллерии и бронетехники не эффективно. Основным средством поражения здесь становится легкое и тяжелое стрелковое оружие. Доказывать преимущества советского стрелкового оружия над американским сегодня считается неприличным даже в штатских кругах. Однако при оценке соотношения потерь воюющих сторон (США и Северный Вьетнам) на суше, это не учитывается; и они как минимум уравниваются. А на самом деле потери американцев были значительно выше.
2. Вьетнамцы долгие годы жили в состоянии войны, борясь за свою независимость. Поэтому можно утверждать, что потери от 500 тыс. до миллиона человек они психологически могли перенести, а американцы - нет.
Следовательно, выиграв технологическую войну, вьетнамцы фактически выиграли войну и на суше.

АФГАНИСТАН

Теперь рассмотрим основные этапы афганской войны.
24-25 декабря 1979 г. - захват Кабула силами трех советских воздушно-десантных дивизий, переброшенных самолетами.
Январь-февраль 1980 г. - уси­ление сопротивления моджахедов. Несколько городов, удерживаемых советскими войсками, окружены и осаждены.
Март-апрель 1980 г. - советс­кое наступление. Его цели:

  1. освободить осажденные города;
  2. изгнать моджахедов с плодо­родных равнин и пересекающих их стратегически важных дорог;
  3. создать зону безопасности у границы близ Хайберского прохода, по которому моджахеды получали припасы и оружие из Пакистана;
  4. ликвидировать все базы сопротивления в горных районах Афганистана.
  5. 1 марта 1980 г. - первая фаза. Советские войска применили самолеты МИГ-21 для обстрела позиций моджахедов ракетами и напалмом. Затем вертолеты МИ-24 обрушили на позиции моджахедов еще больше напалма и ракетного огня. Потом вертолеты МИ-8 высадили на позиции воздушно-десантные войска. Вскоре все советские гарнизоны были освобождены, а уцелевшие моджахеды оттеснены в горы.
    Апрель-май 1980 г. - вторая и третья фаза. Моджахеды, понеся тяжелые потери, отступили в горы. Вскоре была создана зона безопасности.
    1980-1985 гг. - продолжение сопротивления моджахедов. Постепенно увеличилась численность контингента советских войск с 85 до 105 тысяч человек. Советские войска провели многочисленные операции, приведшие к серьезным потерям в рядах моджахедов. Были расширены взлетные полосы на девятнадцати старых аэродромах и сооружены новые - в Кандагаре, Герате, Дададшане и Мазари-Шарифе также база в горном районе близ китайской границы. В 1984 г. на базах ВВС в пределах досягаемости Персидского залива и Индийского океана находилось до 400 самолетов.
    1986 г. - увеличение американской помощи моджахедам.
    Октябрь 1986 г. - примиренческая политика президента Афганистана Наджибуллы. После встречи с советским руководителем М. Горбачевым, Наджибулла попытался покончить с гражданской войной. Он провозгласил политику на­ционального примирения, предложив мятежникам одностороннее прекращение огня и ограниченное участие в правительстве. Оба предложения были отвергнуты.
    Февраль 1988 г. - планируемый вывод советских войск. Согласно заявлению СССР, в случае успеха переговоров, ведущихся между Наджибуллой и правительством Пакистана, 5 мая 1988 года начнется вывод всех советских войск из Афганистана. Предположительно их эвакуация должна была занять десять месяцев. 14 апреля 1988 г. - Женевские соглашения между Пакистаном и Афганистаном. Они последовали за ташкентской встречей М.Г. Гор­бачева и Мохаммеда Наджибуллы. 15 мая 1988 г. - 15 февраля 1989 г. - вывод советских войск. Плановая эвакуация без каких-либо осложнений завершилась за девять месяцев. Правда, в Афганистане ос­тались и продолжали поддерживать режим Наджибуллы советские воен­ные и политические советники. Про­должались и военные поставки.

    Потери советских войск в Афганистане (убитыми, умершими от ран и болезней, погибшими в результате различных происшествий), составили 14453 человека. Санитарные потери составили 49983 человека, из них возвращены в строй 38614 (77 процентов). Стали инвалидами 6669 человек, пропали без вести 330 человек.
    Потери военной техники составили: самолетов - 103, вертолетов - 317, танков - 147, боевых машин пехоты и бронетранспортеров - 1314, орудий и минометов - 433.
    Общие потери афганской стороны составили порядка 1,5 млн. человек.
    Таким образом, технологическую войну моджахеды (считай, США) проиграли, и следовательно, соотношение потерь 1:100 сохранялось. При увеличении масштаба и интенсивности военных действий, потери, например в 140 тыс. человек СССР психологически мог бы выдержать (к сожалению, бывало и больше), но потери афганской стороны в этом случае достигли бы страшной цифры - 15 млн человек. Очевидно, что наша военная машина могла перемолоть Афганистан, как перемолола в свое время военную мощь Золотой Орды, Карла XII, Наполеона, потенциал которых был несоизмерим с афганским.
    Но Россия не «хотела» выигрывать эту войну, задачи были все-таки иные. Другое дело, нужно ли было вообще вводить войска для решения этих задач? Впрочем, политическая и нравственная оценка событий в настоящей статье не рассматриваются.
    Итак, советские войска ушли из Афганистана в результате политического решения руководства своей страны, оставив позиции, которые контролировали в течение девяти лет. Американские же войска были выбиты из Вьетнама, потеряв в результате серии крупномасштабных наступательных операций регулярной армии Северного Вьетнама все ключевые стратегические позиции. И не надо путать при оценке этих событий «белое с острым».

    А. ДЕМЬЯНОВ.
    доктор технических наук
    профессор

    В дополнению к этому материалу, смотрите на странице «Военные знания» статью «Люди и горы»

     

    Сталиниада

    Предисловием к этому материалу является выдержка из книги Феофана Затворника «Мысли на каждый день года по Церковным чтениям из Слова Божия», Неделя первая поста

    Неделя первая поста.

    [Ев. 11, 24-26, 32-12, 2 ; Ио. 1, 43-51]. Православие. Не забудь правого слова, которое сказал ты Богу, возобнов­ляя с Ним завет, нарушенный с твоей стороны недобросовестно. Припомни, как и почему нарушил и старайся избежать новой неверности. Не слово красное славно, — славна верность. Не славно ли быть в завете с царем? Сколько же славнее быть в завете с Царем царей! Но слава эта обратится в посрамление тебе, если не будешь верен завету. От начала мира, сколько прославлено великих людей! И все они прославлены за верность, в которой устояли, несмотря на великие беды и скорби из за такой верности : «испытали поругания и побои, а также узы и темницу. Были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления ; те, которых весь Мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли ... посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса" (Евр. 11,36-38; 12. 1-2).  

    Михаил Назаров
    СТАЛИН – ПЛОТЬ ОТ ПЛОТИ
    ЖИДОБОЛЬШЕВИЗМА?
    Послесловие к дискуссии о «православном сталинизме»

    Последние рассылки сайта "Русь Православная" (В. Седых. "Он весь как Божия гроза..."; Л. Безручко. "Заветам Сталина верны!" и др.) возвращают читателей к вопросу "православного сталинизма" с явным намерением хотя бы отчасти реабилитировать это понятие: мол и одни правы, и другие – только каждый по своему... Не стану вступать в новую подробную полемику по высказанным аргументам, поскольку все они на цифрах и фактах, в том числе относительно "возрождения Церкви", были опровергнуты мною в этой дискуссии и ранее в книге "Вождю третьего Рима" (гл. III-7, IV-1+2), и не только мною.
    Интереснее сейчас рассмотреть то, почему "православные сталинисты" упорно не принимают во внимание никаких фактов, противоречащих их убеждению, как будто их не существует. Да и своих мифов о "православном Сталине" ничем подтвердить не могут, тем не менее свято верят в них, используя как "церковное доказательство".
    В частности не подтверждается никакими документами (я специально спрашивал у ведущих историков Церкви и у архивистов) история с явлением Богородицы ливанскому митрополиту Илие якобы для передачи послания Сталину. Неужели Богородица не нашла для этого никого более достойного, чем новостильный клирик-иностранец, далекий от русской трагедии, который настолько хорошо разбирался в сути коммунистического строя, что назвал "русским" красное знамя антирусского интернационала? Да и как Богородица могла бы призывать Сталина жертвенно защищать город с кощунственным именем Ленинград - вместо города с именем апостола Петра?! Не подтверждается никакими документами и сталинский "план депортации евреев" в 1952-1953 гг. (эта легенда была раздута еврейством в виде типичного "гевалта", ныне даже еврейские историки признали это, см.: См.: Костырченко Г.В. Тайная политика Сталина. М., 2001. С. 671-684; Костырченко Г.В. Депортация-мистификация // Наш современник. М., 2003. № 3; см. также: "Вождю Третьего Рима", гл. IV-2).
    Даже явно противоположные по смыслу факты "православными сталинистами" нередко интерпретируются в свою пользу, как например, величания вождя из уст советских иерархов (это надо же: заставить даже носителей апостольского преемства славословить бывшему семинаристу-отступнику!). Или, например, один из участников дискуссии пишет: «Внимательное прочтение письма Родзаевского к Сталину может многое изменить в нашем традиционном понимании сталинизма». Именно при внимательном его прочтении совершенно очевидно, что Родзаевский каялся в антисоветизме и возвеличивал Сталина – в надежде заслужить у него прощение. Не заслужил. Тем не менее его отчаянные предсмертные славословия вождю тоже кладут в качестве "прозрения" в копилку "православного сталинизма".
    Эта полемика ясно показывает, что в лице современных "православных сталинистов" мы имеем дело не с попыткой объективного научно-исторического подхода, не с государственно-аналитической оценкой итогов сталинизма (некоторые научно-технические достижения при Сталине несомненны – но неужели наши гениальные конструкторы и ученые хуже работали бы без лагерей и "шарашек"?). Мы имеем дело и не со своеобразной православной историософской точкой зрения на большевицкую революцию (таковую, впрочем тоже частично спорную, отметим у петербуржца А. Казина). Мы имеем дело с некоей идеологией наподобие "религиозной" ВЕРЫ, которая состоит а) в оправданной нравственной потребности иметь идеал сильного правителя и в б) неоправданном стремлении выдать желаемое за действительное в таковой идеализации фигуры Сталина.
    Именно эта вера выбирает для себя по крупицам подходящие факты, отвергает все противоречащие, плодит мифы и даже создает фальшивки наподобие "православного завещания" Сталина. Именно эта вера, не справляясь с опровержением неопровержимых фактов, пытается их нейтрализовать религиозной терминологией, до понимания которой антикоммунисты "не доросли". (При этом совершается и такая подтасовка: все, кто против Сталина, – единомышленники жидов и демократов, которые "ненавидят Сталина за то, что очистил руководство от еврейского засилья" – таков упрек О.А. Платонова автору этих строк.)
    Вот и сейчас в заглавии одной из статей на сайте "Руси Православной" Сталин назван "Божией грозой". Так, наверно, можно называть тех наших врагов в истории, которые воевали против нас, не зная истины о России и не ведая, что творят. Таковых было немало (Чингизхан, Наполеон и т.п.) – и они заставляли русский народ осознать, по каким нашим грехам было попущена Богом эта "гроза", в страданиях очиститься от греха и таким образом победить врага.
    Но невозможно квалифицировать как очистительную "Божию грозу" те силы, которые ведают, что творят, выполняя богоборческий замысел сатаны по уничтожению православной удерживающей России. Таковы, прежде всего, сатанинское жидовство, его мошиах-антихрист и все его предтечи (марксизм даже по признанию еврейского философа Бубера был светским, обмельчавшим вариантом иудейского земного царства мошиаха). Хотя эти силы и попускаются Богом на господство над міром в конце истории, но уже не как очистительная "гроза", а как торжествующее зло, которое будет окончательно побеждено Самим Христом в его славном Втором Пришествии.
    Так вот, в жидобольшевизме была уже не очистительная "гроза". В нем была обличительная "репетиция апокалипсиса" и Сталин был плоть от плоти этой репетиции, он ее лишь несколько модифицировал, никогда при этом не отказываясь от идеологии марксизма. Во всем этом русскому народу был воочию явлен прообраз царства антихриста, чтобы мы ужаснулись ему, оттолкнулись от него, вернулись хотя бы на малое время на свой исторический путь – принеся этот плод покаяния и опыт такого страшного познания зла всему человечеству, добровольно скользящему к той же пропасти. И если мы все еще не выносим должного урока из этого страшного опыта, значит мы достойны лишь новых страданий, новых разрушений, жертв и утрат – до вразумления хотя бы как можно большего числа русских людей (быть может, уже и без восстановления православной государственности, если мы ее недостойны...).
    Сталин был умным государственным человеком – никто с этим не спорит. Но ум его в этой "репетиции апокалипсиса" был ограничен интересами его личной власти, на службу которой он поставил и все свое государство. Для ее сохранения и упрочения он отверг утопический план Троцкого немедленной міровой революции "кавалерийским наскоком" и решил, творчески развивая марксизм, предварительно создать базу революции в России в опоре на русский народ. Для этого надо было прекратить войну против державообразующего народа и использовать в целях укрепления власти и его численно преобладающее тело, и его качества, воспитанные Православием: жертвенность, нестяжательность, государственность, терпение – переориентировав их на служение своим властным целям. Вот в чем смысл сталинизма как приспособительной мутации большевизма под русский народ.
    Для этого надо было также вычистить из партии "троцкистов" (но совсем не по национальному признаку: просто евреев в их стане оказалось, по понятным причинам, больше). Делалось все это Сталиным не для "спасения русского народа от жидовского засилья" (народа вождь по-прежнему не жалел и гробил миллионами), а для укрепления своей власти, тем более накануне опасной внешней войны и особенно уже в ее ходе, для спасения от грозившего поражения. Национальная мутация сталинизма была и способом мобилизации народных сил, и обманным способом порабощения русского народа, его оседланием для паразитирования на нем. Причем этот способ на тот момент был более эффективным, чем кровавые репрессии (они уже сделали свое подготовительное дело, уничтожив все потенциальные силы сопротивления).
    Метод подмены и обмана, между прочим, основной в разнообразном арсенале средств антихриста по созданию своего царства. Никто добровольно в рабство к нему не пойдет, вот и использует «отец лжи» свое основное оружие в разной упаковке применительно к разным народам: евреев соблазняет "богоизбранностью" для господства над "гоями-скотами", западные народы – свободой греховных удовольствий и эгоистичными материальными благами, русский народ – жертвенным служением идее, независимо от ее истинности, и служением государству как форме, независимо от ее содержания.
    Таким образом, товарищи "православные сталинисты", в переводе на православные понятия вы принадлежите к той части жертвенного русского народа, которую удалось оседлать сатане: тогда это удалось через уничтожение миллионов стойких православных и через тотально-карательное насаждение образа "гениального народного вождя" Сталина, сейчас – через нравственную потребность в "гениальном народном вожде", то есть через миф о "православном" Сталине. И то и другое сатане удалось осуществить также и посредством кощунственного забвения в вашей памяти всех мученических жертв этой жидобольшевицкой "репетиции" царства антихриста.
    Мифотворческая идеализация как "Русского национального вождя" этого изменника Православию (он был семинаристом, знал Истину, но предал ее и никогда в этом не покаялся), – по сути богохульство. И если в этом мифотворчестве участвуют даже некоторые представители духовенства (приводились высказывания о Сталине и священников, епископов, и первоиерарха) – то это говорит лишь о такой же порабощенности их тем же сатанинским воздействием: тогда воздействием страха, теперь соблазном "православного сталинизма" как идеала должного вождя.
    Так примирил ли сталинизм «коммунизм с религией» (как пишет один из участников дискуссии), или он примирил русских националистов с сатанским обманом? «Вымолила Сталина у Бога для России» Русская Православная Церковь (как пишет другой) – или же Московская патриархия в своих молитвах за нынешнюю антирусскую власть несет непереваренную отраву того "первородного греха" своего неканоничного сталинского воссоздания в 1943 году? (Даже в книге митрополита Иоанна Ладожского и С.-Петербургского это воссоздание характеризуется так: "антихристианская диктатура в СССР не изменила своей внутренней сущности, она лишь приспособилась к новым условиям". - "Самодержавие духа". СПб., 1994. С. 320.)
    Такими ли были «чаяния русских черносотенцев, которые воплотил в жизнь Сталин» (как пишет третий)? Могли бы черносотенцы приветствовать такие сталинские достижения как уничтожение более 100 000 священнослужителей накануне войны, расстрел 2000 русских национальных кадров по "Ленинградскому делу" после войны? Для пропаганды сталинского "жидоборного" мифа используется и то, что в борьбе за власть одни бесы соперничали с другими, – это подается как сознательная, чуть ли не "православная" чистка Сталиным партии "от жидов". Как эта "сознательность" объясняет одновременную решающую помощь Сталина людьми, оружием и дипломатией в создании сионистского (жидонацистского) государства Израиль – седалища грядущего антихриста?
    Все это нынешними "православными сталинистами" либо замалчивается, либо оправдывается неуклюжими отговорками: мол, вождь ничего "не знал", а "сионисты его обманули" (О.А. Платонов) Где же была его "гениальная мудрость", в которой, как видим, не нашлось места для четкого понимания сути сатаноизбранного народа?
    Можно понять и принять потребность части русских патриотов в сильном вожде. И надо готовить такого вождя. Но для православного человека выглядит кощунством наделять такими качествами именно Сталина – вопреки реальным фактам. Это кощунство по отношению к Новомученикам, к миллионам жертв нашего народа, к разрушенной православной государственности и ее удерживающей традиции, к замыслу Божию о России и о нашем народе. Такое кощунство не даст нам победы, ибо не даст нам помощи святых Новомучеников и Божией помощи. Это кощунство не может остаться и безнаказанным как продолжающийся добровольный и тем самым более страшный грех этой немалой части нашего народа в возвеличивании явного зла.
    Давайте же будем освобождаться от этой греховной порабощенности обманным мифом. Будем восстанавливать истинную православную систему координат: и в оценке "православного сталинизма", и в служении Церкви, и в определении современных задач, стоящих перед нашим народом. В надежде не на помощь захороненной мумии Сталина, а на Божию помощь.

    Комментарий К.Душенова:

    Спорим, спорим, а всё не о том…
    Сегодня в Сталине людей привлекает одно: ДЕЕСПОСОБНОСТЬ, т.е. способность реально решать задачи, стоящие перед страной. Выкорчевать врагов, победить в войне, укрепить державу, сплотить нацию, создать атомную бомбу, снижать цены и т.п… Мы ныне этой жестокой дееспособности напрочь лишены. И во власти, и в оппозиции – дешёвые клоуны, напыщенные ничтожества, трусливые интриганы, похотливые извращенцы. Поэтому никакие стоны об «антихристовом сталинизме» не остановят массового почитания Сталина.
    И нечего всё это списывать на другие причины. Народ «брюхом чует» нашу «патриотическую» ложь, слабость, боязливость, бессилие, угодничество. Дело не в Сталине, а в нас самих, нынешних «русских патриотах» – безвольных, недееспособных, дурацки амбициозных, трусливых и продажных. Преодолеем свой страх – и никакой Сталин нам будет не нужен… А пока – популярность его будет только расти. Везде, и в православных кругах – в том числе.
    И весь изощрённый полемический запал антисталинистов уходит в пустоту.
    При этом они удивительно беспомощны в своём «праведном гневе». И митрополит Илия им, видите ли, не гож – новостильник он, да и «ведущие историки Церкви и архивисты» сомневаются. Иностранец, к тому ж, чего с ним церемониться… Они и за Богородицу уже всё решили: не могла Она, конечно, таким недостойным сосудом воспользоваться, и всё тут!
    Все «сталинисты» из числа русского духовенства вдруг чохом оказались «недостойными»! И отец Дмитрий Дудко плох, хотя двадцать пять лет назад, когда он критиковал «советский тоталитаризм», они его вместе со всем Западом «на ура» принимали. И архиепископ Лука Войно-Ясенецкий… И митрополит Вениамин Федченков подкачал – хотя уж он-то под клеймо «советского иерарха» никак не подходит…
    А главного так и не видят. Никто ведь из Сталина «православного вождя» лепить не собирается ( Не только собираются, но уже и слепили. М.С.А.). Просто в Сталине сегодня сосредоточилась вся русская тоска по Ивану Грозному, который – чает народ – огнём и мечом выведет всю ту мразь и нечисть, которая облепила Святую Русь и пьёт не напьётся русской кровушкой…
    А мы, дурни, всё свою волынку тянем: этот «недостаточно православен», тот – «новостильник», остальные – «дискредитированы советчиной»… Да мы с вами сами, нынешние, уже так дискредитированы своей междоусобной грызней и нелепыми взаимными обвинениями, что дальше ехать некуда!. Мы сами, всем своим поведением – главные агитаторы за Иосифа Виссарионовича!
    Грустно всё это…

    Комментарий к комментарию:

    Есть старый и хороший гастрономический принцип—употреблять котлеты отдельно от мух. На языке логики он называется «анализ». Глубоко мною уважаемый К.Душенов (на самом деле. М.С.А.), почему—то предпочитает в данном случае им не руководствоваться. Ну понятно—недееспособность православных патриотов всем очевидна. Их междусобойные склоки всем надоели, буквально до омерзения к персоналиям. Да, народ хочет, когда подсознательно, когда и сознательно, сильного лидера. Но разве это как-то может повлиять на наш анализ и оценку личности Сталина? Разве не понятно, что этот жупел—православного патриота Сталина, был вброшен, и продолжает разрабатываться нашими врагами именно с целью разжигания дополнительных склок? Разве не понятно, что для православно мыслящего патриота, просто верх идиотизма заниматься апологетикой Сталина, в то время как такие дорогие имена в нашей истории как например Иоанн Грозный, император Павел Первый и многие другие подвергаются систематическому поношению? (Не вполне понятно, почему «русская тоска по Ивану Грозному сегодня сосредоточена в Сталине» а не в Иване Грозном. Однозначно, что в Сталине сосредоточена тоска по Сталину. И тоска эта уже не русская. Вот об этом, собственно говоря, и речь.) Разве вы не видите, что этот жупел стал активно разрабатываться с началом путинской «новой эры» РФ-ской власти (которая властью-то, по сути, не является). Ведь это же элементарный приём информационной войны—создание ложного приоритета и ложной цели, которым в данном случае блокируется истинное движение к единственно возможной для нас цели—православному самодержавию, и осуществляется подмена её на диктатуру сталинского типа, и через неё приход диктатуры типа путинской—антихристовой по сути. И ведь это-то и происходит у нас в России с 2000г. Ведь электорат—безмозглая по определению этого слова, нерусская по духу масса населения– обрабатывается при помощи сталинского мифа именно в направлении принятия путинщины как православной государственности. (И сколько уже отпущено тёплых замечаний в адрес путинщины нашими патриотами– и вертикаль власти восстановил, и армию якобы укрепляет т.д. и т.п. Радуются дуралеи построению сильного царства зверя).
    И что всё идёт к тому, что вместо православного царства, нам будет спущена сатанистская диктатура сталинского типа, «освящённая» марионеточной церковью. А разве это аргумент, что «никакие стоны об «атихристовом сталинизме» не остановят массового почитания Сталина»?
    Ну да—не остановят. Как не остановят «стоны» об антихристе и пришествия антихриста. И весь люд массово ему поклонится. Ну а нам—то что? Тоже туда?
    Вы совершенно правильно говорите, что «дело не в Сталине, а в нас самих». Но ведь речь—то, в данном случае идёт о Сталине, а это как ни крути, и есть разговор о нас самих. Ведь надо же, как - то с этим разобраться, ведь важная идеологическая проблема. Или нет? Или на идеологической войне, мы хотим быть вечными мальчиками для битья, этакой рыбой безгласной (и безмозглой), хватающей крючок с любой наживкой?
    Ведь вы же сами Константин Юрьевич, совершенно правильно, я бы сказал блестяще, разоблачаете сказки о православном Путине на основании фактов—дел и высказываний самого Путина, а не на основании путинских агиток.
    Ну давайте и к делу оценки личности Сталина, привлечём в качестве главного эксперта и свидетеля самого Сталина.
    Почитайте документы написанные или подписанные Сталиным. И тогда не будет ни одного вопроса.
    Хоть полное собрание сочинений, хоть краткий курс истории ВКП(Б).
    Вот для примера высказывания Сталина, или о Сталине приведённые в книге митрополита Санкт-Петербургского Иоанна «Самодержавие духа».
    «Решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма, является первой очередной задачей нашей партии» (стр. 315);
    В 1928 г. Сталин начиная коллективизацию, жаловался в одном из своих интервью на «реакционное духовенство», отравляющее души масс. “Единственное о чём надо пожалеть,- сказал он,- что духовенство не было с корнем ликвидировано»
    Жалоба великого пролетарского вождя была конечно услышана.
    В 1932 году была обьявлена «безбожная пятилетка». К 1936 году планировалось закрыть последнюю церковь, а к 1937-му добиться того, что бы имя Божие в России вообще перестало упоминаться. Время если и вносило коррективы в эту кощунственную кампанию, то лишь меняя обвинительную терминологию. Расстреливали же одинаково рьяно и быстро: в 1919-м просто так или за «контрреволюцию», в 1937-м за организацию, скажем «церковно-фашистского центра» (21 сентября 1937 года Особой тройкой областного управления НКВД в Нижнем Новгороде по такому обвинению был приговорён к расстрелу митрополит Нижегородский Феофан (Туляков). Вообще же, только за этот год исчезли без следа 35 русских архиреев, сгинув в кромешных недрах НКВД и ГУЛАГа. А ведь именно этот период апологеты Сталина относят к «очистке страны от еврейского засилья». Кого прикажете иметь в виду мне?)
    Казалось ничто уже не спасёт Россию от медленной, мучительной смерти- равно физической и духовной. Но Господь судил иначе: страшное потрясение новой великой войны в очередной раз—вопреки всем человеческим расчётам—изменило русскую судьбу. (Митрополит Санкт- Петербургский и Ладожский Иоанн «Самодержавие Духа» СПб 1996). (Видите—Господь спас вопреки всем человеческим расчётам. А вы говорите Сталин.)
    Вообще конечно количество священнослужителей перемолотых в сталинской мясорубке огромно и точному подсчёту видимо не поддаётся. При этом речь нужно вести именно о годах т.н. сталинского возрождения церкви с 1941 по 1953г. Здесь нет возможности перечислить все свидетельства об особенностях режима и обстоятельствах нахождения там, всех мучеников ГУЛАГа священнического сословия (так же не могут не идти в расчёт просто русские люди, которые там сидели). Отсылаю всех желающих разобраться к книгам «Отец Арсений», «Старец Сампсон» и др. (Любопытно, что обе эти книги, в своё время вызвали раздражение и нападки православных(?) публицистов).
    Здесь есть смысл слегка коснуться только некоторых ньюансов сталинского правления, которые обычно остаются вне рассмотрения авторов журнальных полемистов.

    Итак, православный Сталин.
    Разумеется тот аргумент, что приводит М.Назаров в случае с явлением Богородицы, митрополиту Илие, это плохой аргумент. Богородица могла явиться с этой целью к кому угодно и нам не дано знать почему. Да и надо ли? В принципе такая история конечно быть могла, но это не значит, что была. Конечно путь такой не самый близкий, и сомнительно, что Сталин поверил бы Митрополиту Илие больше и легче, чем если бы Богородица явилась бы ему самому. Ведь явлена же была предупреждающая рука царю Валтасару (хотя это не делает этого царя, Божиим избранником).
    Разве в этом дело? Ну прекратил красный дракон, на время войну с Церковью Божией по Божиему повелению, и каким-то образом Сталину показали, что его ждёт в посмертии, и конечно он испугался и послушался. И тогда вся страна услышала не только пресловутое «Братья и сестры», но и лязг бутылки о стакан, произведённый трясущейся от страха рукой вождя.
    И прекратил он на время войну с Церковью—не до того стало. Ведь в этом и смысл войны как наказания Божиего—что бы стало «не до того».
    Хотя всё это конечно мои домыслы. И самое время обратиться к фактам.
    Мистическая суть сталинского режима, хорошо раскрывается в градостроительной политике и архитектуре того времени. Так при перепланировке Москвы, был составлен ситуационный план, предполагавший снос храма Христа Спасителя. План этот подписан наряду с Орджоникидзе и Сталиным. Это раз.
    На месте храма, предполагалось строительство дворца советов (или союза—точно не помню), здания совмещавшего в себе архитектурные решения соломонова храма и пергамского алтаря. Это два.
    Гигантское здание увенчивалось гигантской фигурой величайшего преступника всех времён и народов—Ленина. Другое сооружение подобного рода - Мавзолей использовался (и используется до сих пор) для хранения мумии сатаниста– почти точная копия пергамского алтаря. Это три.
    Общий план Москвы— в общем реализованный уже после войны– предполагал сооружение семи высотных зданий в общих чертах повторяющих замысел дворца советов– смесь соломонова храма и пергамского алтаря. Силуэт огромного сооружения венчался ( и венчается сегодня) звездой баффомета-пентаграммой, которая вообще является главной приметой сталинской (и путинской) России. Это четыре.
    Вся концепция плана, со всей очевидностью перечёркивает (точнее—запечатывает) мистический градостроительный замысел устроителя старой Москвы-патриарха Никона.
    Москва по его замыслу должна была иметь подобие Святой земли. С этой целью Москва была окружена семью монастырями, символизировавшими семь врат Иерусалима, был построен храмовый комплекс—Новый Иерусалим, во всём устройстве которого была зашифрована мистика Иерусалима Небесного, а так же Московского царства как Третьего Рима. Была устроена символическая Голгофа—Лобное место. (Рядом стоит как известно мавзолей).Таким образом, повторюсь, советским градостроительством ставилась как бы точка в истории Руси-Третьего Рима и Москвы как его столицы, и начиналась история Москвы столицы антихристовой империи, и даже кощунственно присваивалась якобы преемственность от Третьего Рима.
    Это пять.
    Сам мавзолей, как известно, использовался в качестве трибуны при проведении советских культовых праздников. Во время их, вождь всех племён и народов, прохаживался туда-сюда по трибуне, а по сути алтарю чёрномагического культа сатанинского божества—ВИЛа ( аббревиатура из начальных букв имени отчества и псевдонима, лежащего в нем в виде мумии вождя),
    алтарём которого являлся пергамский алтарь, и подпитывался черной энергией исходящей из мумии, лежащей под его ногами в пентаграмме баффомета. Эта сила-энергия от вождя, и от остальных членов ЦК, его соседей по тибуне, а так же через ретрансляторы - высотные здания с пентаграммой -передавалась толпе (в приказном порядке, составленной из всех племён и народов), которая с радостным предвкушением обильной выпивки и жратвы, валила мимо подножья пергамского алтаря. Режим, таким образом воспроизводил сам себя в мозгах верноподданных. Это шесть.
    Понимал ли всё это Сталин? Убежден, что да. Ведь он был, как и все большевистские вожди, человеком на самом деле верующим. В том смысле, что он хорошо знал, что Бог есть. Так же как «и бесы веруют, веруют и трепещут». Но выбор его был сделан, и сделан давно. Властителям даже более низкого уровня (кроме законного помазанника Божия) для получения такой власти, В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ приходится делать выбор в виде поклона сатане, который ОБЯЗАТЕЛЬНО является им в чувственном виде и предлагает все царства мира в обмен на поклонение себе. Сталин тоже имел такой опыт, и выбор свой сделал. Какой- обьяснять пожалуй ни к чему. Помазанник Божий или сатанопоклонник—вот какой выбор был предложен русскому народу в двадцатом, предантихристовом веке. И бывший народ Божий, за малым исключением сделал этот выбор в полном соответствии с пророчеством Христа: «Пришел Я во имя Божие и не приняли Меня. А придёт некто во имя своё и примете его». И православные сталинисты, то же делают сегодня свой выбор и в ту же пользу, какими бы монархистами они себя не считали, какие бы правила они не вычитывали. Те, кто поклонятся антихристу– это то же монархисты,
    ПиаР—задача предтетчь антихриста—сделать из него православного. Эта задача ими почти выполнена.
    И сегодняшний реверанс в сторону Сталина это репетиция поклона антихристу. Это семьь.
    Но вот я слышу и читаю, вижу в кино, что оказывается Сталин то ли покаялся, то ли вообще был ни в чём не виноват, в частности в цареубийстве. И что все советские партработники, и маршалы то же были верующими и в тайне друг от друга молились (а друг перед другом прикидывались атеистами. Вот потеха-то). Вот ведь где была настоящая-то катакомбная церковь.
    Но позвольте, если Сталин—член ЦК ВКП(б) и ВРК, соратник Ленина, активный участник революции и гражданской войны на стороне богоборцев, не виноват, то мы –то чего устраиваем всякие покаяния, ломаем копья, обвиняем противников покаяния в цареборчестве, и каемся.
    Ну в общем так—если Сталин непричём, то мы тем более. И тогда правы не мы, а именно те, кто запретил проведение чина покаяния в Тайнинском.
    А так же те, кто говорят: “А что. Я царя не убивал...»
    Это восемь.
    Пойдём дальше.
    О «разгроме пятой колонны.»
    Честно говоря, никаких признаков разгрома этой колонны, которая несомненно существует, не видно. Как не видно было и в 60 х и 70 х годах. Наоборот. Когда пришло время «сливать» Сталина за негодностью к дальнейшему употреблению, по команде теневых хозяев мира это было выполнено легко и просто, без затей. Руками подручного Сталина—Берии и его подельников. Между прочим, это сам Сталин отыскал Берию в Закавказье и перевёл его в центральный аппарат—и не только его (кто отследил все тайные пути и рычаги назначений и выдвижений того времени, впрочем, как и сегодняшнего?).
    И когда, «православный» патриот Жуков организовал антибериевский путч, и вся власть в стране и огромный авторитет победителя, безраздельно принадлежали ему, то он не нашёл ничего лучшего, как передать её (власть) лютому безбожнику, полупьяному пастушку– Хрущёву, который в конце концов сожрал и его. Причём, эта тайна мадридского двора была благополучно расстреляна. Концы ушли в воду. И разве были хоть малейшие основания ожидать иного исхода, после опыта «социалистического строительства» предыдущих лет (Кто отследил тайные механизмы этого вопиющего предательства Православия?)
    Еврейское засилие в стране всегда было в наличии - и тогда и теперь.
    Просто русский народ тогда был ещё не так обескровлен и с этим приходилось считаться—всему своё время. Сегодня оно настало.
    Странно, что тот факт, что состав ЦК партии становился всё более русским, и только смерть вождя прервала этот процесс, огорчает наших православных патриотов. Ну не попустил Господь, чтобы сугубо талмудическая и западная коммунистическая доктрина, стала также и сущностно русским явлением. Хотя бы этого осквернения не произошло. И слава Богу! А вы хныкаете по этому поводу. Ну где ваши мозги? Ну были у нас последующие ЦК в основном, русскими по составу. И что?

    Хотелось бы сказать несколько слов о гениальности Сталина, в других сферах жизни.
    В области вооружения армии, мы имеем длинный ряд малых, больших и грандиозных ляпов Сталина. Всем например известна история штурмовика Ил 2. Задуманный как двухместный, он волевым решением вождя был переделан в одноместный. За эту ошибку было заплачено кровью лётчиков и кровавым потом конструкторов и авиастроителей, впрочем—как всегда. А свёртывание производства бомбардировщика Ту 2, с последующим развёртыванием? В авиапроме таких историй могут рассказать не меньше десятка.
    В другом случае, после войны, когда встала необходимость создания современных ВМС, адмирал Кузнецов—тогдашний главком ВМФ, предложил программу создания авианесущих ударных группировок. Великий вождь, своим решением её отверг и принял другую программу—строительства суперлинкоров—монстров, (которые кстати сказать своей архитектурой весьма напоминали …московские высотные здания. (Впрочем возможно, это к делу не относится) с орудиями главного калибра 500 мм, хотя уже тогда, по результатам, боевых действий на Тихом океане всем было ясно, что век броненосных надводных эскадр безвозвратно прошел и вся боевая работа делалась именно авианесущими группировками, а на европейском и атлантическом ТВД— ещё и подводными лодками. Тем не менее программа строительства линкоров была запущена и прекратилась (тихо испустила дух) только после смерти вождя.
    В области внешней политики, если конечно читать не газеты, а документы, постепенно проявляется странная, и малообъяснимая зависимость вождя (как и Гитлера) от «тайной дипломатии» Америки и европейских держав. Когда изучаешь документы и обстоятельства, относящиеся к развязыванию второй мировой войны, невольно удивляешься тому , что всё было разыграно Францией и Англией как по нотам. Ну просто «развели» Сталина и Гитлера «как последних лохов». Тут и раздел Польши, создавший общую границу между СССР и Германией а так же проблемы внутри СССР, тут и наращивание общей мощи Германии, необходимой для нападения на Советский Союз, выразившейся в захвате Чехословакии, аншлюсе Австрии, оккупации Судет и Рейнской области, в союзе с Италией, и т.п.(в том числе и за советский счёт). Тут и объявление войны только Германии (а СССР нет, хотя по всем международным обязательствам и соглашениям, после раздела Польши были бы должны. И сам раздел Польши, как теперь известно, состоялся после данного на то Сталину Англией РАЗРЕШЕНИЯ ). Во время войны мы видим среди прочего, загадочный приказ Гитлера остановить боевые действия, в тот момент, когда экспедиционный корпус союзников уже прощался с жизнью под Дюнкерком. И операция «Багратион», начатая в тот момент, когда союзники были сильно ушиблены в Арденнах, а Красная Армия была к наступлению ещё не готова. Решение конечно гуманное, но только не к русским солдатам. И многое другое в военной и послевоенной истории (например создание государства Израиль, обстоятельства Сталинской политики на Балканах) заставляет думать, что наши главные открытия в области того, кто кем управлял и манипулировал, ещё впереди. (Кстати, если для определения православного русского патриотизма , использовать критерий открытия православных храмов и гонения на евреев, то здесь Гитлер безусловный лидер).

    Многие просчёты гениального сталинского руководства в период подготовки и ведения второй мировой войны общеизвестны. Здесь вижу смысл привести один сравнительно малоизвестный факт—нелепая, если не сказать идиотская организация партизанского движения. Тема эта сама по себе очень обширна и глубока. Всем интересующимся рекомендую обратиться к воспоминаниям П.Судоплатова, И.Г.Старинова и др.
    Цитата: “… В конце июня, я возглавлял оперативно-инженерную группу на Западном фронте, в задачу которой входило устройство заграждений. На моих глазах начало происходить то, чего я так боялся: на всех территориях, куда вторгся враг, принялись наспех формировать партизанские отряды и почти без всякой подготовки забрасывать их в тыл наступающей немецкой армии. Причиной этой спешки было обращение Сталина к советскому народу 3 июля 1941г., где он в частности заявил: “В занятых врагом районах надо создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов и обозов».
    С профессиональной точки зрения это было безумием. Партизанские отряды надо было создавать до оккупации. (Они и создавались. Но потом, все причастные к этому были объявлены врагами народа, и что? Правильно—расстреляны. М.С.А.). Теперь было некому.
    Затем, не могут партизаны поджигать обозы и подрывать дороги.
    Сталин нацеливал на партизанщину, а не на серьёзную партизанскую войну. В его приказе не было главного, того, что должно было быть его стержнем—постановка задачи отрезать войска противника от источников снабжения. Если бы кто-то а не Сталин сказал, что партизаны должны поджигать леса, его сочли бы провокатором. Поджоги лесов были выгодны противнику а не партизанам.
    Сталин требовал, чтобы при отходе войск уничтожалось бы всё продовольствие, которое не могло быть вывезено. На снабжении немцев это всерьёз не сказывалось, но зато партизанские группы оказывались по питанию в чрезвычайно тяжелой ситуации (О просто людях, оказавшихся на оккупированной территории можно и не говорить. Ещё бы, ведь они были изменники Родины, предатели, враги народа. М.С.А.)». И.Г.Старинов “Ошибки Партизанской войны». (И.Г.Старинов—крупнейший советский специалист по теории и практике партизанской и диверсионной войны. М.С.А.).
    Таким образом, читая документы и специальную литературу, можно составить вполне достаточное представление о гениальном военном стратеге Сталине. Разумеется, если пользоваться, сентиментальными фантазиями, прельщённых православных патриотов, то «тем хуже для фактов».
    Об этом можно говорить долго, но главная претензия к Сталину состоит не в этом.
    Главная вина его перед Россией, и Православием состоит в том, что будучи сам порождением «тайны беззакония», он являлся и её укрывателем, и главное - совершителем (не единственным разумеется).
    Чёрные магические культы, принятые на вооружение тайными силами, безраздельно господствующими в стране, на фоне непрекращающейся ни на секунду смертельной грызни за власть, равным образом осуществлялись и изучались во всю историю советской (и демократической) России. Один из наиглавнейших артефактов «тайны беззакония» - мавзолей с мумией, спокойно и вне критики, просуществовал под покровом «православного Сталина», и не случайно именно к нему, а не к какой-либо действительной святыне православного русского народа, парад победы поверг знамена разбитого противника.
    В таинственной глубине спецслужб, под вывесками «института крови», “Института мозга», “Института тела Ленина», именно при помощи этих культов, производилось массовое зомбирование советского народа и производится зомбирование народа россиянского. Именно на основе этих культов сегодня создано и массировано применяется пси-оружие создавая
    атмосферу идеологического разброда, бездуховности, и безволия в остатках русского народа, и обеспечивая сохранение власти тех самых сил, которые правили страной с1917 года.
    Одной из вершительниц тайны беззакония является советская историческая наука, полностью основанная на ленинских и сталинских творениях и в частности на «кратком курсе ВКП(б)». Наука эта не сказала ни слова правды за весь период своего бытия, который вовсе не окончен, полностью дезориентировав население СССР, относительно понимания подлинных смысла и причин происходящих событий, но зато стала плодородной почвой для таких плевелов, как Пикуль, Радзинский и т.п.
    Жалкая борьба с еврейством, имеющего духовную природу, на уровне политических мифологем, кровяного национализма, и материализма была абсолютно безнадёжна, и обречена на провал.
    Население бывшей православной империи было в значительной своей части, пропущено через ГУЛАГ, принципы которого сохранены и по сей день, и там, подверглось полномасштабному растлению, и разъехавшись по стране после смерти отца всех народов, принесло на необозримые просторы Отечества лагерный дух, дух уголовной романтики, жаргон и понятия этого круга ада, тлен и разложение, которые дали обильные всходы после победы т.н. демократии.
    Всё вместе взятое привело к тому, что бывший народ Богоносец оказался абсолютно не в курсе событий, и к решающему моменту, когда мировая закулиса отдала приказ свернуть СССР, даже и не понял что падению никому на тот момент не нужной советской власти, нужно что-то противопоставить.
    И даже раздел СССР никого особенно не взволновал. И даже расстрел белого дома с последующими преступлениями, не помешал ушибленному сталинизмом электорату, утром пойти на работу, а потом проголосовать за Ельцина. И добро-бы если бы это была уже другая история.
    Но нет, история всё та же и мы сегодня её участники.
    Вот только второго Сталина Россия уже не выдержит. Наипаче-же долготерпение Божие.
    И многое ещё имею что сказать, но sapienti sat.

    Православные сталинисты. Конечно прав не я а вы. Но всё таки примите мои соображения хотя бы так, на всякий случай. Ведь чисто абстрактно, теоретически так сказать, есть же ничтожнейшая доля вероятности, что прав я. Представляете, какой тогда облом будет на мытарствах и страшном суде? И назад не отыграешь. А?
    М.С.Алексеев

    Р.S. Если вы действительно занимаетесь какой-либо реальной православно-патриотической и монархической деятельностью,
    представьте на секунду, что было бы с вами, если бы вам вздумалось заниматься этим в любой период правления «православного патриота» Сталина. Представили? Ну как?

    А писано сие в неделю мясопустную 2008 года, во дни, в которые Церковь чтит память мучеников и исповедников: Сщмчч. Александра, Даниила, Григория пресвитеров (1930), сщмчч. Константина пресвитера, Павла диакона (1938); мц Ольги (1939); Сщмчч. Иосифа и Владимира пресвитеров, Иоанна диакона (1918), сщмч. Михаила, Иоанна, Сергия, Андрея, Иоанна, Виктора пресвитеров, прмчч. Сергия и Антипы, прмц Параскевы, мч.Стефана, и мцц.Ирины, Варвары, Елисаветы (1938); мч.Андрея (1941); прмч.Филарета (1942); сщмчч. Алексея, Николая, Михаила пресвитеров и мч. Сергия (1938).
    Святые новомученики, молите Бога о нас!

    ПРИЛОЖЕНИЕ

    «По нашему подсчету, общее число лиц, умерших не своей смертью от массовых репрессий, го­лода, эпидемий, войн, составило за 1918-1953 годы более 87 миллионов человек... Погибла не просто часть населения, а лучшая его часть... А всего, если сплюсовать число лиц, умерших не своей смертью, покинувших родину, а также число детей, которые могли бы родиться у этих лю­дей, то общий людской ущерб страны составит 156 миллионов человек» О.А. Платонов 1990 г.
    Миф об "очищении" от евреев компартии ничем не подтверждается. С течением времени в ок­ружении Сталина появились новые изменники русского народа, способные более рьяно выполнять то, что до них делали евреи. Но и евреи продолжали делать свою работу... Р.С.Залкинд (Землячка 1876-1947) - едва ли не самый кровожадный палач русского народа. На её счету убийства мно­гих тысяч людей, причём расстреливать она любила сама. Сталин оценил её по заслугам: в его правительстве она занимала высокие посты (с 1939 по 43 г. зам. пред. СНК СССР, пред. Комиссии сов. Контроля) благополучно прожила 71 год и умерла в почёте и уважении. Так же известный подручный Сталина Л.М. Каганович (1893-1991), один из организаторов массовых репрессий 1930-х - 50-х годов, и многие другие евреи до смерти оставались верными своему вождю.
    О происхождении Сталина высказался известный бард Александр Городницкий в еврейском журнале «Лехаим» (декабрь 2004 г. WWW. Lechaim.ru/ARHIV/152/bek.htm): «Что касается Сталина, то - не знаю, насколько серьезно, но лет так двадцать тому назад в Бухаре (я там случайно оказался) те евреи, которые потом все выехали в Израиль и дальше, очень активно атаковали меня и доказывали, что Сталин был еврей. Почему? «Швили» в отличие от «дзе», «ва» и так далее-это суффикс, который дается только инородцам, так или иначе ассимилированным в Грузии. (...) Еще. «Джуга» - по-грузински «еврей». Таким образом, эта фамилия в переводе на русский означает «сын еврея». Или - жидович.
    Третье. Сапожники в Грузии были традиционно евреи».
    Джугашвили означает-Жидович, и "православным сталинистам", которые почитают своего кумира за то, что он "очистил" коммунистическое руководство страны от еврейского засилья, этот факт придётся признать. И, главное, не может человек называться православным, если он оправдывает убийства людей, и тем более, убийства по национальному признаку.
    Жидович в большом Русском лесу вырубал все крупные деревья, независимо от породы, оставляя кустарник. Из этого кустарника он создал новую породу - советский народ. Зверски уничтожались русские и не только русские люди, но именно еврейство создало миф о ста­линском холокосте, и тот, кто этот миф поддерживает, тот способствует еврейскому гевалту.
    Из журнала «Не в силе Бог, но в правде» №65

     

    Японцы выдохлись между Боковской и Ростовом

    Так считает автор статьи, анализируя хронику основных событий русско- японской войны 1904-1905 годов.

     

    Первая стычка между русским Восточным отрядом (5 тысяч человек при 21 полевом орудии) под командованием генерал-лейтенанта М. И. Засулича и 34-тысячной 1-й японской армией маршала Куроки (при 20 осадных и 72 полевых орудиях) произошла 26 апреля 1904 года.
    После четырехдневных боев японцы прорвали русские позиции. 11-й Восточно-Сибирский полк в ходе сражения полностью попал в окружение. Командир полка полковник Лайминг повел полк в штыковую атаку, но японцы не приняли удара. Полк вышел из окружения, унося своих раненых. Командир при атаке погиб. Русские в этом бою, несмотря на подавляющее превосходство японцев в артиллерии и живой силе, потеряли всего 2200 человек, японцы - 1036 человек.
    15 мая 1904 года - сражение на Цзиньчжоуском перешейке, который оборонял 5-й Восточно-Сибирский стрелковый полк под командованием полковника Третьякова, имевший 3200 человек при 65 орудиях и 10 пулеметах. В течение 13 часов полк противостоял 2-й японской армии генерал-лейтенанта Ясукаты Оку, численностью в 50 тысяч человек при 216 орудиях и 48 пулеметах. Русские потеряли 1500 человек, а японцы - 4500 человек.
    С 25 августа по 3 сентября 1904 г. развернулось сражение под Ляоляном, первое из трех больших сражений с участием глав­ных сил. Маршал Ивао Ояма имел под своим началом 125 тысяч человек при 484 орудиях, а генерал А.Н. Куропаткин сосредоточил на позициях 158 тысяч человек при 605 орудиях. В боевых действиях из-за угрозы тыловым коммуникациям со стороны вооруженных банд хунхузов (китайские мафиоз­ные кланы, союзные японцам. - Прим.ред.) участвовало не более 40 процентов русских войск.
    Армия Куроки первой перешла в наступление в ночь на 11 августа.
    Однако к вечеру 18 августа настроение японских войск, потерявших только за последние два дня 12 тысяч человек (потери русских -6000 человек), оказалось уже далеко не наступательным. С 20-го по 21 августа боевые действия вновь активизировались. Атаки японцев в центре и на правом фланге, продолжавшиеся днем и ночью, успеха не имели. В то время как на левом фланге русские начали весьма успешное наступление, несмотря на то, что японцы имели подавляющий перевес в артиллерии. Тем не менее, по приказу Куропаткина, русские войска отступили по всему фронту, потеряв за три дня боев 2300 человек, японцы же потеряли 6400 человек. Ояма проследовал за ними, но вследствие эффективного действия русского арьергарда попытка преследования не увенчалась успехом.
    Вторая крупная баталия развернулась на реке Шахе 22 сентября - 4 октября 1904 года. Армия генерала Куропаткина насчитывала 200000 человек при 758 орудиях и 32 пулеметах, армия маршала Ивао Оямы - 170000 человек при 648 орудиях и 18 пулеметах. Произошло встречное сражение, обескровившее обе армии без каких либо результатов. Потери русских составили 40000 человек, японцев -20000 человек ( по японским данным). Исходя из общего соотношения потерь в предыдущих сражениях, можно полагать, что потери японцев были значительно больше.
    Мукденское сражение (21 февраля - 10 марта 1905 г.) по своему размаху самое крупное, продолжавшееся 20 дней. В нем участвовало примерно по 310 тысяч человек с каждой стороны. Общее количество орудий и пулеметов составило соответственно 2500 и 256 единиц. И хотя через две недели японские солдаты вошли в Мукден, попытка японского главнокомандующего маршала Оямы окружить русских успеха не принесла. Куропаткин искусно вышел из боя и отошел на 175 км к Телину и Харбину при полном сохранении управления армией. Русская сторона потеряла убитыми и ранеными 59000 человек, а японская -70000.
    После Мукденского сражения значительных боевых операций на сухопутном театре военных действий не предпринималось. Тот перевес в военных силах, который Япония имела в начале войны, был использован до конца, а русская армия в 1905 году стояла всего на 200-250 км севернее, чем год назад. Для сравнения: расстояние между станицей Боковская Ростовской области и городом Ростов-на-Дону составляет 300 км.
    Итак, время работало в пользу России - на втором году должен был ска­заться ее более мощный в финансовом и военном отношении организм. К середине февраля 1905 года потери Японии убитыми, ранеными, умершими от ран и болезней, эвакуированными по болезни составили 640000 человек, а России -400000 человек. Из них безвозвратные потери Японии и России соответственно составили 85000 и 43000 человек, т.е. безвозвратные потери России в 2 раза, а общие в 1,6 раза были меньше.
    К заключительному этапу войны можно отнести Портсмутскую мирную конференцию, которая началась 9 августа 1905 г. На этой конференции Япония выдвинула условия мирного договора, четыре из которых имели для России принципиальное значение: уступка Сахалина, выплата контрибуции в размере не менее 1200 млн. иен, ограничение военноморских сил России на Дальнем Востоке, выдача интернированных кораблей.
    Россия согласилась только на уступку Южного Сахалина, что вынудило Японию покинуть северную часть острова. Когда условия договора были опубликованы, в Японии разразились сильнейшие волнения, города покрылись траурными флагами. Не такого мира ожидали упоенные вестями о победах японцы. Однако, защищая статьи договора в парламенте, японский главком заявил: Характерен же, в самом деле, тот факт, что после целого года, победно завершившегося для нас Мукденом, японская армия в течение пяти с половиной месяцев не решается перейти в наступление". Это объяснялось, с одной стороны, тем, что русская армия полностью сохранила свою боеспособность и управляемость, японская была обессилена и неспособна к активным боевым действиям. Обессилена была не только армия, но и страна в целом. Война стоила России около 2 млрд. рублей Японии почти столько же, но налоговое бремя выросло в Японии на 85 процентов, а в России всего на 5 процентов.
    Известный германский экономист и государственный деятель К. Геферих пишет в своем исследовании о финансовой стороне русско-японской войны, что к ее окончанию русский госбанк мог выпустить еще 400 млн. бумажных денег. Так что Россия без новых займов и без приостановления размена могла вести войну еще, по крайней мере, полгода. Если бы она решилась прибегнуть к своему золотому запасу, его хватило бы, по крайней мере, еще на год, тогда как Япония обладала в 8 раз меньшим золотым запасом. «Нельзя не признать, что русский государственный кредит держался удивительно хорошо в тяжелые времена восточно-азиатской войны и внутренних потрясений", - утверждает Геферих. - «Это не мнение, о котором можно спорить, а бесспорный факт, которого не может отрицать самый ослепленный фанатик».
    Таким образом, ни в коем случае не принижая достоинства японского солдата и армии в целом, необходимо все же отметить, что японская военно-государственная машина выдохлась где-то между «Боковской и Ростовом». "Мало кто теперь считает, - писал в 1925 году американский исследователь Т. Деннет, - что Япония была лишена плодов предстоящих побед. Преобладает обратное мнение. Многие полагают, что Япония была истощена уже в конце мая, что только заключение мира спасло ее от крушения или полного поражения в столкновении с Россией".
    И все-таки войну Россия проиграла. Но не на театре военных действий, а в умах определенной части российского общества. Впрочем, все это хорошо известно по новейшей истории России.

    А.Демьянов
    доктор технических наук
    профессор

    На примере Русско-японской войны, очень хорошо видно, как продажные СМИ добиваются для своих хозяев нужного им результата. В то время центральная русская, точнее русскоязычная пресса свободно поливала грязью царскую власть и армию (и при этом сегодня их наследники ещё обвиняют царскую Россию в деспотизме, подавлении свободы слова и т. п.), явившись одним из главных виновников бунта 1905 года. Однако действительное положение вещей было совсем другим.
    «К началу 1905 года в Манчьжурии было сосредоточено около 300 000 человек (и приходили всё новые пополнения. Редактор.) Сибирские дороги пропускали по 14 пар поездов в день (вместо 4-х пар в начале войны). Россия, при этом почти не ощушала экономических и финансовых затруднений в связи с войной. Урожай 1904г. был обильным; промышленность снова увеличила своё производство. Налоги поступали как в мирное время, а золотой запас госбанка возрос за год на 150 миллионов рублей (царских рублей, разумеется. Редактор).
    Военные расходы (составившие за первый год войны около 600 мил.руб.) были покрыты отчасти свободной наличностью казначейства (бюджетными остатками прошлых лет), - отчасти займами. Подписка на оба внешних займа в несколько раз превысила сумму выпуска. Кредит России стоял высоко: она занимала по 5-6 процентов, тогда как Японии, несмотря на её успехи, приходилось платить по 7-8%.
    Время работало в пользу России; на втором году должен был сказаться её более мощный организм.
    Более мощный и в военном и в финансовом отношении. Япония, раньше пустившая в ход все силы, ещё была впереди, но Россия начала догонять её.
    … к весне и лету 1905 года, при нормальном развитии напряжения обеих сторон, русская чаша имела большие шансы «перетянуть».
    Это сознавали те, кто совсем того не желал: «Если русские войска одержат победу над японцами, что совсем уже не так невозможно, как кажется на первый взгляд- писал некий Н.О-в в «Освобождении», -то свобода будет преспокойно задушена под крики ура и колокольный звон торжествующей империи» (Ольденбург. История царствования Николая II)
    Совсем иначе ситуация представлялясь участникам боевых действий.
    Вот что пишет один из них: «Вопрос войны и мира, кажется стал уже вопросом нескольких дней. У нас говорят, что если мирные переговоры не примут благоприятного для России оборота, то Линевич в конце июля перейдёт в наступление и, значит, произойдёт страшный бой. У нас теперь солдаты почти все молодые и сильные, совсем другие, чем были в прежних битвах, и результата будущего сражения японцы боятся. Они пять месяцев собирают и формируют новую армию, хотят довести её до семисот тысяч, а резерв до трёхсот тысяч; забирают студентов, гимназистов; не хватает офицеров. Если мира не будет, то нам будет трудно выдержать лишь первый натиск, когда японцы обрушатся всей массой; потом будет легче: они уже всё исчерпали и пополняться им больше нечем».
    (О.Митрофан Серебрянский «Дневник полкового священника служащего на дальнем востоке».)(1)
    Не удивительно, что при такой обстановке для японцев были крайне выгодны безпорядки в тылу действующей армии. В этом они имели надёжных союзников в лице демократическрй прессы.
    Ещё им был необходим мирный договор на выгодных для себя условиях. И здесь у них тоже были союзники в лице тех же газет, иностранных держав и пятой колонны в правительственных кругах России.
    Олицетворением это пятой колонны был граф Витте.
    Все вмести они оказывали огромное давление на Государя. Государь составил такие условия договора, что они должны были бы быть абсолютно неприемлемы для стороны считавшейся победительницей, и после оглашении их, всем ничего бы другого не оставалось делать, как продолжать войну, которая имела все шансы закончиться победой России. Но случилось невероятное. Когда Русские условия мирного договора были оглашены, «…после короткого молчания, главный японский делегат Комура, ровным голосом сказал, что японское правительство, в целях возстановления мира, принимает эти условия!
    Присутствовавшие, - и в том числе сам граф Витте, были ошеломлены. Никто не ожидал, что японцы откажутся от котрибуции и согласятся безвозмездно возвратить половину захваченного ими острова. (Россия выплатила Японии лишь сумму, потраченную ею на содержание русских пленных. Кстати господа «православные сталинисты», вам никакая параллель в голову не приходит? Намекну. Ваш «православный патриот Сталин отказался от советских пленных, от чего их положение в немецком плену было гораздо хуже чем пленных других стран. Да и потом, освобождение советскими войсками не сулило им ничего хорошего. Впрочем по видимому, на непрекращающейся информационной войне вас устраивает роль жертв. Что ж. Это ваш выбор. Кстати и оценка Сталиным русско-японской войны – «прогнившая империя, бездарное командование, империалистическая война и т.п., впрочем вполне привычная для совка жвачка, которая легла потом в основу всей советской историографии – т.е. сплошное враньё.)
    …внезапное решение японской делегации, лишь показало, насколько Государь более правильно оценивал шансы сторон. Его готовность продолжать войну была реальной, тогда как со стороны японцев было немало «блефа»
    (Цитаты из книги: Ольденбург «История царствования Николая II»)

    Примечание:(1) О. Митрофан Серебрянский в русско – японскую войну был полковым священником в Нижегородском драгунском полку. Оставил интересные мемуары об этом периоде, которые рекомендуем всем, кто любит царскую Россию и интересуется историей императорской армии.
    В годы большевистских гонений был убит врагами Христа и Отечества. Причислен к новомученикам и исповедникам российским.

    Редактор-Администратор

     

    Историческая панихида на Монастырском урочище

    Одним из дорогих и важных воспоминаний для жителей донской земли является панихида на Монастырском урочище по донским казакам, погибшим при взятии турецкой крепости Азов в 1637 году.
    Первое документальное упоминание о Монастырском городке относится к 1593 году, а с 1620 по 1637 год он был постоянной столицей донского казачества — "Главным войском". Отсюда в апреле 1637 года казаки во главе с атаманом Михаилом Татариновым двинулись к Азову, который и взяли 18 июня того же года. Павшие в сражении за эту крепость казаки были погребены на территории Монастырского городка. Летом — осенью 1641 года донцы успешно отстояли Азов в борьбе с 250-тысячной турецкой армией и предложили русскому царю Михаилу Федоровичу принять город под свою "высокую государеву руку". Однако царь, боясь затяжной войны с Турцией, отказался, после чего донцы весной 1642 года оставили Азов, перебравшись в монастырский городок. Осенью 1644 года превосходящие силы турок и татар в ночном бою овладели городком, перебив все казачье население (1) . Донцы не стали больше возобновлять здесь городок, но ежегодно приплывали сюда для совершения панихиды по убиенным своим братьям. Так продолжалось много десятилетий...
    В 1866 году, к приближающемуся 230-летию со дня начала Азовского осадного сидения, по инициативе священника Старочеркасского Воскресенского собора Григория Левицкого на Монастырском урочище состоялась закладка памятника-часовни в честь воинов, похороненных здесь. В фундамент часовни был зарыт сосуд со священным елеем и надписью: "Во славу Преблагого Бога, Пресвятыя Его богоматери и Защитника Азова Святого Иоанна Предтечи заложен сей памятник в честь и вечную славу донских героев, покоривших российской державе в 1637-м и защитивших его в 1641 году от трехсоттысячной турецкой армии. Господи! Да будет памятник сей залогом любви христолюбивого донского воинства к почившим в Бозе предкам своим! " Через год часовня была построена и освящена, представляла собой четырехугольную пирамиду с главой и восьмиконечным крестом. Внутри, куда вели три двери, находился небольшой, но красивый иконостас, одной из икон которого была икона Иоанна Предтечи, явившегося в помощь защитникам Азова в 1641году. На задних стенах часовни имелись тринадписи. Первая рассказывала об истории борьбы за Азов в 1637 — 1641 годах, на второй перечислялись командиры донских полков, внесшие вклад в сооружение этого памятника; на третьей был приведен церемониал ежегодного празднования памяти Азовского сидения.
    Ежегодно в первую субботу перед Покровом (1 октября по старому сти­лю) здесь совершалась панихида. День этот был выбран потому, что 27 сентября окончилось осадное сидение. Как же проходила панихида? Приведем этот ритуал по описанию на сентябрь 1911 года.
    В тот день в станицу Старочеркасскую из Новочеркасска по предварительной договоренности прибыл отряд конников, состоявший из полусотни юнкеров Новочеркасского военного училища, первой отдельной сотни, двух орудийных расчетов льготной батареи и хора войсковых музыкантов. В Старочеркасской к ним присоединились сотня льготных конных казаков и полусотня конных подростков-казаков. Все собрались на майдане у собора, двинулись по команде походного атамана с боевыми песнями на Монастырское урочище. Одновременно туда же двинулась и масса народа. Местное духовенство и хор певчих ожидали всех на Монастырском урочище. На панихиде присутствовал наказной войсковой атаман в сопровождении атамана Черкасского округа.
    Во время пения "со святыми упокой, вечная память" давались залпы из пушек и ружей. После этого читалась грамота, царя Михаила Федоровича. Затем войсковой атаман пропускал войска церемониальным маршем, в котором участвовали и конные казачата. Затем все участники панихиды возвращались в Старочеркасскую, где служили панихиду в Преображенской цер­кви. После этого все войска выстраивались на майдане у собора. Наказной атаман принимал рапорт походного атамана, следовал по фронту ополчения и провозглашал здравицу, которая покрывалась дружным "ура" и залпами орудий. Оркестр исполнял государственный гимн. Описание этого торжества автор завершает словами: "Остается от души пожелать, чтобы заведенный этот обычай, имеющий глубокий и назидательный смысл для будущих поколений, не затерялся и ежегодно чтился донцами. Обычай этот должен существовать во имя того, что в могилах урочища лежат прахи чудобогатырей, рыцарей-воинов. Они же истинные христиане и благородные граждане, за веру и Отечество живот положившие.
    (1) Необходимо добавить, что урочище было названо монастырским потому, что населяли его в основном монахи, которыми стали казаки, выполнившие своё обещание, данное в послании на Москву - постричься в монахи. Таким образом, пали в упомянутом ночном бою, который был местью за Азов, главным образом казаки – монахи, что позволяет почитать их преподобномучениками. Всего там покоится около 3500 человек. При проведении земляных работ, в любом месте урочиша, можно наткнуться на останки, которые находятся там повсеместно. Так при установке памятного поклонного креста так же были обнаружены человеческие останки. В этой связи, покойный старец, архимандрит Зосима (Сокур), бывший духовником Старочеркасского Святодонского монастыря, говорил, что на Монастырском урочище покоятся святые мощи не ведомых миру, но прославленных Богом священно и преподобномучеников, и в таком количестве, что земля эта представляет собой, по сути дела один огромный антиминс, на котором в принципе можно служить литургию. (Примечание администратора)

     

    ПОВЕСТЬ ОБ АЗОВСКОМ ОСАДНОМ СИДЕНИИ

    В 7150 (1641) году октября в двадцать восьмой день, приехали к государю царю и великому князю всея Руси Михаилу Феодоровичу на Москву с Дона из Азова-города донские казаки: атаман казачий Наум Васильев да есаул Федор Иванов. А с ними казаков двадцать четыре человека, которые сидели в Азове-городе от турок в осаде. И сидению своему осадному привезли они описание. А в том описании пишется: в прошлом, пишут, 7149 году июня в двадцать четвертый день прислал султан Ибрагим, турецкий царь, против нас, казаков, четырех пашей своих с двумя полковниками, Капитоном да Мустафой, да из ближайших советников своих при дворе слугу своего, Ибрагимаевнуха, над теми пашами вместо него, царя, надсматривать за делами их и действиями, как они, паши его и полковники, станут действовать под Азовом-городом. А с теми пашами прислал он против нас обильную рать басурманскую, им собранную, совокупив против нас из подданных своих от двенадцати земель воинских людей, из своих постоянных войск. По переписи боевых людей — двести тысяч, кроме поморян и кафинцев, черных мужиков, которые по сю сторону моря собраны повсюду из Крымской и Ногайской орды, на наше погребение. Чтобы им живыми нас погрести, чтоб засыпать им нас горою высокою, как погребают они людей персидских. И чтобы, всем им через ту погибель нашу получить славу вечную, и нам от того была бы укоризна вечная. А тех черных мужиков собраны против нас многие тысячи, и нет им ни числа, ни счета. Да, к ним же после пришел, крымский царь, да брат его народым царевич Крым-Гирей со всею своею ордою крымскою и ногайскою. Крымских и ногайских князей, и мурз, и татар по переписи, кроме охочих людей, было 40 000. Да еще с тем царем пришло горских князей и черкесов из Кабарды 10 000. Да были еще у тех пашей наемные люди, два немецкихполковника, а с ними, солдат 6000. И еще были с теми же пашами для всяческого против нас измышления многие немецкие люди ведающие взятием городов и всякие воинские хитрости по подкопам и приступам и снаряженне ядер, огнем начиняемых, — из многих государств: из греческих земель, из Венеции великой, шведские и французские петардщики. Тяжелых орудий было с пашами под Азовом 129 пушек. Ядра были у них великие в пуд, и в полтора, и два пуда. Да из малых орудий было у них всего 674 пушки и тюфяка, кроме пушек огнеметных, а этих было 32. А все орудия были у них цепями прикованы, из страха, как бы мы, вылазку совершив, их не взяли. И были с пашами турецкими против нас люди из разных земель, что под властью его, султана: во-первых, турки; во-вторых, крымцы; в-третьих, греки, в-четвертых, сербы; в-пятых, арапы; в-шестых, мадьяры; в-седьмых, буданы; в-восьмых, босняки; в-девятых, арнауты; в-десятых, волохи; в-одиннадцатых — молдаване; в-двенадцатых, черкесы; в-тринадцатых, немцы. А все­го с пашами и с крымским царем было по спискам их набранных ратных людей, кроме выдумщиков-немцев, черных мужиков и охочих людей — 256 000 человек. И собирался на нас и думал за морем турецкий царь ровно четыре года. А на пятый год, он па­шей своих к нам под Азов прислал.
    Июня в двадцать четвертый день еще до полудня пришли к нам паши его и крымский царь, и обступили нас турецкие силы великие. Наши чистые п­ля ордою ногайскою все усеяны. Где была у нас прежде степь чистая, там в одночасье стали перед нами их люди многие, что непроходимые великие леса темные. От той силы турецкой и от скакания конского земля у нас под Азовом погнулась, и из Дона-реки вода на берег волны выплеснула, оставила бе­рега свои как в половодье. Начали турки по полям у нас ставить шатры свои турецкие, и палатки мно­гие, и наметы высокие, словно горы страшные, забелелись вокруг. Началась тогда у них в полках игра долгая в трубы многие, великие, поднялся вопль великий, диковинный, звуки страшные, басурманские. После того началась в полках их стрельба из мушкетов и пушек великая. Как есть страшная гроза небесная и молнии, и гром страшный, будто с небес от Господа! От стрельбы той их огненной до небес поднялся огонь и дым. Все укрепления наши в городе потряслись от той огненной стрельбы, и солнце в тот день померкло и в кровь окрасилось. Как есть наступила тьма кромешная! Страшно, страшно нам стало от них в ту пору; с трепетом, с удивлением несказанным смотрели мы на тот их стройный подступ басурманский. Непостижимо бы ло уму человеческому в нашем возрасте и слышать о столь великом и страшном собранном войске, а не то чтобы видеть своими глазами! Совсем близко стали они от нас, меньше чем за полверсты от Азова-города. Их янычарские начальники ведут их строй под город к нам большими полками и отрядами по шеренгам. Множество знамен у них, янычар, больших черных диковинных. Набаты у них гремят, и трубы трубят, и в барабаны бьют несказанно вели­кие. Двенадцать у тех янычар полковников. И подошли, они совсем близко к городу. И сойдясь, стали они кругом города по восемь рядов от Дона до самого моря, взявшись за руки. Фитили при мушкетах у всех, янычар блестят, что свечи горят. А у каждого полковника в полку янычар по двенадцать тысяч. И все у них огненное, платье у полковников янычарских шито золотом, и сбруя у всех у них одинаково красная, словно заря занимается. Пищали у них у всех длинные турецкие, с пальниками. А на головах янычарских шишаки, словно звезды светятся. Подобен строй их строю солдатскому. А в рядах с ними стоят и два немецкие полковника с солдатами — в каждом полку по 6000 солдат.
    В тот же день, как пришли турки к нам под город, к вечеру прислали к нам турецкие паши переводчиков своих басурманских, персидских и греческих. А с толмачами прислали с нами разговаривать старшего из янычарских пехотных полковников. Обратился к нам их полковник янычарский со словами от царя своего турецкого, от четырёх пашей его и от царя крымского, стал говорить речью гладкою:
    «О люди Божии, слуги царя небесного, никем по пустыням не руководимые, никем не посланные!
    Как орлы парящие без страха вы по воздуху летаете; как львы свирепые, по пустыням блуждая рыкаете! Казачество донское и волжское свирепое! Соседи наши ближние! Нравом непостоянные, лукавые! Вы пустынножителей лукавые убийцы, разбойники безпощадные! Несытые ваши очи! Неполное ваше чрево – и никогда не наполнится! Кому вы наносите обиды великие, страшные грубости? Наступили вы на десницу высокую царя турецкого! Не впрямь же вы ещё на Руси богатыри святорусские? Куда сможете теперь бежать от руки его? Прогневали вы его величество султана Мурата, царя турецкого, убили вы у него слугу его верного, посла турецкого Фому Кантакузина, перебили вы всех армян и греков, что были с ним. А он послан был к государю вашему. Да вы же взяли у него султана, любимую его царскую вотчину, славный и красный Азов-город. Напали вы на него, подобно как волки голодные. Не пощадили вы в нём ни старого ни малого и детей убили всех до единого. И тем снискали вы себе имя зверей лютых. Через тот разбой свой отделили вы государя царя турецкого от всей его орды крымской Азовом-городом. А та крымская орда — оборона его на все стороны. Второе: отняли вы у него пристань корабельную. Затворили вы тем Азовом-городом все море синее, не дали проходу по морю судам и кораблям ни в какое царство, в поморские города. Чего же вы, совершив такую дерзость лютую, своего конца здесь дожидаетесь? Очистите нашу вотчину Азов-город за ночь, не мешкая! Что есть у вас там вашего серебра и золота, то без страха понесите из Азова-города вон с собою в го­родки свои казачьи к своим товарищам. И при отходе вашем никак не тронем вас. Если же только вы из Азова-города в эту ночь не выйдете, то не сможете остаться у нас назавтра живыми. Кто вас, злодеи и убийцы, сможет укрыть или заслонить от руки столь сильной царя восточного, турецкого, и от столь великих, страшных и непобедимых сил его? Кто устоит перед ним? Нет никого на свете равного ему или подобного величием и силами? Одному повинуется он лишь богу небесному. Лишь он один — верный страж гроба божия! По воле своей избрал бог его единого среди всех царей на свете. Так спасайте же ночью жизнь свою! Не умрете тогда от руки его, царя турецкого, смертью лютою. По своей воле он, великий государь восточный, турецкий царь, никогда не был убийцею для вашего брата вора, казака-разбойника. Лишь тогда ему, царю, честь достойная, как победит, какого царя великого, равного ему честью, — а ваша не дорога ему кровь разбойничья. А если уж пересидите эту ночь в Азове-городе, вопреки словам царевым, столь милостивым, вопреки его увещанию, возьмем завтра город Азов и вас в нем захватим, воров и разбойников, как птиц в руки свои. Отдадим вас, воров, на муки лютые и грозные. Раздробим тела ваши на крошки мелкие. Хотя бы сидело вас, воров, там и 40 000, — ведь с нами, пашами, прислано силы больше 300 000! Столько и волос нет на головах ваших, сколько силы турецкой под Азовомгородом. Вы и сами, воры глупые, своими глазами видите силы его великие, неисчислимые, как покрыли они всю степь великую! Не могут, верно, с городских высот глаза ваши видеть из конца в конец даже и наши силы главные. Не перелетит через силу нашу турецкую никакая птица парящая: все от страху, смотря на людей наших, на сил наших множество, валятся с высоты на землю! И о том даем вам, ворам, знать, что не будет вам от Московского сильного царства вашего людьми никакой ни помощи, ни выручки. На что же вы, воры глупые, надеетесь, коли и хлебных припасов с Руси никогда вам не присылают? А если б только захотели вы, казачество свирепое служить войском государю царю вольному его султанскому величеству, принесите вы ему, царю, свои головы разбойничьи повинные; поклянитесь ему службою вечною; Отпустит вам государь наш турецкий царь и паши все ваши казачьи грубости прежние и нынешнее взятие азовское. Пожалует наш государь турецкий царь вас, казаков, честью великою. Обогатит вас, казаков, он, государь, многим несчетным богатством. Устроит вам, казакам, он, государь, у себя в Царьграде жизнь почетную. Навечно пожалует вам, всем казакам, платье с золотым шитьем, знаки богатырские из золота с царским клеймом своим. Все люди будут вам, казакам, в его государевом Царьграде кланяться. Пройдет тогда ваша слава казацкая вечная по всем странам, с востока и до запада. Станут вас называть вовеки во орды басурманские и, янычары, и персидский народ святорусскими богатырями за то, что не устрашились вы, казаки, с вашими силами малыми, всего с семью тысячами, столь непобедимых сил царя турецкого, трехсот тысяч ратников. Дождались вы, пока подступили те, полки к самому городу. Насколько славнее и сильнее перед вами, казаками, насколько богаче и многолюднее шах — персидский царь! Владеет он всею великою Персидою и богатою Индией; имеет у себя он войска многие, как и наш государь, турецкий царь. Но и тот шах персидский никогда не встанет на поле против сильного царя турецкого. И никогда не обороняются его люди персидские в городах своих многими тысячами от нас турок; знают; нашу свирепость они и бесстрашие".

    ОТВЕТ НАШ КАЗАЧИЙ ИЗ АЗОВА-ГОРОДА ТОЛМАЧАМ И ПОЛКОВНИКУ ЯНЫЧАРСКОМУ

    «Видим всех вас и до сей поры все ведаем о вас, все силы, все, угрозы царя турецкого известны нам. Переведываемся мы с вами, турками, часто на море и за морем, :на сухом пути. Знакомы уж нам вашисилы Турецкие. Ждали мы вас, в гости к себе под Азов дни многие. И куда ваш Ибрагим, турецкий царь, весь свой ум девал? Иль не стало у него, царя, за морем серебра и золота, что прислал он к нам, казакам, ради кровавых казачьих зипунов наших четырех пашей своих, а с ними, сказывают, прислал еще на нас рать свою турецкую - 300 000. А то мы и сами точно видим и знаем, что силы его здесь стоит триста тысяч боевых людей, кроме черных мужиков. Да против нас же нанял он, ваш турецкий царь, из четырех чужих земель шесть тысяч солдат, да многих ученых подкопщиков и дал им за то деньги многие. И то вам, туркам, самим ведомо, что у нас по сю пору никто наших зипунов даром не захватывал. Пусть он, турецкий царь, нас возьмет теперь, в Азове-городе приступом; возьмет не своим царским величием и разумом, а теми великими и турецкими силами да хитростями наемных людей немецких. Не большая честь в том будет для имени царя турецкого, что возьмет нас казаков в Азове-городе. Не изведет он тем казачьего прозвища, не запустеет Дон головами нашими. На отмщение наше будут все Дона молодцы. Пашам вашим от них за море бежать! А если избавит нас Бог от его сильной руки, если отсидимся от вашей осады в Азове-городе, от великих его сил, от трехсоттысячных, со своими силами малыми (всего нас отдборных казакрв, в Азове с оружием сидит 7590), посрамление будет ему царю вашему вечное от его братии и от всех царей. Сказал он сам про себя, будто он выше земных царей. А мы — люди Божии, вся надежда у нас на.Брга, и на Матерь Божию Богородицу, и на святых угодников, да на свою братию — товарищей, которые у нас на Дону в городках живут. А мы холопы природные государя царя христианского, царства Московского. Прозва­ние наше вечное — великое казачество донское безстрашное. Станем с ним, царем турецким, биться, что с худым свинопасом! Мы, казачество вольное, покупаем смерть вместо живота. Где стоят сейчас силы многие, там полягут от нас, христиан, трупы ваши басурманские многие! Мы не то, что люди шаха персидского. Их-то вы, что женок, засыпаете в городах их горами высокими. Хотя нас, казаков, и сидит лишь 7590 человек, а с помощью Божией не боимся мы великих тех царя турецкого сил трехсоттысячных и немецких хитростей. Ему, басурману гордому, царю турецкому, и пашам вашим Бог противится за речи их высокомерные. Равным он, собака смрадная, ваш турецкий царь, почитает себя Богу Небесному. Не призвал он, басурман поганый и мерзостный, Бога себе в помощники. Понадеялся он па свое. богатство великое но тленное. Вознес его сатана, отец его, гордостью до небес. Зато сбросит Бог его в бездну навеки нашими слабыми руками казачьими. Посрамление ему, царю, будет вечное. Где теперь его рати великие в полях у нас ревут и похваляются, завтра тут полягут от нас под городом трупы людей его во множестве. Явит нас Бог за наше смирение христианское львами яростными перед вами, собаками. Давно у нас, в полях наших летаючи, вас поджидаючи, клекчут орлы сизые, каркают вороны черные, лают у нас подле Дона лисицы рыжие, ждут все они трупов ваших басурманских. Накормили вы их головами вашими, как брали мы Азов, а теперь опять им хочется плоти вашей; накормим вами их уж досыта. Ведь мы взяли Азов у него, царя турецкого, не воровскою хитростью, — взяли его приступом, храбростью своей и разумом, чтобы посмотреть, что за люди его турецкие в крепостях от нас обороняются. Укрепились мы в нем силой малою, нарочно разделив силы надвое, испытаем теперь силы, вашей турецкой, ума: вашего и хитростей. Мы ведь все примериваемся к Иерусалиму и к Царьграду. Удастся взять нам у вас и Царьград. Ведь было там прежде царство христианское. Да еще вы, басурманы, нас пугаете, что не будет нам из Руси ни припасов, ни помощи, будто к вам, басурманам, из государства Московского про нас о том писано. А мы про то и сами без вас, собак, ведаем: какие мы на Руси, в государстве Московском, люди дорогие и к чему мы там надобны! Знаем мы государство Московское, великое, пространное и многолюдное. Сияет оно среди всех государств и орд — и басурманских, и еллинских и персидских — подобно солнцу. Не почитают нас там на Руси, и за пса смердящего. Бежали мы из того государства Московского, от рабства вечного, от холопства полного, от бояр и дворян государевых, да и поселились здесь в пустынях необъятных. Живем, взирая на Бога. Кому там о нас тужить, рады там все концу нашему! А запасов хлебным к нам из Руси никогда не бывало. Кормит нас молодцев, Небесный Царь в степи своею милостью, зверьем диким да морскою рыбою. Питаемся, словно птицы небесные: не сеем, не пашем, не собираем в житницы. Так питаемся подле моря Синего. А серебро и золото за морем у вас находим. А жен себе красных, любых выбираючи, от вас же уводим.
    А мы у вас взяли Азов-город по своей казачьей воле, а не по государеву повелению, ради казачьих зипунов своих и за ваши высокомерные лютые помыслы. За то на нас, холопов своих дальних, государь крепко обижен. Боимся от него, государя царя, за то взятие азовское себе наказания смертного. А государь наш — великий, пресветлый и праведный царь и великий князь Михайло Феодорович, Всея Руси самодержец, многих государств и орд государь и обладатель. Много ему, государю царю, в великом холопстве служит таких басурманских царей, как ваш Ибрагим, турецкий царь. Довольно он, государь наш великий и пресветлый царь, свершает по преданию святых отцов, не желая пролития крови вашей басурманской. Довольно наш государь богат от Бога подданными и царскими себе данями и без вашего, смрадного басурманского собачьего богатства. А если бы на то было его государево повеление, если б пожелал он только, великий государь, крови вашей басурманской пролития и городам вашим басурманским разорения за ваше басурманское к нему, государю, непослушание, если б только велел он, государь, идти войною на вас всех басурманов, своей Украине, что сидит у него государя, в степях от орды ногайской, то собиралось бы тут его государевых людей русских с одной лишь Украины многое множество! И таковы его государевы люди с русской Украины, что, подобно львам яростным, алчут и хотят отведать вашей плоти басурманской. Только не повелевает им того его десница царская, и в городах во всех под страхом смерти сдерживают их по цареву повелению воеводы государевы. А то бы не укрылся ваш Ибрагим, царь турецкий, от его руки государевой, от жестокосердия людей его государевых и в утробе матери своей, — и оттуда бы, распоров его, собаку, вынули да перед лицом царевым поставили. Не защитило бы его, царя турецкого, от руки той государевой, от десницы высокой его и море Синее. Не удержало бы оно людей государевых! Были бы в один год попрежнему за ним, нашим государем, и Иерусалим, и Царьград. А во всех крепостях ваших турецких не устоял бы камень на камне от нашего приступа русского. Вы же нас призываете речью царя турецкого служить ему, царю турецкому, и сулите нам от него честь великую и богатство многое. А мы люди Божии, холопы государя царя Московского, именуемся по; крещению христианами, православными. Как же, можем служить царю неверному! Покинув пресветлый здешний свет и будущий, в адкую тьму идти нам не хочется! Ежели мы ему , царю турецкому, как слуги надобны то мы, отсидевшись своею силою от вашего войска, побываем и у него царя, за морем, под его Царьградом, посмотрим там и на него, царя, и на город тот, нам природный; с ним царем турецким поведем мы там речь великую, лишь бы речь ему наша казачья полюбилась. Станем служить ему пищалями казачьими да своими саблями острыми! А теперь нам здесь говорить не с кем, кроме пашей ваших. Предки ваши, басурманы, что с Царьградом устроили — захватили его у нас! Убили в нем государя царя храброго, Константина Благоверного. Побили христиан в нем тысячи, многое множество. Обагрили кровью нашею христианскою все пороги церковные, до конца искоренили вы там веру христианскую! Так бы и нам с вами поступить нынче по примеру вашему! Взять бы тот Царьград приступом из рук ваших. Убить бы в нем так же вашего Ибрагима, царя турецкого, и всех вас, басурман. Пролить бы так же вашу кровь басурманскую нечистую. В то время б и мир у нас с вами был. А теперь нам и говорить больше с вами нечего. Все хорошо известно нам.
    А обо всем, что от нас вы слышите, передайте пашам своим. Нельзя мириться нам, не будет одной веры христианин с басурманином. Какое тут обращение! Христианин побожится в душе своей, да на той правде он и век стоит. А ваш брат басурман божится по вере басурманской. И житье ваше татарское - все равно что у бешеной собаки. Так что уж вашему брату, собаке, верить! Рады мы вас завтра в Азове попотчевать, чем нам, молодцам, Бог послал! Поезжайте ж к своим глупым пашам не мешкая. А опять к нам с такою глупой речью не ездите. Обманывать вам нас — только даром дни терять! А кто к нам от вас с такою речью глупою опять будет, тому у нас под стеною убитым быть! Делайте уж вы то, для чего от царя турецкого к нам Присланы. Мы, у вас Азов взяли головами своими молодецкими, силой немногою. А вы уж из наших казачьих рук добывайте его головами турецкими, многими тысячами. Кому-то из нас поможет Бог? Потерять вам под Азовом своих турецких голов многие тысячи, а не взять вам его из рук наших казачьих до веку! Разве уж, отняв его у нас, холопей своих, государь нам царь и великий князь Михайло Феодорович, Всея Руси самодержец, вас, собак, не пожалует. Тогда уж по-прежнему ваш будет. На то его воля государева!"
    Как от Азова-города полковники и толмачи вернулись к силам своим турецким, к пашам своим, начали в войсках у них трубить в трубы многие великие. После той игры трубной стали в барабаны бить. Стали вороны и звери кричать жалостно.
    Строили полки свои всю ночь они до свету. А как был на дворе уже первый час дня, начали выступать из станов своих силы турецкие. Знамена и хоругви их зацвели по полю, словно цветы различные. От труб больших и барабанов их поднялись звуки неизъяснимые, страшные.

    ПОДСТУП ИХ К НАШЕМУ ГОРОДУ

    Пошли на приступ немецкие два полковника с солдатами. За ними пошла строевая пехота янычарская, сто пятьдесят тысяч. Потом пошла на приступ к городу и вся прочая орда их пешая. Крикнули клич они смело и яростно.
    Первый их приступ. Наклонили они все знамена свои к городу, в нашу сторону. Закрыли весь Азов-город наш знаменами. Стали башни и стены топорами рубить. Многие на стены в ту пору влезли по лестницам. И тогда началась у нас стрельба из осажденной крепости, а до тех пор молчали мы. От огня и дыма уж не видно стало нам друг друга! В обе стороны от стрельбы лишь огонь да гром стоял, поднимался огонь и дым до небес. Как будто началась гроза страшная, как бывают с небес гром страшный и молнии. Подкопы тайные, что у нас отведены были за город в ожидании их приступа, все не сдержали силы их невиданной, обрушились, не сдержала земля силы их. В тех провалах побито у нас было турок многие тысячи. Приготовлено было у нас все по тем подкопам, набиты были они дробью и осколками. И было убито при том приступе в первый день под стеною города одних полковникои янычарских шесть да два немецких полковника со всеми шестью тысячами солдат их. В тот же день, сделавши вылазку, захватили мы, большое знамя царя турецкого, с коим в первый раз шли они на приступ. Наступали на нас паши турецкие с большими силами в тот первый день до самой ночи, даже и на вечерней заре, Убито нами было у них в первый тот день; кроме шести полковников янычарских и двух немецких полковников, одних янычар 23 тысячи, помимо раненых. На другой день, на светлой заре опять прислали турки к нам своих толмачей — просить, чтобы дали мы им убрать от города тела убитых, что полегли у Азова под стеною города. А давали нам за каждую павшую голову янычарскую по золотому червонцу, а за голову полковников по сто талеров. И наше войско не пошло на то, не взяли у них за головы павших серебра и золота. Не продаем мы никогда трупов вражеских, но дорога нам слава вечная. Это вам от нас из Азова-города игрушка первая. Пока мы, молодцы, ружья свои только прочистили. Всем так вам, басурманам, от нас будет! Иным вас нечем нам потчевать. Дело наше осадное!" В этот день боя у нас с ними не было. Собирали они трупы убитых своих до самой до ночи. Выкопали для тех трупов глубокий ров, в трех верстах от города, засыпали их тут горою высокою, поставили над холмом многие знаки басурманские и надписи там на различных языках сделали. После того на третий день опять пришли турки к нам под город со всеми своими силами, только стали уже поодаль от нас и приступа не делали. И начали их люди пешие в тот день вести к нам гору высокую, земляной огромный вал, многим выше Азова-города. Той горою высокою хотели нас накрыть в Азове-городе великие силы турецкие. Подвели её к нам за три дня, и мы, увидев ту гору высокую, уведали своё горе вечное, что будет от неё наша смерть. Испрося у Бога милости и помощи от Пречистой Богородицы и от образа Ивана Предтечи, призывая на помощь чудотворцев московских и совершив предсмертное прощание друг с другом и со всеми христианами православными, пошли мы из города малою нашею дружиною, в семь тысяч всего, на прямой бой с их тремястами тысячами. «Господь наш творец, небесный царь, не выдай нечестивым создания рук своих! Видим пред лицом своим смерть себе лютую! Хотят нас живых покрыть горою высокою, видя наше бессилие и то, что мало нас, что в пустыне нас покинули все христиане православные, убоявшись вида страшного и великой силы их турецкой. А мы, бедные, не отчаялись еще в Твоей, владыки, милости, ведая Твои щедрости великие! С Твоею Божией помощью за веру христианскую здесь погибая, бьемся против их больших сил, в триста тысяч, за церкви Божии, за все государство Московское и за имя царское!" Исполнив все обряды предсмертные, выходили к ним па' бой, и единодушно все мы крикнули, выйдя к ним: "С нами Бог! Разумейте, иноплеменники и неверные, и покоритесь, ибо с нами Бог!" Услышали неверные из наших уст те слова, что с нами Бог, и ни один не мог прямо стать пред лицом нашим, побежали все прочь с высокой горы своей. Побили мы их в тот час множество, многие тысячи. Взяли мы тогда в бою, на вылазке у той горы, шестнадцать знамен одних янычарских да двадцать восемь бочек пороху. И тем-то порохом подкопавшись под гору их высокую, разбросали мы всю ее. И побило при том многие их тысячи, и к нам из того подкопа живых янычар забросило тысячу пятьсот человек! И с тех пор миновалась земляная хитрость их. Повели они за первой горой другую гору, еще больше того. В длину насыпали ее на три лучных выстрела, а в вышину многим выше Азова-города, шириной она была — едва до половины камнем докинуться! На той горе поставили они уже все свои орудия, и пехоту всю привели свою турецкую, сто пятьдесят тысяч, и орду ногайскую с коней всю спешили. И зачали с той горы из орудий бить они по Азову-городу день и ночь беспрестанно. От пушек их страшный гром стоял, огонь и дым курился от них до неба. Шестнадцать дней и шестнадцать ночей не смолкали их орудия ни на единый час. В те дни и ночи от стрельбы их пушечной распались все наши азовские укрепления — и стены, и башни все, и церковь Предтеченская, и дома все разбили у нас до самого основания.
    И орудия наши разбили все. Одна лишь у нас во всем Азове-городе церковь осталась наполовину — Николина. Потому и осталась, что стояла укрыто внизу, к морю под гору. А мы от них сидели по ямам. Нам и выглянуть они из ям не давали. И мы в ту пору сделали себе покои просторные в земле под ними, под самым их валом, дворы потайные просторные. И из тех потайных дворов своих повели 28 подкопов под их таборы. И теми подкопами устроили мы себе помощь, облегченье великое. Выходили ночною порой на их пехоту янычарскую, и подбили мы их множество. Теми своими ночными вылазками на их пехоту турецкую навели мы на них великий страх, и урон большой причинили мы в людях им. И после того паши турецкие, глядя на те наши умелые подкопные в осаде действия, повели навстречу нам из своего табора семь своих подкопов. И хотели они теми подкопами попасть в наши ямы, дабы задавить нас своим множеством. А мы милостью Божией устерегли все подкопы их, и разорвало тут их всех порохом, погребли мы тут их многие тысячи. И с той поры их подкопная мудрость миновалась вся. Постыли им уже те хитрости подкопные. А всего было от турок к нам под город Азов 24 подкопа и приступа всею их силою. Но после первого большого приступа таких жестоких и смелых больше уж не было. На ножах мы с ними резались в тот приступ. Зачали они метать в ямы наши ядра огненные и всякие немецкие осадные хитрости. И тем пуще приступов причинили они нам великое утеснение. Убивали они многих у нас тогда и опаливали. А после тех ядер огненных, что против нас они измыслили, оставив все свои хитрости, стали они нас одолевать и подступать к нам прямым боем со своей силою. Зачали они к нам на приступ посылать своих, янычар во всякий день. По десяти тысяч наступают на нас целый день до ночи, а в ночь идут на смену им другие десять тысяч. И те наступают на нас всю ночь до свету. Ни одного часа не дадут нам покоя. А бьются они посменно день и ночь, чтобы истомою совсем осилить нас. И от тех их ухищрений и злоумышления, от своих тяжких ран и от бессонницы, от лютой нужды всяческой, и от смрадного запаха трупного стало нам невмочь, все изнемогали мы лютыми болезнями осадными. А дружины нашей совсем мало осталось; переменяться нам не с кем, ни одного часа отдохнуть нам не дадут. В ту пору уж совсем мы в жизни своей и в Азове-городе отчаялись, потеряли надежду на выручку от людей, только и ждали себе помощи от Всевышнего Бога. Прибегнули, бедные, лишь к своему помощнику — Ивана Предтечи образу. Пред ним, светом нашим, заливаемся слезами горькими: "Государь ты, свет, помощник наш, Иван Предтеча, по твоему, света нашего, явлению разорили мы гнездо змеиное, взяли Азов-город. Побили мы в нем – всех христианских мучителей, идолослужителей. Твой, света нашего, и Николин дом очистили и украсили вашими образами чудотворными, все своими руками грешными, недостойными. Без пения до сей поры перед образами вашими у нас и дня, не проходило. Чем же мы вас, светы вы наши, прогневали, что опять идете в руки басурманские? На вас, светы вы наши мы надеялись, сидя в осаде, оставив всех своих товарищей. А теперь от рук турецких видим впрямь смерть свою. Уморили они нас безсонницей; дни и ночи беспрестанно с ними мучимсямся. Уж ноги наши под нами подгибаются, :руки наши от обороны затекли уж не служат нам. Уж глаза наши не глядят от усталости, уж от беспрестанной стрельбы мы очи, выжгли порохом, все в них стреляючи. Язык уже наш во рту не ворочается на басурман закричать. Таково наше безсилие: не можем в руках своих никакого оружия держать! Почитаем мы уже теперь себя за трупы мертвые. Два часа в осаде уж высидеть! Теперь мы, бедные, расстаёмся с вашими иконами чудотворными, с христианами православными: не бывать уж нам на Святой Руси! Смерть пришла в пустыне нам, грешникам, за ваши иконы чудотворные, за веру христианскую, и за имя царское, за все царство Московское!''
    Начали прощаться:
    "Прости нас, холопов своих грешных, государь наш православный, царь Всея Руси Михайло Феодорович! Помянуть вели наши души грешные! Простите вы, государи патриархи вселенские! Простите, все государи митрополиты, архиепископы и епископы! Простите и вы, все архимандриты и игумены! Простите, все государи протопопы, и священники, и дьяконы! Простите, государи наши, все христиане православные! Поминайте и наши души грешные в день родительский! Нет ни в чем от нас позора государству Московскому. Помышляем мы, бедные, в уме своем, чтобы умереть не в ямах нам и по смерти себе добыть, славу добрую".
    Подняли мы на руки иконы чудотворные — Ивана Предтечи да Николину — и пошли с ними против басурман на вылазку. И по милости явной Божией побили мы их в той внезапной вылазке шесть тысяч. И увидели люди турецкие, что хранит нас милость Божия, что ничем осилить не умеют нас. С тех-то пор не стали уж посылать к нам на приступ людей своих. И тогда отдохнули мы от истомы, от смертных ран.
    После того бою прошло три дня: опять стали нам кричать их толмачи, вызывать нас на разговор. А мы уж и речь не могли держать к ним, потому как языки наши от истомы нашей во рту не ворочалися! И начали они на стрелах к нам ярлыки метать. А в них они пишут, просят у нас пустое место азовское. А дают нам за него выкупа на каждого десятого молодца по триста талеров серебра чистого да по двести талеров золота червонного. А в том присягают вам паши и полковники душой царя турецкого, что ныне при отходе вашем ничем не тронем вас. Подите с серебром и с золотом в городки к своим товарищам, а нам лишь отдайте пустое место азовское". А мы к ним обратно пишем: "Не дорого нам ваше собачье серебро и золото, в Азове и на Дону у нас и своего много. То нам, молодцам, нужно и дорого, чтобы была о нас слава вечная по всему свету. Не страшны нам ваши паши и силы турецкие! Сразу говорили мы вам, что дадим вам знать о себе, будет вам о нас памятно на веки вечные. Возвратясь за море, в края басурманские, будет что сказать вам своцарю турецкому глупому, каково приступать к казаку русскому. Сколько вы у нас разбили кирпича и камня в Азове-городе, столько уже взяли мы у вас голов ваших за разрушение азовское. На головах да на костях ваших сложим город Азов лучше прежнего! И пройдет наша слава молодецкая по всему свету до века, как сложим города на ваших головах. Нашел здесь ваш турецкий царь себе позор и укоризну вечные. Станем брать с него дань во всякий год в шесть раз больше». После того ужстало нам легче от них, приступов больше уже не было. Сочли они, что под Азовом побиты были у них многие тысячи. А во время своего сидения осадного держали мы, грешные, пост. Совершали молитвы многие, соблюдали чистоту телесную и духовную. В осаде многие из нас люди искусные видели во сне одни — жену прекрасную и светозарную, на воздухе стоящую посреди града Азова, иные же — мужа древнего, с власами длинными, в светлых ризах, взирающего на полки басурманские. И не предала нас Богородица в руки басурманские, подавала нам против них помощь явную, возглашая умиленно: "Мужайтесь, казаки, а не ужасайтесь. Град сей Азов от беззаконных агарян, их нечестием, злобою и жестокостью пору­ган, престолы в церквах Предтечи и Николиной осквернены. И не только осквернили они землю в Азове и престолы, но и воздух над ним омрачили, торжище здесь и мучительство христианам учинили, разлучили мужей, от законных жен, сынов и дочерей, разлучили от отцов и матерей. От многого плача того и рыдания вся земля христианская восстонала. А о чистых девах, о вдовах непорочных и о сущих во младенчестве уста мои и изречь не в силах, глядя на поругания ими. И услышал Бог молитвы и плач их. Видя создание рук своих, православных христиан, зло погибающих, дал вам против басурман отмщение, предал вам град сей и их самих в руки ваши. Да не скажут нечестивые: "Где Бог ваш христианский?" И вы, братья, не печальтесь, отгоните всякий страх от себя, не тронет вас никакой басурман мечом своим. Положите упование на Бога, примите венец от Христа нетленный. А души ваши примет Бог, вместе царствовать с Христом вовеки". И многие атаманы видели, что текли у образа Ивана Предтечи из очей его слезы обильные в день каждого приступа. А в первый день, во время приступа, видели лампаду у его образа, слез полную. А при вылазках наших из города все видели басурманы и турки; и крымцы, и ногайцы — мужа храброго и юного, в одежде ратной, ходившего среди боя с мечом обнаженным и, множество басурман поражавшего. А мы того не видели. Лишь утром по убитым узнали мы, что то дело Божке, а не наших рук: люди турецкие надвое рассечены! Послана с неба была над ними победа! И они, басурманы, о том нас много раз спрашивали, хто от нас из города выходит на бой с мечом. И мы говорили им: "То выходят воеводы наши".
    "А всего сидели мы в Азове в осаде от турок с 24 июня; 7149 года до 26 сентября 7150 года, ,93 дня и 93 ночи? А в ночь на двадцать шестой день сентября турецкие паши со всеми турками и крымский царь со всеми своими силами за четыре часа до, свету побежали окаянные, в смятении и трепете от.Азова-города, ничем от нас не гонимы. С вечным позором ушли паши турецкие к себе за море а крымский царь, пошел в орду, к себе, черкесы же в Кабарду свою, ногайцы пошли в улусы свои. И мы, казаки, как услышали, об их отступлении, напали на их таборы тысячею человек. И взяли мы у них в таборах тогда языков, турок и татар, живыми четыреста человек, а больных и раненых застали мы с две тысячи. И нам те языки на допросах и пытках все говорили единодушно, отчего, среди, ночи добежали, от города паши и крымский царь со всеми своими силами. "В ночь ту с вечера было нам страшное видение. На небесах над нашими полками басурманскимишла с Руси от вашего царства Московского туча великая и страшная. И стала она против самого табора нашего. А перед тою тучею идут по воздуху два страшных юноши, а в руках своих держат мечи обнаженные и грозятся на наши полки басурманские. В ту пору мы их всех узнали. И в ту же ночь страшные воеводы азовские в ратной одежде выходили на бой приступом на нас из Азова-города. Пластали нас надвое, вместе с конями. От того-то страшного видения и побежали из таборов турецкие паши и крымский царь".
    А нам, казакам, в ту ночь с вечера также было видение: по валу басурманскому, где стояли их орудия, ходили два мужа, летами древние. На одном — одежда иерейская, а на другом — власяница мохнатая. Указывают они на полки басурманские и говорят нам: "Побежали, казаки, от вас паши турецкие и крымский царь из таборов. Пришла победа над ними от Христа, сына Божия, с небес, силою Божией".
    А еще сказывали нам те языки про урон в людях своих, сколько побито их от рук наших под Азовом-городом. Из главных сил их побито у них одних мурз, и татар, и янычар девяносто шесть тысяч, кроме тех черных мужиков и охочих людей. А нас всего, казаков, в осаде сидело в Азове только 7367 человек. А те, кто уцелел из нас, холопов государевых, после осады, все изранены. Нет ни одного у нас человека целого; ни одного, кто бы не пролил крови своей, в Азове сидя во имя Божие, за веру христианскую. А теперь мы всем войском идем у государя царя, и великого князя Всея Руси Михаила Феодоровича просить милости. Просим мы, холопы его, сидевшие в Азове, и те, кто по Дону живет в городках своих, чтоб велел он принять из рук наших ту свою государеву вотчину — Азов-город, ради светлых образов Предтечи и Николина, ради всего, что им, светам нашим, угодно тут. Тем Азовом-городом защитит он, государь, от войны всю свою Украину, не будет войны от татар до веку, как сядут наши в Азове-городе.
    А мы, холопы его, что остались после осады азовской, все мы уже старцы увечные, сил нет уже у нас на боевые промыслы. А то обет наш, всех, пред образом Предтечи: постричься в монастыре его, принять образ монашеский. Станем мы Бога молить до веку за его, государя, и за весь государский род его. Его государскою обороною и своею верою защитил нас Бог от таковых турецких сил, а не нашим молодецким мужеством и промыслом. А коли государь нас, холопов дальних своих, не пожалует, не велит у нас принять из рук наших Азова-города, то нам, заплакав, оставить его! Поднимем мы, грешные, икону Предтечи, да и пойдем с ним, светом нашим, куда он велит. Атамана своего пострижем пред его образом, будет он над нами игуменом. А есаула пострижем, тот у нас будет устроителем. А мы, бедные, хоть и немощные все, не отступим от его, Предтечи, образа, помрем все тут до единого. Будет вовеки слава лавре Предтеченской".
    1641 год

     

    Потом они каялись в клевете на Царя...

    И.Ф. НАЖИВИН
    Автор многочисленных романов, в которых клеймил монархический государственный строй
    «В дни моей молодости хороший тон непременно требовал от молодого человека роли "сознательной личности" и "борьбы за народ". В ряды этих - увы!., малосознательных личностей становились тогда не только представители буржуазии, как я - (мы все знаем имена Рябушинских, Третьяковых, Коноваловых, Саввы Мо­розова и пр.), но и аристократы, как кн. П.А. Кропоткин, гр. Л. Толстой, князья Шаховские, кн. Хилков, Чертков, Чичерин и пр. Потом к ним примкнули даже и великие князья*...
    * (В виде иллюстрации процитируем знаме­нитое интервью Вел. Кн. Кирилла Владимировича, которое он дал в своем дворце корреспон­денту "Биржевых ведомостей" по предварительной договоренности и, следовательно, имел время хорошо продумать свои слова:
    «... даже я, как великий князь, разве я не испытывал гнет старого режима? Разве я был спокоен хоть минуту, что, разговаривая с близким человеком, меня не подслушивают... Разве я скрыл перед народом свои глубокие верования, разве я пошел против народа? Вместе с любимым мною гвардейским экипажем я пошел в Государственную Думу, этот храм народный... смею думать, что с падением старого режима удастся, наконец, вздохнуть свободно в свободной России и мне... впереди я вижу лишь сияющие звезды народного счастья...» ("Биржевые ведомости". 1917. № 16127 (вечер­ний выпуск). 9/22 марта. С. 1). – Ред).

    Красная одурь росла как на дрожжах; русский человек непременно требовал себе "неба в алмазах"... Заболел этой общественной оспой и я... Неба в республиканских и социалистических алмазах хотел и я... Войдя в общественную жизнь в качестве писателя, я не замедлил, понятно, устроить России "вселенскую смазь": только мы - "передовики", можем устроить ее дела, а все, что не с нами, подлежит анафеме и должно быть брошено на историческую свалку. Первая революция 1905 г. очень охладила мои революционные устремления, а вторая 1917 г. и совсем подсекла их в корне навсегда. Но разбег все же владел еще мною, и я смотрел на деятелей "старого режима" с неприязнью. К великому моему сожалению, в их число попал и Государь Николай II.

    Но, исследуя для своих романов наше про­шлое, я все более и более убеждался, что он совсем не был ни глупым, ни безвольным... "Глуп" он был только потому, что не разделял наших заблуждений, а безвольным представляли мы его потому, что он не только ни в малейшей степени не обладал нашим основным и тяжким пороком - самоуверенностью ("мы все знаем"), но наоборот, был беспредельно скромен... Частые беседы с Л.Д. Корсаковым, которому случалось близко видеть жизнь Цар­ского (села.Сост), окончательно убедили меня в том, что мы, "общественники", были непроходимыми ослами (один Милюков с его подлой "глупостью или изменой" чего стоит!., и что на нас лежит ответственность за гибель несчастной, затрав­ленной нами царской семьи...
    Я посвятил этой страшной трагедии нашей целый том "Уставшая Царевна". Но когда-то он в наше смутное время еще выйдет! А смерть не ждет: мне уже 65; и потому, не откладывая дела, я считаю долгом своей совести теперь же покаяться в своей грубой и жестокой общественной ошибке: не Царь был виноват перед нами, а мы перед ним, за нас пострадавшим.
    За нашу ошибку мы пострадали очень строго, но все же нет тех страданий, которыми мы могли бы до конца искупить наше преступное легкомыслие и смыть с наших рук и душ кровь наших жертв, бедного Государя и его близких.
    Я очень прошу моих читателей, если они встретят в моих томах суровые отзывы о погибшем Государе, Государыне и их близких, истолковывать эти мои грехи в свете этого письма "всем": я виноват в этой ужасной ошибке и готов еще и еще искупать ее, как мне укажет суровый Рок».
    25 апр. 1939 г.
    (Цит. по: "Часовой". 1951. № 304; "Вестник Храма-Памятника". 1981. № 241)


    И.И. БУНАКОВ-ФОНДАМИНСКИЙ
    Один из лидеров террористической организации социалистов-революционеров
    Московская государственность покоилась не на силе и не на покорении властью народа, а на преданности и любви народа к носителю власти. Западные республики покоятся на народном признании. Но ни одна республика в мире не была так безоговорочно признана сво­им народом, как самодержавная Московская монархия... Левые партии изображали царскую власть, как теперь изображают большевиков. Уверяли, что "деспотизм" привел Россию к упадку. Я, старый боевой террорист, говорю теперь, по прошествии времени - это была ложь. Никакая власть не может держаться столетиями, основываясь на страхе. Самодержавие - не насилие, основа его - любовь к царям. Ведь Россия - государство Востока. Монархия была теократией. Царь - Помазанник Божий. И никогда не было восстаний против царя. Не только в Московский период, но и в императорский - царь был почти Бог».
    (Из речи на собрании социалистов-революци­онеров в Париже в январе 1929 г. - Цит. по: "Двуглавый Орел". 1929. № 25)
    Порою даже внимательные иностранцы, не подчиняясь шаблонам своего окружения, подмечали в российском Императоре совсем иные качества. Например:
    «По личному впечатлению и на основании суждений высокопоставленных лиц русского Двора, я считаю Императора Николая человеком духовно одаренным, благородного образа мыслей, осмотрительным и тактичным; его манеры настолько скромны и он так мало проявляет внешней решимости, что легко прийти к выводу об отсутствии у него сильной воли; но люди, его окружающие, заверяют, что у него весьма определенная воля, которую он умеет проводить в жизнь самым спокойным образом» (из доклада германскому правительству германского поверенного в делах в С.-Петербурге графа Рекса).

    «Царь благожелателен, любезен в обраще­нии, но не так мягок, как зачастую думают. Он знает, чего хочет, и не дает никому спуску. Он настроен гуманно, но желает сохранить самодержавный строй. Свободно думает о религиозных вопросах, но никогда публично не вступит в противоречие с Православием. Хоро­ший военный. Не любит. парламентов и сказал об Эдуарде VII: "он в своей стране ровно ни­чего не может сделать"» (Принц Генрих Прусс­кий, брат Императора Вильгельма. 1901 г.).

    «Он предан своим идеям. Он защищает их терпеливо и упорно. У него продуманные планы, которые он постепенно проводит в жизнь. Царь обладает сильной душой и мужественным, непоколебимым верным сердцем. Он знает, куда он идет и чего хочет» (Эмиль Лубэ, президент Французской республики).

    «Тот строй, который был в нем [Императоре] воплощен, которому он давал жизненный импульс, - к этому моменту [начало 1917 г.] уже выиграл войну для России... Пусть его усилия преуменьшают. Пусть чернят его действия и оскорбляют его память, - но пусть скажут: кто же другой оказался более пригодным?» (Уинстон Черчиль. "Мировой кризис").
    *
    Завершим эту подборку общими покаяниями нескольких известных февралистов за их антимонархическую революцию. Их слова опровергают расхожие мнения либеральных демократов, что большевики "исказили завоевания прогрессивного свободолюбивого Февраля".

    С.П. МЕЛЬГУНОВ
    Член Оргкомитета Народно-социалистической партии, назначен Временным правительством уполномоченным по обследованию архивов и разработке политических дел
    «Представление о Николае II приходится сильно изменить после всего того, что теперь опубликовано... Несомненно, сильно преувеличено и представление о совершенно исключительном политическом влиянии находящегося при дворе "Друга" [Распутина]... Правая общественность... грозно внушала: пошатнется власть царская и погибнет Россия, разодранная партийными распрями... Увы! она пока в значительной степени оказалась правой, как прав был и тот народоволец [Л.А. Тихомиров], который сменил вехи и который записал в свой дневник: "монархия идет к гибели, а без монархии у нас лет 10 неизбежная резня"...
    Никакая стихия не может оправдать тех, кто в революционную бурю взялись вести государственный корабль... Они все на первых порах, сознательно или бессознательно, потакали стихии и курили фимиам великой бескровной революции... Переворот дезорганизовывал, а не организовывал победу» ("На путях к дворцовому перевороту").

    П.Н. МИЛЮКОВ

    Лидер кадетской партии, министр первого Временного правительства
    После его удаления из Временного прави­тельства весной 1917 г. он сказал в обращении к своим единомышленникам:
    «В ответ на поставленные вами вопросы, как я смотрю на совершенный нами переворот, я хочу сказать... того, что случилось, мы, коне­чно, не хотели... Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета, что громадную разруху в армии остановим быстро, если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, поплатимся за свержение царя лишь некоторой отсрочкой этой победы. Надо сознаться, что некоторые, даже из нашей партии, указывали нам на возможность того, что произошло потом... Конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность лежит на нас.
    Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами (выделено составителем) вскоре после начала войны, вы знаете также, что наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования. Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать свое согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть мое внутреннее состояние в настоящее время. История проклянет вождей, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю.
    Что же делать теперь, спросите вы. Не знаю, то есть внутри мы все знаем, что спасение России - в возвращении к монархии, знаем, что все события последних двух месяцев явно доказывают, что народ не способен был принять свободу, что масса населения, не участвующая в митингах и съездах, настроена монархически, что многие и многие, голосующие за республику, делают это из страха. Все это ясно, но признать этого мы не можем. Признание есть крах всего дела, всей нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями...» (Цит. по: "Вече". 1983. № 11)

    Ф.А. СТЕПУН
    После Февральской революции был начальником Политуправления Военного министерства
    Он описывает в поздних воспоминаниях о том, как его вместе с другими революционерами разместили в комнатах Большого дворца:
    «Душе было смутно и нехорошо: пребывание в царских покоях устыжало, словно я кого-то обокрал и не знаю, как бы спрятать краденое, чтобы забыть о краденом...» «Чья вина перед Россией тяжелее - наша ли, людей "Февраля", или большевицкая - вопрос сложный...»
    ("Бывшее и несбывшееся", 1948).

    А.В. ТЫРКОВА-ВИЛЬЯМС
    Одна из организаторов кадетской партии, участник Февральской революции
    «Когда упала корона, многие с изумлением заметили, что ею заканчивался, на ней держался центральный свод русской государственности... Заполнить опустошение оказалось не под силу кадетам». (Цит.по: "Грани". 1980. № 130.)

    Подборка из журнала «Имперский вестник»

     

    Русское чудо

    РОССИЯ НА РУБЕЖЕ XIX - XX ВЕКОВ В ЦИФРАХ И ФАКТАХ

    Еще недавно, описывая успехи социалистического строительства в нашей стране, журналисты, писатели и ученые в поисках наиболее наглядного критерия этих достижений обращались к цифровым показателям 1913 года. Сегодня ситуация во многом повторяется. Оказавшись перед лицом кризиса, остро ощутив дефицит во всех сферах нашей жизни, приходится вновь обращаться к этому периоду, стремясь четче представить и осмыслить наши исходные рубежи и определить ориентиры на будущее. Для этого в настоящей статье использовался набор системных показателей, рекомендуемый Государственным институтом социальных и политических исследований РФ.

    БЮДЖЕТНЫЙ ВЗЛЕТ НА КРЫЛЬЯХ ПРОИЗВОДСТВА

    Бюджет, как известно, состоит из доходной и расходной частей, при этом его увеличение определяет доходная часть. В ее формировании принимают участие все отрасли народного хозяйства, среди которых к наиболее важным у развитых стран относят промышленность и внешнюю торговлю.В промышленной среде рост бюджета связан с ростом объемов производства, который во многом определяется уровнем технологической базы и структурной организации. Для оценки уровня технологической базы используют показатель энерговооруженности - количество механической и электрической энергии, приходящейся на одно рабочее место, а для оценки уровня структурной организации - концентрацию производства - сосредоточение средств производства, рабочей силы и выпуска продукции на крупных предприятиях, как правило, обеспечивающее снижение общественно необходимых издержек.Что касается объемов промышленного производства, то за период с 1862-го по 1914 год оно в России выросло в 10-12 раз, а по отдельным показателям и того больше. Так, выплавка стали увеличилась в 2234 раза, добыча нефти - в 1469, добыча угля -в 694, продукция машиностроения и металлообработки - в 44, производство химической продукции - в 48 раз; удельный вес восполнямых средств производства достиг 43 процентов всей промышленной продукции; при этом 63 процента оборудования, необ ходимого в промышленности, производилось внутри страны.Рост энерговооруженности уже в 80-х годах XIX века достиг в России рекордного уровня и составил за десять лет 178 процентов против 100 процентов в США.

    Концентрация промышленного производства в России в начале XX века оказалась также самой высокой в мире: 53 процента промышленных рабочих трудились на предприятиях с числом трудящихся свыше 500 человек. А в США этот показатель составлял 33 процента. На предприятиях с числом ра­бочих свыше 1000 человек в нашей стране было занято 44 процента рабочих, что в два с лишним раза больше, чем в промышленности США. Заводов-гигантов с числом рабочих свыше 5000 человек в Германии было 12, а в России только в Петербурге - 14, а по всей стране их насчитывалось 35.

     

    ТОРГОВЫЙ БУМ - ОТ БЫСТРЫХ ДУМ

     

    В 1897 году объем внешней торговли России составлял 1290 млн рублей, что обеспечивало ей устойчивое пятое место среди ведущих стран мира (Англия, Германия, Франция, США), при этом только Россия и США имели положи­ тельный баланс. Впрочем, уже в 1905 году объемы внешней торговли России выросли на 60 процентов, в основном за счет вывоза (1077 млн рублей) при качественном изменении номенклатуры товаров. Судите сами, если в 1897 году ввоз машин составлял 54 млн рублей, то в 1905 году Россия уже экспортировала машины на 56 млн рублей. В целом с 1886 по 1913 год Россия вывезла то варов на 25,3 млрд золотых рублей, а ввезла только на 18,7 млрд рублей, обеспечив приток золота в страну на 6,6 млрд рублей.

     

    ПОТРЕБИТЕЛЬСКАЯ КОРЗИНА - ДЛЯ ВОЙНЫ И МИРА

     

    Обратимся к реальной заработной плате, которая служит для оценки уровня жизни и характеризует количество материальных благ, на нее приобретаемых.В современной практике для оценки минимального прожиточного уровня, часто использу­ ют понятие потребительская корзина, то есть набор товаров (продуктов, услуг) в заданных количествах с ценами. Давайте сопоставим минимальные продуктовые корзины, утвержденные Министерством труда Российской Федерации в 1994 году и Петроградским рабочим собранием в феврале 1917 года.По нормам военного 1917 года на душу на­ селения в месяц приходилось: хлеба - 15,6 кг , картофеля - 8 кг , мяса - 1,5 кг , рыбы - 3 кг , масла сливочного - 0,7 кг , крупы - 6 кг , яиц -15 шт., жиров - 0,7 кг . По нормам 1994 года соответственно: хлеба 8,3 кг , картофеля - 8,9 кг , овощей - 9,6 кг , сахара - 2,2 кг , жиров - 0,7 кг , мяса - 3,8 кг , рыбы - 1,2 кг , яиц - 2 шт.Таким образом, перечень и объем продук­тов в принципе совпадают. Причем в военном 1917 году предусматривались продукты (масло сливочное, крупа), которые в мирном 1994 году из минимального перечня были исключены.Анализ полученных результатов показывает, что прожиточный минимум русского рабоче го к февралю 1917 года соответствовал современным научно обоснованным представлениям. Причем этот минимум соответствовал заработной плате рабочего самой низкой 5-й категории квалификации с окладом 170 рублей. Тогда как рабочий 4-й категории получал 225 рублей, 3-й категории - 250 рублей, 2-й категории - 300 рублей, 1-й категории - 400 рублей. К этому следует добавить, что соотношение реальной заработной платы в ведущих странах мира в 1913 году составляло: США - 100 процентов, Россия - 85, Европа - 60.

     

    МЫ ОТСТАВАЛИ НА 15 ПРОЦЕНТОВ...

    Полученные результаты позволяют зак­ лючить, что на рубеже XIX и XX веков показа­ тель уровня жизни в США превысил российс­ кий на 15 процентов, однако при анализе этого факта необходимо учитывать следую­ щие обстоятельства. Годовое рабочее время в промышленном производстве России составляло 2396 часов, а в США - 2930 часов, то есть на 22 процента больше.Вооруженные силы (армия и флот) ведущих европейских государств, включая Россию, в начале века значительно превосходили идентичные формирования США.Так, в 1900 году численность армии мирного временив России составляла 946 тысяч человек, во Франции - 552, в Германии - 521, а в США - 95 тысяч. То есть армия Рос­ сии превосходила армию США по численности в 10 раз.Ударные силы военно-морского флота в ука­ занный период включали броненосцы и бронированные крейсеры, численное соотношение которых у ведущих стран было следующее: Англия 87, Россия - 58, Франция - 49, США - 26 кораблей этого типа.Таким образом, при одинаковом объеме годового рабочего времени реальная заработная плата в России превосходила бы американскуюна 7 процентов, а при уравнивании военных расходов - и того больше. При этом необходимо учесть, что снижение военных расходов для России было непозволительно из-за ее геополитического положения и реально складывающейся военно-политической ситуации.

     

    ...И БЫЛИ ПЕРВЫМИ В МИРЕ!

     

    За 1880-1910 годы темпы роста российской промышленности превышали 9 процентов в год, и следовательно, не в середине, а в нача­ле XX века мы начали бороться со стремительно.развивающимися США за лидерство в эко­номике. Причем имели реальные шансы выиг рать. Ибо по темпам роста производительности труда и промышленной продукции мы вышли на первое место в мире.Стремительный рывок России на рубеже XX века по своим масштабам можно сравнить с так называемым японским экономическим чудом после второй мировой войны. И ничего удивительного в этом нет, потому что Россия, как и Япония, сумела рационально соединить традиционную национальную культуру труда и управления с внедрением передовых западных и отечественных технологий.

     

    А.А.ДЕМЬЯНОВ.

    ДОКТОР ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК

    ПРОФЕССОР

     

    Корейская война. Как это было

    Согласно решению Каирской конференции союзных держав(1 декабря 1943 г .) Корея, оккупированная Японией, должна была обрести независимость. Это решение подтверждалосьПотсдамской декларацией (26 июля 1945г.). Капитуляциюяпонской армии в соответствии с соглашением союзников(15 августа 1945 г .) севернее 38-й параллели принимал СССР,а к югу - США.

    Вслед за капитуляцией Японии между СССР и США возни­ли трения, которые привели к созданию в южной зоне Республики Корея (15 августа 1947 г .) со столицей в Сеуле. Объявив этот акт незаконным, СССР способ­ствовал созданию в северной зоне Корейской Народно-Демок­ратической Республики со столицей в Пхеньяне. В соответствии с соглашением советские войска были выведены из северной зоны в декабре 1948 г ., а американские - из южной зоны в июне 1949 г . Однако в Южной Корее остались американские военные советники, занимавшиеся созданием и обучением южнокорейской армии. Этот и ряд других военно-политических аспектов привели к дальнейшему ухудшению отношений между Северной и Южной Кореей, что не могло не привести к воору­женному конфликту.25 июня 1950 г . северокорейские силы в составе семи дивизий и танковой бригады (танки Т-34) под командованием маршала Чо Ен Гуна пересекли границу и 28 июня овладели Сеулом. Однако южно­корейские войска сумели выйти из-под удара, потеряв при этом свыше 21 тысячи убитыми и ранеными.25-30 июня 1950 г . Совет Безопасности ООН принял решение о военно-экономической поддер­жке Южной Кореи. СССР высту­пил прртив этого решения. Одна­ко США, Англия, Австралия, Голландия, Новая Зеландия поддержали решение Совета Безопасности, и 30 июня 1950 г . начался ввод вооруженных сил США в Корею.30 июня 1950 г . соединения северокорейской армии начали наступление на группировку про­тивника в районе города Сувон, и 4 июля Сувон пал. 7 июля 1950 г . северокорейские войска продолжили наступление, а к концу 20 июля завершили окружение и разгром 24-й американской пе­хотной дивизии. В этих боях США и их союзники потеряли более 32 тыс. человек, более 220 орудий и более 20 танков.В середине сентября северо­корейские войска вышли в рай­он города Пхохан. Дальнейшее наступление было остановлено упорным сопротивлением амери­канских и южнокорейских сил. В' боевых действиях под флагом ООН (считай США) принимали уча­ стие 15 государств, потери кото­рых за полтора месяца боев составили 94 тыс. человек убитыми и пленными.15-25 сентября 1950 г . в пор­ту Инчхоне (или Чемульпо) состо­ялась высадка 10-го американ­ского армейского корпуса (69450 чел.). Кроме этого, к месту десантной операции подтягивались 3-я пехотная дивизия и 187-й воздушно-десантный полк армии США, а также полк южно­корейской армии.Перегруппировавшись, войс­ка ООН начали наступление на Сеул. Бои за овладение городом растянулись на несколько недель, обошлись наступающим в 12 тыс. убитыми и ранеными и завершились 25 сентября 1950 г .Благодаря затяжным боям за Сеул командование северокорей­ских соединений сумело вывести большую их часть из-под удара...В связи с переходом американских войск 38-й параллели, Пекин, ранее предупреждавший о недопустимости этого шага, на­чал в октябре-ноябре 1950 г . концентрацию своих войск. Кроме этого, на территории Китая был сформирован 64-й истребитель­ный авиационный корпус советских ВВС.На 15 сентября общая численность боевой авиации США составляла около 1650 самолетов (бомбардировщиков - более 200, истребителей - до 600, разведчиков - до 100 и морской авиации разных типов - до 800 единиц).Советский 64-й авиакорпус имел 189 самолетов МИГ-15, МИГ-20, а также ЛА-11. Всего Со­ветские летчики произвели 63229 боевых вылетов, участво­вали в 1790 воздушных боях и занимались подготовкой летчиков Северной Кореи и Китая.24 ноября 1950 г . началось наступление 8-й армии США, имевшей в составе 7 американс­ких и 7 южнокорейских дивизий, одну американскую бригаду мор­ской пехоты и одну английскую пехотную бригаду при 500 танках, 1600 орудиях и 1000 самолетах.25-28 ноября 1950 г . началось контрнаступление китайской груп­пировки, включавшей 18 диви­зий. С 27 ноября по 9 декабря 1950 г . продолжалось отступление войск ООН. За время этих боев войска ООН потеряли 34 тысячи человек, из них 24 тысячи - американцы. Войска ООН потерпели серьезное поражение, хотя полной катастрофы им удалось избежать.1-15 января 1951 г . китайские подразделения численностью до 400 тыс. человек оттеснили 8-ю американскую армию численностью 200 тыс. человек и овладели Сеулом. 25 января 1951 г . началось контрнаступление войск ООН, и к 12-21 апреля американская 8-я армия практически на всех участках фронта вышла на старые пози­ции. Однако уже 22 апреля на­чалось контрнаступление китайской армии.Будучи осведомленными о том, что готовится контрнаступле­ние, американцы подтянули ре­зервы, сосредоточив значитель­ные силы в районе главного удара, что позволило к 20 мая ,после ожесточенных боев остановить на­ступление китайских частей. Поте­ри 8-й армии составили 7 тыс. че­ловек, потери наступающих достигали 70 тыс. человек. С 22-31 мая 1951г.началось контрнаступле­ние войск ООН, а к 1-15июня,с наступлением сезона дождей, боевые действия приняли позиционный характер. 23 июня 1951г. представителем СССР в ООН было сделано предложение о прекращении боевых действий. Но пере­говоры, продолжавшиеся с июля по август 1951 г ., закончились полным провалом. Мирные перегово­ры возобновились лишь 12 нояб­ря 1951 г . в небольшой деревушке Панмыньчжон.Савгуста по ноябрь 1951 г возобновились наступательные действия сил ООН. Однако, поне­ся потери, достигавшие 70 тыс. че­ловек, войска остановились, не сумев выполнить поставленных задач. Всего в ходе воздушных боев с ноября 1950г. по январь 1952г. советские летчики сбили 564 самолета противника, потеряв при этом 71 самолет. Общее соотношение потерь составило 7,9:1 в пользу советских летчиков.В 1952 г . мирные переговоры в Панмыньчжоне продолжались. Война окончательно приня­ла позиционный характер. В этот период наиболее активные бое­вые действия происходили в воздухе. Понеся большие потери в бомбардировочной и истреби­тельной авиации, американское командование пересмотрело боевое применение своих ВВС. Ос­новной ударной силой днем ста­ла штурмовая авиация, для чего использовались самолеты Р-80 и Р-84, т.к. они в роли истребите­лей значительно уступали советским МИГ-15, а в качестве истребителей стали применять Р-86 «Сейбр». По мнению американ­цев, тактико-технические характеристики этих самолетов были выше, чем у МИГов. Однако за 1952г. советские летчики сбили 394 самолета, из них 315 - Р-86. Советские потери составили 172 самолета.28 марта 1953 года в мирных переговорах наметились поло­жительные сдвиги. Вапреле 1953 года состоялся обмен военнопленными, однако уже в начале июня президент Южной Кореи категорически отказался участвовать в любом соглашении, которое закрепит разделение стра­ны, и потребовал возобновления наступательных действий.10-13 июня китайские вооруженные силы нанесли ответный удар, а после заверения США, что упорства со стороны Южной Кореи не предвидится, переговорный процесс возобновился. Перегово­ры проходили успешно, и 27 июля 1953 года перемирие было подписано.В этой войне впервые напрямую в боевых действиях столкнулись советские и американские ВВС, поэтому вопрос о боевых потерях или «кто кого сильней» является одним из наиболее болезненных и запутанных.По данным ряда американских источников, в воздушных боях было сбито 838 МИГ-15, причем на заключительном этапе войны самолеты Р-86 сбивали МИГ-15 в соотношении 1:13 в пользу американцев...МИГ-15 впервые появился в Корее в конце 1950 года и был новейшим советским реактивным истребителем, однако, по мнению американской стороны, выучка и летные качества пилотов ВВС ООН, по преимуществу американ­ских, компенсировали любое превосходство в материальной части. Как бы не так!..МИГ-15 и Р-86 имели одина­ковые скоростные характеристики, но дальность полета МИГа была значительно больше и составляла 1920 км . Еще большим превосходством МИГ обладал в вооружении, которое состояло из двух 20-мм и одной 37-мм пушек. Очевидно, что количество попада­ний из шести пулеметов при про­чих равных условиях будет больше, чем из трех пушек, но от огня крупнокалиберных пулеметов МИГи были хорошо защищены. Летчика закрывало лобовое бронестекло и 20-мм бронезаголовник, непробиваемые пулями даже при прямом попадании по нормали.Протекторы топливных баков быстро затягивали пробоины. Даже при множественном попадании пуль МИГи дотягивали до аэродрома, быстро ремонтирова­лись, и примерно две трети подбитых самолетов возвращались в строй.Понимание того, что действие трех пушек МИГ-15, особенно 37 мм , обладают несоизмеримо большей разрушительной силой, чем пуле­мет 12,7 мм , особых знаний не требует. Эти пушки пробивали любую броню американских самолетов и разрушали протекторный слой топливных баков. Попада­ние одного или нескольких таких снарядов приводило, как правило, к гибели самолета, если не в районе боя, то при возвращении на базу или посадке.Признавая свои потери около 4000 самолетов, американцы относят около половины из них к небоевым, то есть имевшим мес­то вследствие дефектов материальной части, аварий и т.д. Очевидно, такое количество небоевых потерь было следствием попадания снарядов МИГ-15, в про­тивном случае приходится пред­положить, что в американских ВВС на один исправный самолет приходился один неисправный, и летали на них не профессионалы, а курсанты младших курсов.Что касается уровня подготовки летного состава, то лучшие американские асы корейской войны капитаны Джозеф Макконел и Джеймс Джабара сбили соответственно 16 и 15 самолетов МИГ-15. В то же время лучшие советские асы капитаны Николай Сутягин и полковник Евгений Пепеляев сбили соответственно 21 и 20 боевых машин противни­ка, а «просто» советские асы Александр Сморчков, Лев Щукин и Дмитрий Оськин сбили по 15 са­молетов.К разным данным приводит и сложившаяся методика исчисле­ния боевых потерь, принятая в со­ветской авиации и у американ­цев. В советской авиации к данным фотодокумента необходимо было приложить акт поисковой группы и свидетельство участников воздушного боя.У американцев основанием для подсчета потерь служили только свидетельство летчика и данные кинопленки. Поэтому американская методика позволила значительно завысить количество сбитых самолетов.Таким образом, прямые бое­вые столкновения с американцами мы выигрывали. Во всяком случае, так было в прошлом веке.В целом корейская война сто­ила войскам ООН 118515 человек убитыми, 264591 ранеными, и 92987 человек попали в плен. Потери Южной Кореи составили 70000 человек убитыми, 150000 ранеными и 80000 пленными.Кроме этого, примерно 3 мил­лиона граждан Южной Кореи умерли по причинам, напрямую порожденным войной. Соединен­ная армия Северной Кореи и Китая потеряла 1600 тыс. человек.Корея распалась на два государства, которые, как и было определено соглашением союзников, были разделены 38-й параллелью.Эти события показали еще раз, что определить мировую по­литику без участия России нельзя, так как она имеет решающий голос. Во всяком случае, в прошлом веке это было так.

     

    А. ДЕМЬЯНОВ.

    Доктор технических наук

    Профессор

    На снимке: МИГ - 15; летчик Ван Хай, впоследствии главком ВВС Китая.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

 

 

SpyLOG Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz
Сайт создан в системе uCoz